Новости Петербурга

В роли мецената

17:24:39, 15 июня 2005
В роли мецената
Групповой снимок 1900 года, запечатлевший знаменитого издателя газеты «Новое время» среди актеров с прославленным итальянским трагиком Томмазо Сальвини на первом плане, — отнюдь не случаен: А. С. Суворин любил театр если не больше своей газеты, то во всяком случае не меньше. Такой вывод можно сделать на основании его объемистого дневника, где много места уделено как театральным проблемам вообще, так и собственным опытам автора в жанре драматургии. Но главное доказательство — та роль, которую он сыграл в судьбе Малого театра, по праву называемого Суворинским.

Все началось в 1895 году, когда Алексей Сергеевич основал Литературно-художественный кружок и одновременно приобрел театральное здание на Фонтанке, 65. Личное обаяние (он умел быть обворожительным, когда хотел!) и щедрость позволили ему собрать очень сильную труппу, хотя не все приглашенные им актеры поддались на заманчивые посулы, понимая, что расплачиваться придется столь же высокой ценой. К примеру, О. Л. Книппер не соблазнилась даже тройным по сравнению с получаемым ею в Художественном театре окладом, а В. Ф. Комиссаржевская мотивировала свой отказ тем, что в новом театре «слишком много хозяев».

На самом деле хозяин был один — сам Суворин, и правил он сурово и деспотично. Пьесы ставились им самим или подчиненными ему режиссерами из числа родственников и друзей. Вот выписка из дневника актрисы Смирновой-Сазоновой: «Все его боятся. Он ходит как Грозный, в меховой шапке и с клюкой... Без Суворина репетиция идет меньше 4 часов, при нем 5 или 6 часов». Правда, если верить той же Смирновой, режиссером Алексей Сергеевич был неважным: «Он вдруг принимается толковать о выеденном яйце и только мешает актерам. Ничего не сказано, все идет кое-как, а он придирается к какому-нибудь слову, и пойдут бесконечные разговоры».

Тем не менее Малый театр имел успех — прежде всего благодаря свежему, интересному репертуару. Суворин сумел добиться разрешения на постановку беспросветно мрачной «Власти тьмы» Л. Н. Толстого и религиозно-мистической драмы Г. Гауптмана «Ганнеле», хотя одновременно в его театре шло немало откровенно слабых вещей. В декабре 1900 года, уступая настоятельному желанию министра внутренних дел Сипягина, Алексей Сергеевич согласился на постановку вызывающе антисемитской пьесы Виктора Крылова и Савелия Литвина «Контрабандисты» («Сыны Израиля»), вызвавшей возмущение части общества и не способствовавшей популярности театра.

Впрочем, что касается репутации самого Суворина, равно как и его газеты, то им уже ничто не могло ни помочь, ни навредить...

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100