Новости Петербурга

Под бременем тягостной ноши...

17:14:32, 13 сентября 2004
Под бременем тягостной ноши...
На протяжении многих лет разносная торговля играла огромную роль в жизни небогатых обитателей Петербурга, как, впрочем, и других городов Российской империи. Бесчисленные поколения горожан с раннего детства и до глубокой старости изо дня в день слышали знакомые крики разносчиков, расхваливавших свой товар. Привычное ухо городского жителя умело различать уличных торговцев по голосам, даже если слов нельзя было разобрать.

Критик Аполлон Григорьев в «Заметках петербургского зеваки», относящихся к 1840-м годам, так описывает это удивительное явление: «Звонкие крики раздаются вдоль улицы, пробуждая от сна чутких хозяев и дворников. Каждый из этих криков имеет свою особую интонацию, так что тот, кто привык к ним, не понимая слов, может еще издали узнать, что продают. ...Чухонцы потрясают воздух глухими криками: «Картофель! Картофель!», делая сильные ударения на двух первых слогах... Рыбаки, сравнительно с другими мелкими продавцами, выхваляют товар свой гораздо высшим тоном: «Рыба живая! Окуни, сиги, ерши живые!». При криках этих, в весьма неаристократических частях Петербурга, в нижних этажах начинают показываться головы, нечесаные и неумытые,... призывающие к себе пискливым тоном тот предмет, который им нужен».

Известный юрист А. Ф. Кони в очерке «Петербург. Воспоминания старожила», обращаясь к тем же 1840-м годам, также не мог не затронуть эту тему: «На улицах много разносчиков с лотками, свободно останавливающихся на перекрестках для торговли игрушками, сбитнем, мочеными грушами, яблоками. Пред Гостиным двором и на углах мостов стоят продавцы калачей и саек, дешевой икры, рубцов и вареной печенки. У некоторых на головах лотки с товаром, большие лохани с рыбой и кадки с мороженым. Они невозбранно оглашают улицу и дворы, в которые заходят, восхвалением или названием своего товара: «По грушу — по варену!», «Штокфиш!» и т. д.»

Торговцам фруктами был даже посвящен популярный романс, где есть такие слова:

Напрасно, разносчик, ты в окна глядишь

Под бременем тягостной ноши;

Напрасно ты голосом громким кричишь:

«Пельцыны, лимоны хороши!»

Эти «пельцыны», то есть апельсины, и лимоны привозились тогда на кораблях и были гораздо большей редкостью, чем впоследствии.

Особыми, пожалуй, наиболее живописными фигурами среди уличных торговцев были татары — скупщики старого платья, которое они зачастую тут же и продавали. Эти примечательные петербургские персонажи наряду с молочницами и точильщиками исчезли с городских дворов и улиц позднее других — лишь к середине 1950-х годов.

Различные типы разносчиков издавна, еще со второй половины XVIII столетия, привлекали внимание художников, которые изображали их на многочисленных раскрашенных гравюрах и литографиях. В работах таких мастеров, как Х.-Г. Гейслер, К.-Г. Шенберг, К. А. Зеленцов, К. Беггров, перед нами предстают продавцы блинов, конфетчицы, продавщицы ягод, трубочисты и множество других действующих лиц уличной торговли.

С появлением фотографии интерес к «русским типам», куда относились и разносчики, ничуть не уменьшился — изменились лишь изобразительные средства. Теперь уже на бесчисленных фотографических открытках фигурировали хорошо знакомые нам квасники, сбитенщики, галантерейщики, торговки красным товаром ну и, разумеется, татары-халатники, прозванные в шутку «князьями».

Нельзя не пожалеть, что эти столетиями существовавшие типы, как и многое другое, безвозвратно канули в прошлое. Правда, им на смену пришли другие, с позволения сказать, типы: «киллер», «путана», «новый русский», «бомж», но вряд ли это может многих порадовать...

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100