Новости Петербурга

Гомо бессмертикус

13:39:53, 23 июня 2004
Гомо бессмертикус

«Доктор Смерть», «мясник в белом халате» — как только не называли журналисты скандально известного профессора Гюнтера фон Хагенса, создателя передвижной экспозиции пластинированных человеческих трупов.

Но чем больший градус набирала кампания по дискредитации немецкого ученого, тем длиннее становилась очередь у дверей его уникальной выставки «Миры тела», которую только в Корее и Германии посетило около 12 миллионов человек.

Россиянам увидеть творения анатома-авангардиста в обозримом будущем вряд ли посчастливится. Хагенс зарекся иметь какие-либо дела с нашими чиновниками. Впрочем, очень может быть, что его услуги нам и не понадобятся.

Ведь все гюнтеровские «секретные» технологии превращения бездыханных тел в леденящие кровь экспонаты воспроизведены, а потом и кардинально усовершенствованы нашими учеными из Военно-медицинской академии.

Вы чье, мумиё?

Как уберечь тело почившего человека от тлена, наши предки знали еще при царе Горохе. Но особенно в этом деле преуспели древнеегипетские жрецы.

Они столь мастерски овладели искусством бальзамирования отошедших в мир иной фараонов, что теперь все без исключения крупные исторические музеи мира имеют в своих закромах пару-тройку сушеных египтян.

Но, как вы сами могли заметить, рассматривая коллекции Эрмитажа, видок у этих засланцев из прошлого, мягко говоря, непрезентабельный. Задача сохранить неизменным внешний облик усопшего была поставлена перед наукой лишь в начале ХХ века.

Еще бы, ведь вождю победившего пролетариата не пристало лежать в стеклянном гробу в виде скелета, обтянутого страшной черной кожей. Советские ученые не смогли отказаться от подобного предложения.

Вот почему Владимир Ильич и сейчас выглядит намного моложе своих 134 лет. Есть, правда, одна проблема: чтобы поддерживать тело в таком образцовом состоянии, требуются постоянные усилия целого научно-исследовательского института.

Но вот в начале 80-х годов прошлого века преподаватель анатомии Гейдельбергского университета Гюнтер фон Хагенс произвел настоящую революцию в морфологии. Он придумал технологию заполнения целых органов разнообразными полимерами.

Результат превзошел все ожидания. Обработанные таким образом препараты сохраняли свою естественную форму, цвет и, что самое главное, приобретали бессмертие. Конечно же, в том смысле, что могли после пластинации (так первооткрыватель назвал свой новый процесс бальзамирования) храниться неограниченно долго.

Русский путь

Всем хорош оказался немецкий метод пластинации, но для нашей страны он имеет один существенный недостаток. Стоимость увековеченного таким образом тела достигает нескольких десятков тысяч долларов.

При том блокадном пайке, который получает российская наука из государственного бюджета, — не слишком разбежишься. Вот тут-то на кафедре нормальной анатомии Военно-медицинской академии под руководством профессора Гайворонского и начались работы по поиску более простых и дешевых технологий мумификации.

Прежде всего решено было использовать отечественный медицинский силикон, имеющий по сравнению с зарубежными аналогами значительно меньшую стоимость.

После трех лет экспериментов в Институте синтетического каучука имени Лебедева, возглавляемого Галиной Григорян, был создан полимер, отвечающий всем необходимым требованиям.

Одновременно Сурен Григорян, работающий на кафедре Гайворонского, отработал несколько вариантов технологического процесса, который питерские ученые решили назвать полимерным бальзамированием (слишком это импортное словечко «пластинация» непонятное).

Если объяснять на пальцах, то его суть сводится к следующему. Человеческий орган помещают в герметичную емкость и прокачивают сквозь нее растворитель на основе ацетона, который уносит из тканей воду и все жиры.

Потом орган погружают в жидкий силикон и при минусовой температуре снижают давление. Заполняющий ткани растворитель начинает кипеть. Его пары вырываются из клеток, а в освободившееся пространство засасывается силикон.

