Новости Петербурга

Тельняшка для кошки Мурлыки

23:23:08, 09 сентября 2004
Тельняшка для кошки Мурлыки
В самом центре Петербурга на Псковской улице расположен клуб юных моряков «Адмиралтеец». Таких клубов уцелело на Северо-Западе еще два — в Новгороде и в Кронштадте. Клубу уже тридцать лет, когда-то он был основан предприятием «Адмиралтейские верфи», а сейчас превратился в структуру комитета по делам молодежи Адмиралтейского района. Сегодня здесь занимаются около 280 ребят. Большинство, конечно, мальчишки, но встречаются и девочки, причем некоторые из них выбирают для себя водолазную подготовку.

Идея создания «Адмиралтейца» пришла в голову Владимиру Васильевичу Будюку, который долгое время был заведующим клубом, а сейчас работает здесь преподавателем.

— Дело было так, — рассказывает Владимир Васильевич — Я проработал на «Адмиралтейских верфях» сорок с лишним лет. И по профсоюзной линии получил поручение возглавить подростковый клуб «Современник». Клуб был тесным, без всякого инвентаря, и подростки очень досаждали тем, кто жил по соседству.

Мы решили сделать на базе «Современника» клуб юных моряков. В советское время все было проще — подключили профсоюзы, комсомол, партком, и пошло-поехало... Как раз тогда в Ленинград приехал министр МВД Щелоков, он изучал опыт опорных пунктов милиции, которые появились в Октябрьском районе. Щелоков увидел, что нашему клубу тесно в подвале, и сказал, что городские власти должны выделить нам более подходящее помещение. А поскольку сопровождали министра представители горкома партии и Ленгорисполкома, то так все и решилось. Здание нам выделили.

Было у нас и собственное судно, оно называлось «Юнга Балтики». Его содержали «Адмиралтейские верфи» — ведь это недешевое удовольствие. Одной только команды там было девять человек! Но... Времена изменились, предприятие отказалось от этих расходов, «Юнга Балтики» встал на прикол, а потом его сдали на металлолом.

Два года клуб жил без судна. Новгородцы брали наших ребят на практику. А потом предложили нам купить маленькое судно. На дворе был 1998-й, дефолт. Я не верил в успех этого предприятия, но все-таки пошел к главе администрации Адмиралтейского района просить денег — 40 тысяч рублей. Как ни странно, они нашлись, и нам удалось провести платежи через банки, хотя в стране вовсю бушевал кризис. Так у нас появилось свое судно, которое прошло уже шесть навигаций. В плавании все делают ребята — они у нас работают мотористами, рулевыми, матросами, дежурят по кухне. Да они и сами сейчас все расскажут...

...В классе ребята вспоминали поход, из которого только что вернулись. По партам ходит кошка Мурлыка, которая превратилась в настоящего морского волка — она уже выдержала пять навигаций и ребята даже хотели сшить ей тельняшку.

— Мурлыку в плавании часто укачивает, — рассказывали они. — Ведь погода на Ладоге очень коварная, в одну минуту может налететь шторм. В шторм «травят» все — и те, кто пошел в плавание в первый раз, и бывалые моряки, и Мурлыка. Только вахта держится изо всех сил.

На вахте стоят все, сменяясь каждые два часа. Самое тяжелое время — с 6 до 8 утра, очень спать хочется. А ночью нести вахту легко. Когда они в плавании, родители о них не беспокоятся. Большинство родителей им даже завидуют — у кого сейчас есть возможность уйти в плавание по Ладоге? Только у владельцев собственной яхты. В общем, повезло мальчишкам: и девятикласснику 234-й школы Гене Пашинину, и ученику 7-го класса 260-й школы Игорю Петунину, и Саше Ефимову, который перешел в 7-й класс 246-й школы, и Артему Яковлеву, десятикласснику из 245-й школы.

— Самый напряженный месяц в нашем клубе — июль, — говорит заведующий «Адмиралтейца» Вячеслав Ляпакин, в прошлом моряк Северного флота. — На катере ребята сходили по маршруту Петрокрепость — Новая Ладога — Кронштадт. Экипаж на катере небольшой, всего 10 человек. А курсантов у нас 90. Поэтому, чтобы все попали в плавание, мы стараемся организовать четыре похода за лето. Группа байдарочников вернулась из похода по Вуоксе...

— Осенью и зимой наши ребята занимаются теоретической частью, физической подготовкой, изучают технику безопасности, — продолжает руководитель секции плавания на байдарках Сергей Соколов. — Поэтому к лету все уже хорошо подготовлены, могут отправляться в настоящий поход любой сложности. Все идут в спасательных жилетах, если на реке пороги — одеваем еще и каски. В этом году одна лодка перевернулась прямо у берега — все-таки приключение! А вообще-то мы даже аптечкой не пользовались ни разу.

Ребята хорошо освоили управление байдарками. Когда шли по Ладоге, была и спокойная вода, и большие волны. Каждый вечер мы садились у костра и обсуждали, как прошел день. Переходы были серьезными — по 30 километров. Нужно было целый день грести, но никто не жаловался. Праздновали День Нептуна, устраивали походную баню...

Каждый день вперед посылали разведчиков, которые ориентировались на реке и на озере и вели группу. Это было не просто, ведь заблудиться среди ладожских шхер очень легко. Дети собирали грибы, ловили рыбу, делали компоты из свежих ягод. За время похода все так сдружились, что, когда он закончился, чуть не плакали.

Походы на шлюпках — это совсем другая история. Руководит ими Василий Александрович Сапожников, тоже бывший моряк. В поход обязательно выходят несколько шлюпок — шестивесельные ялы и десятивесельные (они принадлежат Морскому техническому университету).

— В нашей секции примерно треть — это девушки, — рассказывает «старшина корабельных шлюпок» Таня Демидова, — и никто не боится физических нагрузок. Мы тренируемся и гребем наравне с мальчишками. Всем хочется попробовать себя, появляется какой-то азарт. Наверное, морская жилка у меня от папы — он служил в пограничных войсках на Баренцевом море.

Вот уже несколько лет участники шлюпочных походов ухаживают за памятником морякам 168-й дивизии Ладожской флотилии, расположенном на одном из островов Ладоги. Вторая цель похода — экологическая. Ребята убирают мусор за теми туристами, которые оставляют после себя горы пластиковых бутылок и консервных банок. Возможности вывозить мусор с островов пока нет, поэтому его просто закапывают.

Этим летом ребята прошли под парусами и на веслах около тысячи километров. Дисциплина в походе довольно жесткая, ведь под началом командира почти 40 человек. Правда, руководителю помогают командиры шлюпок, которые ходят в поход просто ради удовольствия. Это бизнесмены, научные работники, в прошлом — студенты Морского технического университета.

Василий Александрович Сапожников провел уже 22 похода. Было все — и сломанные мачты, и сломанные весла. Каждый год шлюпочники специально устраивают одну рабочую нештатную ситуацию — опрокидывание шлюпки вместе с командой. Организуют опрокидывание на мелководье, недалеко от берега. Это необходимо, для того чтобы ребята научились действовать в сложной ситуации и смогли оказать помощь своим товарищам, которые оказались в воде вместе со шлюпкой.

— Я практически все лето провожу на воде, — говорит Василий Александрович. — Лето у нас короткое, не то что где-нибудь на юге. Зима уходит на теоретическую подготовку, у нас и учебная шлюпка в классе стоит. А летом надо ходить в походы. Дети их на всю жизнь запоминают.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100