Новости Петербурга

«Хлеб» для скотины обязательно будет, если область восстановит производство собственного фуражного зерна

23:23:06, 09 сентября 2004
«Хлеб» для скотины обязательно будет, если область восстановит производство собственного фуражного зерна
«Селяне решили показать губернатору Ленинградской области Валерию Сердюкову... фокус» — такой интригующей была завязка недавнего телевизионного репортажа. Интрига, надо сказать, удалась. Не только областной губернатор, но и горожане до мозга костей с любопытством следили за «фокусом». С поля привезли зерно, загрузили его в некий агрегат. Машина содрогалась от усердия, разминая содержимое. Потом «выдувала» расплющенное зерно в длиннющий — метров восемь-десять — полиэтиленовый рукав. Через какое-то время рука в становился похожим на огромную колбасу. Или на сосиску-великаншу в белесой оболочке. Так уж получилось, что мы оказались созерцателями этого процесса не в телевизионном эфире, а в реальном времени — на производственной площадке животноводческого комплекса гатчинского сельскохозяйственного производственного кооператива «Красногвардейский». Пока работал чудо-агрегат, превращая распластанный по земле порожний полиэтиленовый рукав в «колбасу», мы успели осмотреться-оглядеться. За дворами животноводческого комплекса обнаружилась еще одна площадка, обнесенная забором, с предупреждающей табличкой: «Посторонним вход строго воспрещен!!!» На площадке ровными рядами лежали-белели те самые «колбасины», охраняемые... огородными пугалами. Фокусы продолжались? Интрига развивалась?

Нива: засеянная и пустая

Интрига — для телевизионного сюжета, который должен притянуть внимание зрителя. На самом же деле все так понятно и просто: в СПК «Красногвардейский» губернатору и гостям демонстрировали новую для нашего региона технологию закладки на хранение зерна. Не продовольственной пшеницы высоких категорий качества. Не «пивного» ячменя. Не ржи. А самого обыкновенного фуражного зерна. «Еды для скотины», — как попросту говорят крестьяне.

Зерно на хлеб Ленинградская область никогда не производила — зона рискованного земледелия... Хотя, утверждают сведущие люди, кое в каких хозяйствах отводят «полоску» под пшеницу. При благоприятной погоде выращивают зерно, перерабатывают на допотопных мельницах в муку и на собственных пекарнях выпекают неплохой хлеб. Но не в товарном объеме. Так... для личного потребления. Эксперимента ради.

А вот зерно на фураж область выращивала всегда. Никакая рискованность земледелия в расчет не принималась. В конце концов соседняя Финляндия в похожих условиях существует. А там зерно и на хлеб, и на фураж выращивается. Когда десять лет назад открыли все пограничные шлюзы для продовольственного импорта, первой в Питер со своей мукой высшего сорта — расфасованной, упакованной — кинулась соседка Суоми. Ну это так... к слову. Мы же — о местном зерновом фураже.

Так вот, зерновой клин в совхозах Ленобласти в не такие уж давние доперестроечные времена насчитывал более 70 тысяч гектаров! И работал он, зерновой клин, не только на местных буренок (поросят, курочек и прочую живность), но и на выполнение планов «государственной поставки фуражного зерна в закрома Родины» (цитируется по одному из официальных документов тех лет).

Потом случилось следующее. Чиновники во властных структурах впали в сомнение: стоит ли насиловать зону рискованного земледелия вообще, и Ленинградскую область в частности, необходи- мостью участвовать в госпоставках фуражного зерна? Энергозатраты высокие. Погода капризная. Прогнозировать высокие урожаи можно, но получать их по факту проблематично. И потом... Страна огромная. Зерносеющих районов много. Кроме Кубани и Западной Сибири, есть Украина, есть Казахстан... И было принято решение: животноводство «рискованных» регионов обеспечивать плановыми поставками готовых комбикормов.

Мы не историки-аналитики развития агропромышленного комплекса периода последней совет- ской пятилетки. Мы можем только предполагать и догадываться: возможно, такой расклад на то время действительно был целесообразным. С учетом последующей стабильности развития АПК большой страны под названием СССР.

На соседей надейся...

Сельхозпроизводство Ленинградской области, освободившись от обязательств плановых поставок зерна государству, потихоньку-полегоньку стало сокращать зерновой клин. Невостребованная материально-техническая база зернового производства — комбайны, сеялки-веялки, жатки, зерносушилки — устаревала, приходила в негодность. Ржавела. Все это не очень-то беспокоило до поры до времени.

До тех пор, пока не стала зарубежной освоенная всем миром бывшая казахстанская целина, пока не объявила о своей самостийности хлебородная «рiдна Украiна», пока не заявили о монополизации ценовой политики российские зерносеющие регионы и не вклинились в весь этот процесс с диктаторскими условиями посредники-торговцы, благородно именующие себя операторами зернового рынка.