Когда процесс завершен, остается только вулканизировать полимер, нагревая и выдерживая его в термостате при 36 градусах в течение 4 часов. После этого экспонат в ближайшие 50 000 лет не изменит своих свойств, в каких бы условиях он ни хранился. Короче, доктор Хагенс отдыхает.

Первые из могикан

И вот наконец эксперименты с полимерным бальзамированием на кафедре нормальной анатомии пришли к своему логическому завершению. Созданы первые в России цельные человеческие мумии!

Пока они скрыты от глаз широкой публики, и только для нас руководство Военно-медицинской академии сделало исключение. Первое, что удивляет при взгляде на эти экспонаты XXI века, — их абсолютная фотогеничность.

Силиконовые мумии, несмотря на свое вполне человеческое происхождение, скорее производят впечатление искусно изготовленных резиновых манекенов, а значит, не вызывают ни страха, ни отвращения.

И даже осознание того, что данные объекты не так давно были живыми людьми, ходившими на работу, уважавшими прохладное пиво и, возможно, болевшими за «Зенит», не мешает спокойно любоваться всеми тонкостями их внутреннего строения.

(К слову сказать, все тела, использованные в эксперименте, были завещаны науке их прижизненными владельцами.)

Как объяснил профессор Гайворонский, принципиальных препятствий на пути изготовления цельного зкспоната не возникло. Необходимо было лишь создать установку подходящих размеров.

Силикона и вспомогательных химреактивов, естественно, тоже требуется больше, что выливается в определенные материальные затраты. Тем не менее, стоимость обработки одного тела не превышает нескольких тысяч долларов.

Это в десятки раз меньше, чем у Хагенса. Гранитный памятник на могилу, и тот дороже обходится. Другой очень важный момент — дизайнерская работа.

Чтобы сделать из такого страшного объекта музейный экспонат, обладающий своего рода эстетикой, необходим специалист, филигранно владеющий скальпелем и при этом имеющий тонкий художественный вкус. Таких людей в стране единицы.

Тайну жизни узнай у мертвых

Теперь, после приобретения бессмертия, силиконовые мумии будут выполнять только одну задачу — раскрывать тайны своего строения будущим военным врачам. Конечно, исчерпывающе показать анатомию человеческого тела на одном экспонате невозможно.

Для этого необходимо изготовить как минимум 10 — 15 тел, по-разному их препарируя. Но из соображений экономии в Военно-медицинской академии пошли другим путем.

Создали два цельных объекта, один из которых демонстрирует мышечную систему человека, а другой дает наглядное представление о расположении кровеносных сосудов и нервов.

Все остальные тонкости строения демонстрируются курсантам на четырехстах отдельных препаратах. Сердце, легкие, череп… Это минимальный набор, необходимый для обучения.

Чтобы понять всю прелесть работы с новыми экспонатами, нужно хотя бы в общих чертах представлять себе классическую методику преподавания анатомии. Обычно студенты набираются ума-разума, разглядывая обработанный формалином трупный материал.

Вид у этих объектов жутковатый. Органы настолько теряют свою естественную форму и цвет, что иногда даже опытный врач с трудом отличает глотку от прямой кишки. А запах!..

И вот в таких условиях преподавателям приходится иногда работать по 10 — 12 часов в день. Порой и продвинутые патологоанатомы не выдерживают. Начинаются аллергии, бронхиты, панкреатиты.

Да и заразиться можно чем угодно. Ведь традиционная консервация трупов не уничтожает все бактерии и вирусы. ВИЧ-инфекцию, например, можно в два счета получить. Когда начали пользоваться полимерными мумиями и препаратами, атмосфера на занятиях изменилась до неузнаваемости.

Все красиво, наглядно, чисто. Никакого запаха, никакой заразы. Да и нынешняя проблема с дефицитом мертвых тел становится менее актуальной. Ведь не секрет, что практически все учебные заведения страны испытывают огромный недостаток трупного материала, поскольку существующее законодательство никак не регламентирует этот вопрос.

