Новости Петербурга

Можно ли вылечить убийцу-педофила?

10:18:16, 25 июня 2004
Можно ли вылечить убийцу-педофила?

Субъект, которого задержали по подозрению в изнасиловании и убийстве восьмилетней девочки, совершенном в январе этого года в поселке Разметелево Всеволожского района Ленинградской области, может остаться безнаказанным.

На днях обвиняемого в этом преступлении — 24-летнего Фрола Розова (фамилия и имя персонажа изменены) — медицинская комиссия признала невменяемым с диагнозом «дебильность».

Уголовное дело направлено на рассмотрение в областной суд. Однако судьям предстоит только решить, куда и на какой срок отправить Розова на принудительное лечение.

Ушла и не вернулась

Трагическая гибель восьмилетней Юли, первоклассницы одной из петербургских школ, наделала много шуму даже в Петербурге, а маленький поселок Разметелево просто потрясла.

Девочка росла в неполной семье. Мать воспитывала ее одна. И, если можно так сказать, старалась дать дочери всё, что могла. Работая преподавателем то в школе, то в училище, мать еще была способна обеспечить семье кое-какой достаток.

Но в последние пару лет обстоятельства изменились. По состоянию здоровья женщина вынуждена была сменить работу. Она устроилась «техничкой» в том же училище, где раньше преподавала, однако тех крох, что получала за мытье полов, им с дочерью уже явно не хватало на жизнь.

Многие односельчане по доброте душевной отдавали Юле одежду, игрушки, угощали девочку. Мать хотела, чтобы Юленька получила достойное образование. Из этих соображений она не стала отдавать дочь в местный детский сад, рассчитывая отдать в садик в Петербурге.

Но с садиком не получилось. Однако и в поселковую школу мама девочку не повела, прямо заявив педагогам, что «здесь дают низкий уровень знаний». Только в этом году женщине удалось устроить Юлю в первый класс одной из петербургских школ-интернатов.

Пять дней в неделю девочка жила в интернате. Мама решила, что там ей будет лучше, чем в их коммунальной квартире, бок о бок с соседями, отношения с которыми у женщины не ладились.

На выходные мама дочку всегда забирала домой. Так было и в ту роковую субботу в конце января. Около четырех часов дня Юля попросилась у мамы погулять. Мать отпустила ее, наказав вернуться до темноты. Стемнело, наступила ночь — Юля не пришла.

Смерть первоклассницы

Мать бросилась ее искать. И первым делом помчалась на горку, так как девочка ушла кататься на санках. Но около полуночи ни одного ребенка на горке, разумеется, не было.

Тогда женщина обошла всех знакомых с вопросом, не осталась ли Юля у кого-нибудь на ночь. Оказалось, что нет. Она вернулась к горке и решила, на всякий случай, обойти все близлежащие дома.

Поиск уже казался безнадежным, когда вдруг возле одного из домов (под номером 16, где, кстати, жила Юлина подружка) мать девочки обнаружила следы детских санок.

Она подошла поближе к дому, услышала стук в окно и детский крик: «Я здесь». Войти в дом женщина побоялась и... ушла. О том, что она видела и слышала возле этого дома, женщина расскажет лишь спустя несколько дней.

Около двух часов ночи бывшая учительница постучалась в дом своей знакомой, которой по работе часто приходится сталкиваться с милицией, и сказала ей, что Юля пропала.

Вместе еще раз перебрав все возможные варианты, женщины стали звонить по «02». Однако дежурный по РУВД заявил им, что выехать на место никто не сможет: «Автомобилей нет. Район большой, а машина всего одна. Приезжайте. Пишите заявление».

Женщины опустили руки. Никто из них и их друзей не имел личного транспорта. А первый автобус из поселка до Всеволожска отправляется только утром. Знакомая Юлиной матери предложила ей вместе поехать в РУВД с утра, та ничего на это не ответила, повернулась и ушла. К тому времени в живых Юли уже не было.

Отомстил

Юля действительно ушла кататься на санках, не встретила на горке свою подружку, шестилетнюю Лену, и пошла выяснить, почему та не вышла гулять. Лена жила недалеко от горки, на той же улице, но в другом доме.

Лены дома не оказалось, дверь девочке открыл ее 24-летний дядя. Юля не знала и не могла знать (так как не жила в поселке постоянно), что больше недели назад Лена уехала из поселка.

Молодой человек проживал в доме вместе с матерью, женой, годовалым ребенком, тещей, сестрой жены и ее шестилетней дочерью, но несколько дней назад разругался с супругой (по его словам, по вине тещи и сестры жены).

Родственники собрали вещи и уехали в неизвестном направлении. Юля часто бывала в доме этой семьи и была с ним знакома, потому не побоялась войти в дом. Дальнейшие события, со слов самого обвиняемого, развивались так.

