Новости Петербурга

Падали из окон пятаки...

17:46:09, 24 июня 2005
Падали из окон пятаки...
Характерные типы старого Петербурга: уличные музыканты, скрипач и ксилофонист. Впрочем, почему только старого? В революционном Петрограде, да и в Ленинграде 1920-х годов люди этой профессии не переводились. А горожане с удовольствием слушали их выступления, вознаграждая музыкантов скромной платой...

Обычно уличные музыканты не только играли на своих инструментах, но и пели. О репертуаре их вспоминал мемуарист П. Бондаренко:
«Певцы исполняли что-нибудь такое, что «брало за живое» слушателей. Например, историю о том, как некто не смог воспротивиться требованию злодейки-мачехи, убил собственную дочь и потом ходил на ее могилу... Опять открываются окна, падают пятаки».

Существует и более пространный мемуар на эту тему Вадима Шефнера:
«Ленинградский летний полдень... В проеме подворотни возникают женщина и мужчина средних лет; одеты они очень скромно, но не нищенски, одним словом, люди как люди. По их наигранно-уверенной походке, по тому, как, едва войдя во двор, они устремляют взоры вверх, к окнам, мы тотчас угадываем в них бродячих певцов. Так оно и есть. Эти двое становятся посреди двора и начинают печальными голосами петь про «рыжего», от которого ушла его возлюбленная... В окнах показываются взрослые обитатели дома — им тоже интересно, чем кончится эта история. А кончается она тем, что «рыжий», занятый мыслями о своей коварной подруге, начинает плакать, слезы застилают ему глаза, он делает неверное движение, срывается под куполом цирка с трапеции и разбивается насмерть.
Действие следующей песни развертывается «в притоне, полном вина, где тянут виски до дна».

Затем певица исполняет соло романс «Простой конец, простой несчастный случай...». Концерт вроде бы окончен. Мужчина снимает кепку и держит ее за козырек на вытянутой руке... Из окон начинают падать во двор завернутые в бумажки деньги; падают они гулко, весомо, мелочь тогда была еще медной, а не бронзовой; иногда белый комочек падает медленно и приземляется почти беззвучно: это значит, что кто-то расщедрился и завернул в бумажку серебряную монетку... У всех таких певцов, по-видимому, своя схема действий, своя этика, исключающая когда бы то ни было вторичный заход в один и тот же двор, — ведь к тому же город огромен. Эти двое к нам не придут никогда».

Кто-то из уличных музыкантов занимался своим ремеслом, что называется, по призванию. Но большинство играли и пели во дворах и на улицах не от хорошей жизни — ради пропитания. И наряду со вполне профессиональными скрипачами или певцами на улицах города хватало музицирующих за деньги любителей.

Вот сценка из 1924 года, запечатленная репортерами вечерней «Красной газеты», когда на галереях «Гостиного двора» пели сразу несколько самодеятельных музыкантов:
«Вот в середине галлереи стоит высокая, полная, пожилая дама со следами былой красоты на лице и поет арию из «Травиаты».

Немного дальше три старушки в элегантных, но уже обносившихся демисезонных пальто исполняют псалмы Давида.

А там, в самом конце галлереи на ступеньках сидит молодая, белокурая «хохлушка» с ребенком на руках и поет заунывные украинские песни о запорожской славе, о чумацкой доле и о вишневых садочках.

Поперед Дорошенко
Веде свое вiйско, вiйско
Запорожско хорошенько.
Э-ах, хорошенько!

Некоторые украинцы, привлеченные звуками «рiдной пiсни», останавливаются перед «жинкой», и, давая деньги, заказывают ей:
— А ну, мамо, заспивайте-ко: «Де Крым за горами».

Вообще эти гостинодворские миннезингеры имеют не только моральный, но и материальный успех у публики».

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100