Анатомическое сообщество уже не раз обращалось к законодателям с просьбой решить данную проблему. Говорят, что даже соответствующий проект закона подготовлен и ждет своего часа, но пока у народных избранников, видимо, есть дела поважнее. Конечно, можно пойти по пути упрощения учебного процесса — использовать на занятиях плакаты и различные муляжи. Что, кстати, многие институты и делают. Но покажите мне человека, который хотел бы лечь под скальпель хирурга, обучавшегося анатомии по картинкам! Шутки шутками, но, по мнению специалистов, даже в Петербурге только в трех медицинских вузах из восьми преподавание анатомии находится на должном уровне.

Капитализм плюс мумификация всей страныТеперь перед профессором Гайворонским стоит еще более сложная задача: внедрить результаты своих исследований в широкую медицинскую практику.

Ведь в идеале полимерными экспонатами должны быть обеспечены все медицинские вузы России. Но и это еще не все. Другое чрезвычайно важное направление — просветительская деятельность.

Можно создать выставки, музеи с различными тематическими уклонами. Хочешь посмотреть, как устроено человеческое тело? Пожалуйста. Желаешь знать, как влияет выпивка или курение на твое здоровье?

Взгляни на эти экспонаты. Можно продемонстрировать тело человека, страдавшего ожирением. Разве это не пропаганда здорового образа жизни? Кроме того, медицине на сегодняшний день известно около 5000 основных болезней.

Почему бы не показать людям, как выглядят камни в желчном пузыре, язва желудка или рак пищевода? Доктор Хагенс пошел еще дальше.

В дополнение к своему знаменитому «всаднику смерти» на полупотрошеном коне и беременной женщине в разрезе он сейчас трудится над созданием целого мумифицированного слона и композиции из двух человеческих тел, занимающихся сексом.

Может быть, это уже и перебор, но счета немецкого анатома после такой акции наверняка пополнятся еще не одним десятком миллионов долларов. В том, что и у нас подобные экспозиции могут иметь огромный коммерческий успех, сомневаться не приходится.

А значит, и российским бизнесменам есть о чем подумать. Но в любом случае, с помощью частных инвестиций можно решить лишь отдельные задачи. Без поддержки государства в таком деле обойтись невозможно.

Почему, к примеру, в маленькой Эстонии давно есть национальный музей здравоохранения, а в нашей стране об этом никто даже и не думает? Ученые Военно-медицинской академии разработали концепцию подобного учреждения и отправили ее в Москву в Министерство здравоохранения.

Похожая концепция Северо-западного регионального центра просветительской медицины лежит у председателя комитета по здравоохранению Петербурга.

Будем надеяться, что когда-нибудь новые технологии, разработанные питерскими учеными, будут востребованы и современные анатомические препараты появятся в медицинских учебных заведениях страны.

Хотя я не удивлюсь, если наши чиновники вместо того, чтобы использовать отечественные ноу-хау, скоро начнут втридорога покупать эти биологические экспонаты за границей.

Написав последние строки, скорее повинуясь логике риторического посыла, нежели руководствуясь конкретными соображениями, я вдруг вспомнил недавний скандал, разгоревшийся в Новосибирске.

Там начальник областного бюро судебно-медицинской экспертизы профессор Владимир Новоселов и ректор медицинской академии Анатолий Ефремов обвинялись в незаконном экспорте 51 трупа и 440 препаратов головного мозга в Германию.

Правда, когда после первых громких разоблачений страсти поостыли, оказалось, что все необходимые документы на вывоз «груза 200» за границу у сибирских ученых имелись. И Минздрав, и ФСБ, и таможня дали согласие на эту сделку.

Сенсация оказалась дутой

Уголовное дело «оборотней в белых халатах» рассыпалось. Вот только одна деталь не получила должной оценки. Согласно договору мертвые тела направлялись в немецкий институт пластинации доктора Хагенса и должны были вернуться обратно в Новосибирск в виде тех самых силиконовых препаратов, которые у профессора Гайворонского получаются намного качественнее и дешевле.

Процесс, как говорится, пошел…

Валерий МИШАКОВ

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100