Когда Юля узнала, что Лены нет дома, она попросила у молодого человека покушать. Парень позже говорил, что напоил ее, накормил и даже подарил игрушку. По его утверждению, девочка сама согласилась вступить с ним в интимную связь (что следствию представляется крайне маловероятным).

После этого он заснул. Проснулся молодой человек от стука в окно и крика Юли: «Я здесь». Это парня так разозлило, что он ударил девочку чем-то тяжелым по голове, заткнул ей кляпом рот и еще раз изнасиловал.

Затем заставил одеться и, видимо сообразив, что натворил, стал душить девочку. Сначала шнуром от адаптера, потом — поясом от халата. Бездыханное тело отнес на чердак и засыпал опилками.

Однако на другой день, по-видимому, решив, что труп девочки недостаточно надежно спрятан, перенес тело в подвал. После этого купил в местном хозяйственном магазине мешок цемента, выкопал яму в основании дома, закопал в ней труп и сверху залил цементом.

Через несколько дней его будут допрашивать в районной прокуратуре. На допросе он скажет следователю, что мотивом его преступления была... месть. По словам задержанного, в тот вечер он выпил четыре литра пива и «был не в себе».

Ему показалось, что он убивал не Юлю, а... дочь свояченицы. Так он мстил родственникам за разрыв с женой. «Я не чувствую никаких угрызений совести, — скажет он. — Потому что я представлял, что станет с ее матерью. Так ей и надо».

Тайное становится явным

В ту же ночь мать Юли взяла такси и доехала до районного Управления внутренних дел, где у нее приняли заявление. Тут же было возбуждено уголовное дело по ст.105 ч.1 УК РФ «Убийство».

Неизвестно, как и сколько могло расследоваться это дело. Но, видимо, услышанное и увиденное возле дома в ту ночь не давало матери Юлии покоя. Через несколько дней она рассказала об этом знакомой, той самой, к которой прибегала с просьбой вызвать милицию.

На вопрос приятельницы, почему та не сказала об этом сразу, той ночью, мать не смогла дать вразумительного ответа. В эти же дни в злополучный дом вернулась хозяйка — мать молодого человека.

Женщины пришли к ней и, поведав о сути дела, попросили разрешения осмотреть дом. Разрешение было получено, однако ничего подозрительного гостьи в доме не обнаружили.

Кого-то из женщин, правда, смутило странное пятно на полу возле люка в подвал, словно бы здесь недавно отмывали раствор цемента. Но дальше этого подозрения они не продвинулись.

После этого визита мать Юли поведала следователю прокуратуры о детском крике и о следах санок. Тот немедленно обратился к судье за санкцией на проведение обыска в доме.

Ввиду опасности совершенного деяния ходатайство следователя поддержал старший помощник прокурора города. Но судья решил, что оснований для обыска недостаточно, и не разрешил его проводить.

Следователь с оперативной группой осматривали дом... также с позволения хозяйки. Пятно на полу, валяющиеся в подвале опилки с чердака, свежий еще не высохший цемент на фоне старого фундамента и многие другие детали помогли следствию полностью восстановить картину событий.

Когда же слой цемента сняли, и в образовавшемся проеме показалось человеческое тело, оставалось только найти предполагаемого преступника, поскольку доказательств его вины уже хватало.

Кстати, после исчезновения ребенка молодой человек в поселке больше не появлялся. Он скрывался в Петербурге по разным адресам. Сотрудники уголовного розыска вычислили подозреваемого и задержали его в начале февраля — ночью у станции метро «Владимирская».

Ему было предъявлено обвинение по трем статьям Уголовного Кодекса РФ: ст.105 ч.2 п. «к» (Убийство с целью скрыть другое преступление, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера), ст.131 ч.3 п. «в» (Изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста), ст.132 ч.3 п. «в» (Насильственные действия сексуального характера, повлекшие смерть, совершенные в отношении лица, заведомо не достигшего 14-летнего возраста).

Адвокат задержанного попросил для него в качестве меры пресечения содержание под стражей, чтобы обезопасить жизнь обвиняемого. У следствия изначально существовали сомнения в психическом здоровье Розова.

Несколько лет назад он был комиссован из армии по причине «несоответствия». В конце мая была проведена психиатрическая экспертиза, которая подтвердила опасения следователей.

По общероссийским данным, за последние два года среди лиц, совершавших убийства на сексуальной почве и подвергнутых психиатрической экспертизе, невменяемыми были признаны 18%. 80% насильников — люди до 30 лет. Каждый третий из тех, кто пошел на изнасилование — неработающий или учащийся ПТУ.

Андрей Смирнов

ИА Росбалт

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100