Новости Петербурга

Что нам стоит книгу выпустить?

17:24:50, 15 июня 2005
Не стану утверждать, что цветной альбом «Ленинград — Петербург. 60 лет после войны» попал в мои руки случайно. Там есть и мой небольшой текст. Попросили — дал: напечататься в подобном издании почетно и лестно. Тем более что общая идея, принадлежавшая строителю и публицисту Борису Житеневу, показалась интересной: опубликовать фотографии блокадной поры и параллельно им — современные снимки тех же мест. С короткими, разумеется, комментариями.

Идея-то хороша, но каково воплощение? Листаю страницы — и чувство благодарности постепенно сменяется недоумением. Нет, с фотографиями все в порядке. Но тексты! Вот трагический снимок сентября 1941 года: убитые на тротуаре, склонившийся над ними милиционер. «Жертвы первых артиллерийских обстрелов. Угол проспектов 20-го Октября (Невского) и Лиговского». Надо ли напоминать, что Невский был в те годы проспектом 25-го Октября? Впрочем, в других местах того же альбома главная магистраль города поименована правильно. В том числе и на стр. 82, где на фотографии — идущие по городу танки. Зато здесь же фигурирует улица 3-го Июня. Не было такой улицы в нашем городе — была улица 3-го Июля, нынешняя Садовая. Великого русского критика Белинского, жившего на углу Невского и Фонтанки, звали Виссарион, а не Вассарион, как утверждается на странице 31. В исторических наименованиях Медный Всадник и Средняя Рогатка с большой буквы пишутся оба слова, а не одно только первое, как можно прочесть на страницах 36 и 27. Слово «несмотря» («несмотря на блокаду») пишется вместе, а не раздельно, как на стр. 66. А попробуйте-ка разобраться с падежами в таких, например, конструкциях: «Защитнику города, поэту, ведущему голосу Ленинградского радио Ольге Берггольц медаль «За оборону Ленинграда», учрежденную 22 декабря 1942 года, была вручена одной из первых» (стр. 76). Или: «До сего дня нет полных данных о вынужденных беженцах, жителей Ленинградской и прилегающих к ней областях» (стр. 10 — впрочем, номера на ней почему-то нет). На стр. 32 вовсе невероятное: «Зима 1942. Недостроенный крейсер у Невы». Как это — у Невы? На берегу, что ли? Нет, на снимке ясно видно: корабль стоит, как ему и положено, в Неве, у заснеженной Адмиралтейской набережной.

«Орден «Материнская слава» мама в числе 26 человек получала в Смольном из рук 1-го секретаря Обкома КПСС Ленинграда». Что это еще за «Обком КПСС Ленинграда» в годы войны? Можно любить или не любить правящую партию тех лет, но следует все-таки помнить, что название «КПСС» она приняла лишь в 1952 году, на своем XIX съезде, а до того называлась ВКП(б).

И многое еще можно найти в этом альбоме: и «фикальные» сосульки, свисавшие с фасадов ленинградских домов, и ребенка, который «копошиться в груде тряпья». И такие, например, фразы: «Образ отца сохранился в виде кучек шинелей на полу нашей квартиры» (стр. 104). Можно было бы понять стремление сохранить воспоминания блокадников во всей их первозданности и «непричесанности», но ведь не до такой же степени! Я уж не говорю о многочисленных отсутствующих или, наоборот, лишних запятых и других подобных «мелочах». Утешаться могу лишь тем, что мой собственный текст почти не пострадал. Разве что иной доверчивый читатель подумает, что у писателя Гаршина был рассказ «Моя песня»: из-за недоразумений со знаками препинания два соседних предложения ненароком «слиплись» в одно.

Между тем на первых же страницах сообщается, что издание «выпущено при поддержке Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации Санкт-Петербурга». Чуть выше выражается глубокая признательность лицам, оказавшим «содействие и помощь» в издании. В первой же фамилии, как мне удалось выяснить, — ошибка! В общем, случай, как мне показалось, чрезвычайный, требующий авторитетной оценки.

— В том-то и беда, что случай этот не единичный, — сказал мне почетный гражданин нашего города писатель Даниил Гранин, к которому я заглянул со злополучным альбомом в руках. — С невежеством, с некомпетентностью в издательском деле и в прессе сталкиваешься сплошь и рядом. Недавно услышал по телевидению, что у драматурга Ибсена была, оказывается, пьеса «Нора» — с ударением на последнем слоге. Что же касается издательств, то, по-видимому, должность редактора в большинстве из них попросту упразднена.

— Должно быть, как одиозная фигура, олицетворение идеологического диктата? — попробовал уточнить я.

— Скорее всего, просто из соображений экономии: зачем лишние траты? А результаты мы с вами видим. Что-то надо с этим делать.

Но что? Лишать некомпетентных издательской лицензии? Требовать возврата «поддержки», то бишь денег, которые могли бы быть истрачены более достойным образом?

Хорошо, конечно, что у нас в городе не три десятка издательств (включая технические), как было прежде, а во много раз больше. В том числе и загадочное ООО «ЭльВАН», выпустившее альбом, о котором речь. Плохо, когда за издание книг берутся по принципу «что нам стоит дом построить».

Еще полбеды, если таким образом издаются небольшим тиражом чьи-то самодеятельные стихи. Но когда на подобном уровне, да еще в «культурной столице» России, выходит в свет альбом, посвященный исторической дате и предназначенный в подарок ветеранам, — это даже не просто беда. Это стыд и позор.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100