Новости Петербурга

Сумеречная зона-2

14:30:09, 17 марта 2005
Сумеречная зона-2
Ждать ли свет в конце тоннеля?

Не люблю Геннадия Онищенко, главного санитарного врача России. А Владимира Гарюгина, начальника ГУП «Петербургский метрополитен», люблю еще меньше. Первого – за то, что снизил пару лет назад нормативы освещенности в метро. Второго – за то, что не соблюдает даже эти скудные нормы.

«МК» в Питере» озаботился этой проблемой еще летом — слишком большой контраст был между июльским солнцем, сверкавшим на все сто тысяч люкс, и полумраком питерской подземки. Человеческий глаз быстро приспосабливается к таким перепадам, но способность к адаптации не беспредельна. Хорошо освещенным можно назвать помещение с плотностью светового потока не ниже нескольких сотен люкс. А в метро, по нынешним нормам, допустимые уровни освещенности в 60 сантиметрах от пола и от спинки сиденья (аккурат на коленках пассажиров) составляют не менее 150 люкс для люминесцентных ламп и 75 люкс при освещении лампами накаливания. Прямо скажем, не слишком светло, но читать можно. Беда только в том, что далеко не в каждом вагоне.

Ваш корреспондент убедился в этом лично. Вооружившись прибором «ТКА-люкс», спустился под землю — не в царство Аида, а в «царство» ГУП «Петербургский метрополитен». Результаты измерений порадовали: к окулисту автору не нужно. Это ведь не персонально у меня в глазах потемнело, это нам всем «темную» устроили. Треть из дюжины взятых наугад вагонов в нормы по освещенности не уложилась! Только тем, кто отвечает за наше благополучие на пути «из пункта А в пункт Б», похоже, все равно. Семь месяцев после выхода в «МК» в Питере» материала «Сумеречная зона» прошло, а светлее под землей не стало.

Для руководства метрополитена измерения, проведенные пусть и понимающим в этом деле журналистом, — не аргумент. Ну, коли так, редакция обратилась за подмогой к начальнику Испытательной лаборатории физических факторов ООО «Метролог» Владимиру Андрееву. (Имя лаборатории происходит не от французского наименования подземного транспорта, а от греческого названия науки об измерениях.) Все положенные аттестации, аккредитации и сертификаты у Владимира Андреевича имеются. Так что проводимые по заданию редакции измерения имеют юридическую силу.

А результаты этих измерений удручают.

Итак, метролог с журналистом решили прокатиться по петербургскому «андеграунду», прихватив с собой поверенный люксметр «ТКА-04/3» (заводской № 021863). Специально темные вагоны не выбирали — какие подъедут, в те и садились. А прибор пускали в ход, только если никто над душой не стоял, свет не застил. И вот вам итог: из шести вагонов в норму уложился только один! В других оказалось по меньшей мере раза в полтора темнее по сравнению с тем, что допускают действующие «Санитарные правила эксплуатации метрополитенов». А в вагоне № 3718 в 21 час 02 минуты, когда он мчался от «Техноложки» к «Пушкинской», было всего лишь 25 люкс — втрое меньше нормы!

Вывод: метрополитеновцы работу над ошибками делать не захотели. Вот уже полмесяца мы ведем переписку с руководством городской подземки. И в письменном виде, и устно объясняем: по заданию редакции новые замеры освещенности произведет специалист лаборатории, имеющей сертификат на проведение такого рода измерений. Ни копейки от ГУП «Петербургский метрополитен» на это не понадобится. Все, что мы просим, это поручить инженеру по технике безопасности либо другому специалисту соответствующего профиля присутствовать при этих измерениях, чтобы в их достоверности и тени сомнений ни у кого не осталось.

Получаем форменную отписку от главного инженера метро Владимира Очерета. Он нам сообщает, что все недостатки устраняются ежесуточно, а контроль «осуществляет Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора на Петербургском метрополитене ЦГСЭН». Дескать, туда и обращайтесь.

Ладно, звоним в ЦГСЭН. Там особой радости тоже не проявляют. Ясное дело: наши результаты — и в их огород увесистый камешек. В результате долгой и неплодотворной беседы выясняется, что там люди работают, а мы их отвлекаем. Прямо нам не отказали, но и дату, когда пойдем люксы измерять, пока не назвали.

«И чего время тянут?» — задумался автор. А поутру начал смутно догадываться. Стоило спуститься под землю, как к платформе подкатил сияющий будто новогодняя елка состав. Вхожу в вагон — красота! Чуть ли не половина пассажиров книжки да газеты читает.

Еду обратно — та же картина. Я уж было обрадовался: прислушались чинуши к печатному слову! Да вот только в понедельник опять в редакцию в полумраке ехал...

Георгий АРЕФЬЕВ
Газета Московский Комсомолец в Питере №11/19 за 16-03-2005

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100