Новости Петербурга

В доме майорши Тиран

12:25:46, 06 сентября 2004
В XVIII веке Россия с ее бескрайними просторами и неограниченными возможностями была привлекательна для жителей соседних стран. В тесной Европе рассказывали истории о сделанных в России карьерах и приобретенных состояниях. Наслышанные об этом, в таинственную северную страну «на ловлю счастья и чинов» направлялись те, кто обладал предприимчивостью и способностями, не затребованными на своей родине. Часто они действительно находили то, что искали...

Уроженец Страсбурга Филипп-Якоб Демут прибыл в Петербург в начале царствования Екатерины II. Поселился он на Мойке у Полицейского моста, рядом с главной полицмейстерской канцелярией.

Первоначальным владельцем этого места был граф И. С. Гендриков, потом участок перекупил князь Мещерский. А уже последний уступил место везучему эмигранту из Страсбурга, сумевшему открыть здесь — неподалеку от царского Зимнего дворца — процветающее трактирное заведение. Рассчитан был «Демутов трактир» на гостей с достатком выше среднего.

О Демуте заговорили. В 1770 году «Санкт-Петербургские ведомости» сообщали: «с января этого года в стоящем подле полиции доме купца Демута сдается в наем 6 номеров с кухней и сараем погодно». Здесь же продавалось «привезенное вновь из-за моря англинское вино, эль называемое».

«Демутов трактир» оказался на месте престижном и бойком. Молодой быстрорастущей столице нужны были гостиницы. Постепенно Демут стал расширять свое заведение. Он сохранил оставшийся от графа Гендрикова двухэтажный дом с залом на втором этаже: здесь устраивали аукционы, приезжие знаменитости давали концерты. Дом этот стоял в середине участка и разделял владение на две половины. С одной его стороны был западный двор, обращенный к Мойке, а с другой — восточный, ориентированный к Большой Конюшенной улице. На набережной Демут поставил два каменных здания, а на Большой Конюшенной в 1790-х годах возвел большой трехэтажный на высоком подвале дом.

Со временем Демут по-настоящему разбогател. Появились у него и чины. Стал он коллежским асессором и директором Государственного Заемного банка. Приобрел громадный дом на углу Невского и Адмиралтейского проспектов с находящейся в нем гостиницей «Лондон». Таким образом, он стал владельцем лучших гостиниц в столице...

Когда Филипп Яковлевич умер, все его состояние досталось дочери Елизавете. Для нее Петербург был родным городом: здесь она родилась в 1781 году, здесь вышла замуж за Франца фон Тиран. По отзыву журналиста Н. И. Греча, избранник Елизаветы Филипповны «дурак был не последний, но во всех формах светского человека и либерала». Он состоял адъютантом петербургского военного губернатора Палена, составившего заговор против государя Павла Петровича. Шарфом адъютанта и был задушен император Павел. Франц фон Тиран впоследствии имел неосторожность похваляться этим, за что был сослан в оренбургский гарнизон, а затем выведен в отставку с чином майора.

Как бы то ни было, Елизавета фон Тиран была принята в великосветском петербургском обществе. Завещанную ей недвижимость она со временем распродала, оставив за собой лишь гостиницу на Мойке. И продолжила возводить новые постройки для «Демутова трактира». В 1833 году «Комитет для строений и гидравлических работ в Санкт-Петербурге» разрешил майорше Тиран (так она именовалась в официальных документах) возвести на набережной Мойки новый трехэтажный дом. Архитектор Комаров украсил здание в модной классической манере, а прямоугольный фронтон здания был снабжен привычной надписью: «Демутов трактир».

В это время отель «Демут» сохранял репутацию первой гостиницы города. Менее чем на неделю здесь номеров не сдавали. Английский путешественник доктор Грэнвилль вспоминал, что в каждом номере этого отеля было две комнаты, из которых одна служила спальней. Была в гостинице и особая половина «с прекрасно обставленными апартаментами, в которой останавливались иностранные посланники, богатые негоцианты, знатные путешественники». Русский путешественник Алексей Салтыков одно время со своими коллекциями ковров и восточного оружия занимал здесь целый этаж.

Номер «у Демута» снимал и другой известный путешественник — адмирал Ф. Ф. Матюшкин, лицейский друг А. С. Пушкина. Его комнаты были украшены трофеями, добытыми во время далеких странствий. Среди видных гостей трактира был также отставной гусарский ротмистр П. Я. Чаадаев, мыслитель и друг Пушкина. Во время вдохновенных бесед с Чаадаевым («пророческие споры») Пушкин запомнил и его «уединенный кабинет» в гостинице: «Янтарь на трубках Цареграда, фарфор и бронза на столе и, чувств изнеженных отрада, духи в граненом хрустале; гребенки, пилочки стальные, прямые ножницы, кривые, и щетки тридцати родов и для ногтей и для зубов».

Как и у каждого старого дома в Петербурге, у «Демутова трактира» была своя слава, обогащенная преданиями. Дом майорши Тиран считался везучим. Литераторов здесь обычно посещало вдохновение. Останавливались здесь, кроме Чаадаева, Грибоедов, Батюшков, Герцен, Тургенев. И Пушкины — дядя и племянник!

Василий Львович Пушкин поселился в «Демутовом трактире» с племянником Александром, когда устраивал последнего в Лицей. И здесь, внезапно для себя, создал за две недели поэму «Опасный сосед» — лучшее свое произведение. Семнадцать лет спустя (в 1828 году) Александра Сергеевича Пушкина в том же «Демуте» охватит такой же «неудержимый бес стихотворства». За три недели, отрываясь от письменного стола преимущественно для утоления голода, он напишет свою знаменитую «Полтаву»...

Сохранились воспоминания о дружеской вечеринке, устроенной тогда в гостиничном номере Пушкина для встречи с тогда уже прославленным польским поэтом Адамом Мицкевичем. Среди приглашенных были Жуковский, Крылов, Вяземский, Хомяков... Вдохновленный Мицкевич всю ночь импровизировал. Его блестящая поэтическая импровизация потрясла присутствующих. Свои впечатления от этой вечеринки Пушкин отразил позже в неоконченной повести «Египетские ночи»...

Но вернемся к майорше Тиран. Елизавета Филипповна скончалась в январе 1837 года, за несколько дней до гибели Пушкина. Дом с гостиницей она завещала своему старшему сыну Юрию.

Юрий Францевич мог бы стать расчетливым и хорошим хозяином для трактира, сохраняющего имя его деда. Но он женился на девице из богатого семейства, за которой взял большое и хорошо устроенное имение на реке Плюссе. После чего дом свой на Мойке продал, а вырученные деньги употребил на усовершенствования имений. Так была закрыта целая глава в истории знаменитого заведения.

А в старой части Волковского лютеранского кладбища, у Волковской дорожки среди полуразрушенных памятников и сегодня возвышается массивное надгробие из серого гранита. На стеле с полукруглым завершением высечено имя: ELISABETH VON TYRAN... Другие памятные знаки семейства Демутов-Тиран, находившиеся на этом месте, не сохранились. Так же как и памятник над местом захоронения Филиппа-Якоба Демута...

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100