Новости Петербурга

Можно побеждать и без допинга!

12:25:40, 06 сентября 2004
Можно побеждать и без допинга!
Единственную золотую медаль для нашего города на Афинской олимпиаде завоевал 19-летний велогонщик Михаил Игнатьев. Он выиграл трековую гонку по очкам. Причем до старта никто из участников гонки не считал молодого петербуржца серьезным соперником. Каково же было их удивление, когда Михаил с большим отрывом обошел олимпийских чемпионов испанца Хуана Льянераса и немца Гвидо Фульста. И только Александр Кузнецов еще до начала Олимпийских игр был уверен, что оба его ученика — и Михаил Игнатьев и Вячеслав Екимов в Афинах без медалей не останутся. Сегодня тренер велогонщиков — гость нашей редакции.

— Медали ваших учеников Вячеслава Екимова и Михаила Игнатьева специалисты относят к разряду сенсаций. А для вас они были прогнозируемыми?

— Я думаю, что для тренера победы его учеников всегда ожидаемы. Скажу только, что серебряная медаль Вячеслава Екимова и золотая Михаила Игнатьева для меня, несмотря на всю их разность, равнозначны. Награда Славы велика не только потому, что с момента его первой победы в Сеуле прошло шестнадцать лет, но и из-за той огромной конкуренции, которую он смог выдержать на шоссе. Профессиональному шоссе более ста лет, там выступают такие гранды, как американец Лэнс Армстронг, немец Ян Ульрих. Немцу на Олимпиаде дали первый номер, он стартовал последним, хотя Екимов — олимпийский чемпион. Но Славу этим не сбить. Он всегда такой спокойный, очень выдержанный. Сразу со старта показал лучший результат, лидировал до последнего участка. Кстати, и в Сиднее медаль Екимова посчитали за сенсацию, только он сам ни тогда, ни сейчас так не думает. А в том, что и Миша «выстрелил» в Афинах, тоже никакой неожиданности нет. Он талантливый парень. Шесть раз был чемпионом мира среди юниоров. И все эти титулы завоевал за два года.

— Но, несмотря на все эти заслуги Игнатьева, он попал в олимпийскую сборную в последний момент.

— Мы долго не могли договориться с российской Федерацией велоспорта. У них на счет Миши было другое мнение. Еще за два-три дня до старта Мише не хотели выдавать олимпийскую экипировку. Я знаю, что в составе сборной был какой-то запасной гонщик, между ним и Мишей эту форму и делили. На протяжении последних двух лет моего ученика блокировали на всех стартах. Идет, к примеру, внутрироссийский отборочный чемпионат. На нем выступают 24 москвича и 11 петербуржцев. И на его протяжении идет такая целенаправленная работа против Игнатьева. Велоспорт ведь, по сути, командный вид. Это только на Олимпиаде каждый едет сам за себя, а на таких гонках гонщики одной команды работают на своего лидера. На сегодняшний день в Москве гонщиков больше, чем в Питере, и суммарно им победить, конечно, легче. Поэтому я считаю, что нынешняя система отбора на крупнейшие соревнования не является объективной.

— Неужели в этой системе ничего нельзя изменить?

— Сейчас в спорте есть такой «Бермудский треугольник» — Государственный спортивный комитет, Олимпийский комитет и федерация по виду спорта. И получается так, что ни Госспорткомитет, ни ОКР реально работой сборных команд не управляют. Все вершит федерация. А что такое эта самая федерация? Это общественный орган. Причем что интересно: единственный общественник в этой организации — ее президент. А все остальные сотрудники получают зарплату от Государственного спорткомитета. То есть штатными работниками спорткомитета управляет общественник. Этот общественник не подотчетен никому. Я как-то смотрел интервью Фетисова по телевизору. Журналисты задали ему вопрос: «Вячеслав Александрович, а вы можете влиять на выборы президента федерации по хоккею?» А он им отвечает: «Конечно, могу, как и вы. Советами». Мне кажется, есть только один путь, способный разорвать этот порочный круг. Госкомитет должен взять полномочия в свои руки и сам всем руководить. Только при этих условиях мы сможем опять выйти на лидирующие позиции в мире.

— Проблемы взаимоотношений между спортсменами, федерациями и спортивными чиновниками, конечно, очень важны, но ведь не только же с ними связаны проблемы подготовки спортсменов.

— Конечно. Вы посмотрите, у нас в стране нет ни одного современного велотрека. Да, в Москве довольно успешно функционирует трек в Крылатском. Но он не соответствует стандартам тех сооружений, на которых проводятся чемпионаты мира и Олимпийские игры. А вот факт для сравнения: в Китае за минувшие четыре года построено 24 велотрека.

— В Петербурге вашими усилиями сейчас тоже строится современный велотрек.

— Действительно, около четырех лет назад мы начали строительство спортивного комплекса. Наш проект включает в себя открытый и закрытый велотреки, реабилитационный центр и гостиницу. Этот трек мы строим сами, клубом, в основном за кредитные деньги. Нам помогают Слава Екимов, моя дочь Светлана (известная теннисистка Светлана Кузнецова. — Ред.). За счет доходов от гостиницы мы планируем выплатить кредиты и поддерживать работу велотрека. На нем можно будет проводить и соревнования самого высокого уровня. Надеюсь, что мы сможем закончить строительство не позднее осени следующего года. Точные сроки, как всегда, зависят от денег. Я от имени клуба обращался к Вячеславу Фетисову, Леониду Тягачеву с просьбой дать заем под залог этого строительства. Но никакого результата пока нет.