Итог: взлетевшие до заоблачных высот, неподъемные для большинства сельхозпредприятий Ленинградской области цены на комбикорм, состряпанный из завозного фуража. Что, собственно, и стало первопричиной резкого, катастрофического снижения поголовья сельскохозяйственной живности — крупного рогатого скота, свиней, птицы. И одновременно — продиктовало необходимость возрождения ленинградской нивы, восстановления производства собственного фуражного зерна.

Возрождение зернового клина — поэтапное, на пятилетку вперед (с 2000 до 2005 года) — было прописано в региональной целевой программе «Кормовое зерно». Один из разделов программы поясняет: «В условиях влажного климата и короткого вегетационного периода Ленинградской области перспективной является технология консервирования плющеного зерна ранней стадии спелости. Уборка зерновых культур по данной технологии может производиться при влажности зерна 30 — 40 процентов. При скармливании плющеного зерна сокращается расход концентрированных кормов на 50 процентов, а продуктивность животных при этом повышается на 12 — 15 процентов».

Это были не теоретические выкладки. Технологии плющения зерна ранней стадии спелости, его применения в молочном и мясном животноводстве к тому времени уже успешно осваивались в СПК «Красногвардейский». Правда, плющеное зерно, сдобренное консервантами, тогда хозяйство закладывало в силосно-сенажные ямы. Полиэтиленовые мешки, рассчитанные на 80 — 90 тонн «плющихи», появились только теперь.

— А мы в такие рукава давно уже закладываем силос, — сказал директор другого хозяйства — кингисеппского ЗАО «Агро-Балт» Михаил Ильич Шевелев. — Поэкспериментировать с зерном тоже интересно. Теоретические обоснования эффективности обнадеживают: зерно сохраняется хорошо, коровы поедают его еще лучше, качество молока повышается, затраты труда снижаются. Основным и единственным кормом он, конечно, не станет, но резервным в случае перебоев с поставками комбикорма — может быть. Надо попробовать!

— А мы и пробовать не будем, — неожиданно резко заявил директор другого хозяйства — гатчинского СПК «Пламя» Юрий Яковлевич Малаев.

Руководитель одного из самых крепких сельхозпредприятий ЛенАПК (входящих к тому же в рейтинг трехсот наиболее эффективных сельхозпредприятий России) пошел, похоже, вразрез с кормозерновой политикой областного начальства.

Сам себе поставщик

— Да причем тут «вразрез»! — отмахнулся Юрий Яковлевич. — Тут каждый выбирает как выгоднее, чтобы без ущерба для хозяйства. Сегодня есть три варианта работы с намолоченным зерном. Первый: основательная сушка и сдача на комбикормовый завод. Второй: плющение и консервация в силосной яме. Третий: плющение и консервация в полиэтиленовых мешках.

Мы до прошлого года зерно сушили. Себестоимость производства одного килограмма зерна выходила такая: 2001 год — 1 рубль 35 копеек, 2002 год — 1 рубль 27 копеек. А прошлогоднее плющеное зерно обошлось уже в 2 рубля 33 копейки. Огромные затраты на электро- энергию, на дорогущие консерванты. А всего мы проплющили 900 тонн. Вот и считайте... Нет, сушка зерна и прямое, без посредников, партнерство с комбикормовым заводом для нас выгоднее.

Под зерновыми в СПК «Пламя» — 700 гектаров. Да еще в его дочерних сельхозпредприятиях — в «Большевике» и «Черново» в общей сложности 400 гектаров. Итого — 1100. В будущем году посевные площади собираются довести до полутора тысяч (кстати, зерновая программа региона предусматривает финансовую поддержку тех, кто планомерно увеличивает зерновой клин). Сегодня средняя урожайность зерновых — 30 центнеров с гектара. Очень даже неплохой показатель. По прогнозам специалистов, валовое производство составит 3 тысячи тонн. Две тысячи из них хозяйство отправит на Гатчинский комбикормовый завод.

Пока что «Пламя» — единственный поставщик зерна «своему» комбикормовому предприятию. Основные объемы фуража завод по-прежнему закупает в центральных и южных регионах, в зарубежном Казахстане. И по-прежнему комбикорм, произведенный из привозного зерна, предлагается хозяйствам Ленинградской области по возрастающим ценам. Всем, кроме СПК «Пламя».

Но тут вот еще что необходимо подметить. В распоряжении «Пламени» — построенный еще в советские времена зернокомплекс. Этакий мини-элеватор с обновленным сушильным оборудованием, сортировками, транспортерами. Когда-то такие зернокомплексы возводились в Ленобласти как межсовхозные производственные объекты. На первичную переработку сюда свозили зерно из всех окрестных зерносеющих хозяйств. И это была хорошо отлаженная система кооперации и интеграции. Говорят, идеальная система. При идеальных условиях развития экономики ЛенАПК она могла бы работать и сейчас.

Но идеальных условий пока что не складывается.

Время покажет, приживется ли новая технология переработки и хранения фуражного зерна в наших хозяйствах. Или так и останется фокусом.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100