— Возвращаюсь к победе Михаила Игнатьева: глядя на его успех, начинаешь верить, что система подготовки молодых спортсменов у нас еще не утрачена.

— Этим мы и отличаемся от остальных. Знаете, наблюдая за нынешними Играми, я пришел к выводу, что большая часть наших побед базируется на старом, еще советском багаже. И если ничего не изменится, на следующих Олимпиадах результаты будут ниже. А в нашем центре мы организуем работу так, чтобы шла непрерывная цепочка подготовки — от новичка до олимпийца.

— И из каких звеньев она состоит?

— Приходит к нам, например, девятилетний ребенок. Он занимается в нашей детской спортивной школе, которую курирует Октябрьская железная дорога. На все лето дети выезжают в детский спортивный лагерь в Парголове, который тоже принадлежит нашему клубу. Там есть небольшая изолированная от машин трасса на километр, которая имитирует олимпийскую трассу в Крылатском. В этом лагере могут заниматься около 50 детей. Все расходы по их содержанию (инвентарь, питание) мы берем на себя. Родители ничего не платят. Затем по итогам летних сборов лучшие ребята, где-то около пяти-семи человек, попадают в маленький лицей, где круглый год находятся на нашем обеспечении. Там есть своя школа, в которой преподают учителя, которые приписаны к ведомству железной дороги. Еще через два-три года лучшие ученики попадают в центр олимпийской подготовки. Он расположен на Крестовском острове. Вот эта вся цепочка. А для сборов за границей мы используем собственный велотрек в Испании.

— Я знаю, что в его строительстве принимал участие и Вячеслав Екимов...

— Когда наша велосипедная база в Душанбе развалилась, мы со Славой Екимовым купили на юге Каталонии закрытую птицефабрику. Это было где-то лет десять назад. Сами перестроили курятники, оборудовали помещения для тренировок и проживания. Фешенебельных условий там, конечно, нет, но человек сорок прекрасно могут заниматься. Кататься здесь можно круглый год. В Каталонии есть и горы, и равнина — словом, условия идеальные.

— Как же вам удалось сохранить и развить свою школу в непростые перестроечные времена?

— Когда в нашей стране стало развиваться кооперативное движение, нашу кафедру велоспорта Института имени Лесгафта тоже пытались выгнать. В здании на канале Грибоедова, где она находилась, уже начал работать какой-то столярный цех. Я тогда прорвался к Владимиру Ходыреву, и он направил на кафедру своего человека. Нам предложили, что здание останется за нами в том случае, если мы за собственный счет его восстановим. И мы согласились. Вот с тех пор и строимся постоянно. Сначала восстановили этот дом на канале Грибоедова, в чем нам помог все тот же Слава Екимов. Тогда нам, можно сказать, сильно повезло. Мы взяли кредит под эту стройку. А в это же время произошел обвал рубля. И мы уже выплачивали кредит по-новому. Залоговая сумма-то была в долларах, а рассчитывались мы в рублях. Вот и получилось, что заплатили только процентов 10 — 15 от первоначальной суммы. Восстановленный дом на Грибоедова сдали в аренду и за счет этого стали жить. Потом рядом построили дом, который уже стал собственностью нашего клуба «Локомотив». А теперь совсем осмелели и строим трек. А уж после него обновим и нашу базу на Крестовском.

— Сейчас спорт сотрясают допинговые скандалы, и велоспорт в них занимает одну из ведущих позиций...

— Мне кажется, все страсти вокруг нашего вида спорта сильно раздуты прессой. Да, к сожалению, многие гонщики принимают запрещенные препараты. Но, думаю, в других видах картина такая же. Просто, скажем, в футболе или теннисе меньше проверок на допинг. А в велоспорте можно прекрасно побеждать и без фармакологов. Я помню, что перед Московской олимпиадой мы написали письмо тогдашнему министру спорта Сергею Павлову. Мы обещали доказать, что потребность в фармакологических средствах еще не назрела. Что в самой системе подготовки, предложенной нами, еще немало скрытых резервов. И обязались подготовить к Олимпиаде-80 двух чемпионов с условием, что наши ребята будут готовиться в Ленинграде. Павлов прочитал это письмо и дал свое согласие. В Москве, как вы помните, ленинградцы Александр Краснов и Виктор Манаков завоевали две золотые медали. Эта методика подготовки работает и сейчас. Мише Игнатьеву никакая фармакология не нужна. А Слава Екимов! Если бы у него не было «чистой» юности, смог ли бы он кататься на таком высоком уровне до сих пор? Представьте, за свою карьеру он участвовал в четырнадцати «Тур де Франс». Если посчитать, сколько километров он проехал за свою карьеру, получится расстояние, как от Земли до Луны, да еще полпути обратно.

— Российские велогонщики с успехом выступают за американские, испанские клубы. А возможно ли создание российской профессиональной команды?

— Конечно, возможно. Когда российские спонсоры поймут, как это выгодно. В Европе рейтинг трансляций велогонок стоит на третьем месте после футбола и тенниса. Когда мы находились на предолимпийском сборе, уже с утра два ведущих немецких канала прямо захлебывались: «Ульрих, Ульрих, сегодня стартует Ульрих». Французские социологи выявили, что велоспорт очень удобен с точки зрения размещения рекламы. Если молодой фирме надо раскрутиться, легче всего заявить о себе через наш вид спорта. Борьба здесь идет, что называется, в естественных условиях — на городских улицах. Людям не надо специально идти на стадион, интрига протекает прямо на их глазах. Ведь велогонка, как говорят, это стадион на колесах.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100