Новости Петербурга

Между небом и землей

03:22:06, 12 июля 2005
Между небом
и землей
Сегодня День святых апостолов Петра и Павла. Именины города
Виктория МОРОЗОВА

По площади перед Петропавловским собором разгуливают голуби. Правда, не такие жирные и наглые, как их итальянские сородичи, облюбовавшие площадь перед собором святого Петра в Риме. Те являются местной достопримечательностью и обласканы вниманием туристов. Наши такового статуса не имеют, и туристам не до них.

Со всех сторон слышишь: «Посмотрите налево, посмотрите направо»... Женщины на каблуках балансируют по булыжнику с мученическими лицами и в полной мере воспользоваться призывом экскурсоводов не могут. Пацан повис на отцовской руке в сантиметре от земли и только для вида перебирает ногами: задрал голову, смотрит на Ангела.

Жарко. Количество одежды на телах еле-еле покрывает допустимый минимум, и дама с кавалером, одетые в костюмы позапозапрошлого века, вызывают некоторую жалость. Они существуют здесь для того, чтобы украсить своим видом памятную фотку туриста на фоне собора. Фотограф щелкает «Полароидом». Счастливый турист становится обладателем неоспоримого свидетельства: он был в самом сердце города святого Петра.

Но сердце, увы, почти не бьется. Оставим биологические особенности этого процесса и обратимся к историческим.

Города на Руси начинались с храмов. И Петербург не был исключением. Первая деревянная церковь будущего города была заложена в Троицын день 1703 года — тогда же, когда и Петропавловская крепость. Несмотря на то что строение носило временный характер (до освящения большого собора, заложенного рядом девятью годами позже), считалось, что сердце города забилось с того момента, когда в храме стали совершаться богослужения.

Удивительно, но некоторые по-прежнему считают, что город на Неве был назван Петербургом отнюдь не в честь святого апостола Петра, небесного покровителя Петра I, а в честь самого царя-основателя как такового. Во всяком случае из семерых туристов, к кому я, прогуливаясь по площади, подошла с вопросом, в честь кого назван город, на царя сослались трое.

Правильно. Вот он — саркофаг с уважаемыми останками царя Петра. К нему и без экскурсовода протоптана народная тропа. Но ничто, кроме таблички на входе, не указывает на то, что покоится царь в соборе, освященном в честь совсем другого Петра — апостола, который на протяжении двух тысячелетий является небесным защитником всех христиан и на протяжении трех столетий — небесным покровителем петербуржцев.

У неохваченных экскурсией посетителей вообще, наверное, не возникает мысль, что находятся они не только в музее, не только в императорской усыпальнице, но прежде всего в храме. Кресты на куполах не показатель. Нам ли не знать, что в нашем нынешнем отечестве они являются зачастую не религиозным символом, а архитектурной деталью.

При входе в собор сразу видно, что старинный иконостас скрывает отнюдь не святая святых православного храма — алтарь. Он безжизнен. Иконостас — просто красивая ширма, за которой, точно знаю, еще недавно хранили всякий строительный хлам.

Над духом храмовым явно превалирует дух музейный. Восстань из гробов покоящиеся здесь, они бы вряд ли обрадовались тому обстоятельству, что в храме сем за упокой их душ свечи не ставят — негде. Да никто и не позволит. Зато у гробов порфироносных особ позволительно проводить хоровые концерты. К счастью, в основном духовной музыки. Но фольклорные образцы хорового творчества нередко тоже звучат под сводами.

Я не знаю больше примеров, чтобы где-либо в мире императорскую усыпальницу — сиречь кладбище — превращали в концертный зал. А здесь на солее перед алтарем хор выстраивается, впритык к гробницам стулья ставят для слушателей. Те, кому вдруг места не хватило, и на саркофаг не прочь присесть. Понятно, что таковых поднимают, но дело-то не в этом. Дело в том, что собор по сути своей не ассоциируется у народа с храмом. Здесь только с недавнего времени служители и экскурсоводы стали напоминать забывчивым мужчинам, что в церкви им положено без головного убора находиться. А раньше, говорят, шляпу снимать никому даже в голову не приходило.

Ведь наверняка есть в стране, которая уже не первое десятилетие борется с терроризмом, методы проверки безопасности помещений без использования собак. По церковным канонам, ежели собака, пусть даже случайно, забрела в храм, его заново освящать надо. Но в Петропавловском соборе, сердце города святого Петра, перед прибытием разного уровня «высочайших» особ долгое время практиковали именно собачий метод проверки. Между прочим, в храме Христа Спасителя, где, как известно, и Патриарх регулярно служит, и президент с членами правительства бывают, наделенная самыми серьезными полномочиями служба безопасности такого себе не позволяет.

Так что на фоне массового сугубо светского отношения к Петропавловскому собору говорить о том, что сердце Петербурга бьется, ну никак нельзя. И всенародное, простите, «шоу» с захоронением под сводами собора «останков царской семьи» его ритм не наладило. Даже, скорее, приостановило. Православная церковь — ни наша, ни зарубежная — подлинными эти останки не признала, и молебны, которые обычно совершаются на мощах святых, здесь не служат.

Лет десять в Петропавловском соборе существует православная община. Но полные службы, то есть всенощное бдение и вслед за ним литургия, бывают здесь только в именины города. Иногда в день рождения, смерти или в день ангела кого-либо из императорских особ служатся панихиды. Церкви позволено совершать малые богослужения еще дважды в год — на Рождество и на Пасху. И все.

Настоятель Императорского Петропавловского собора игумен Александр (Федоров) говорит, что епархия не раз обращалась и к руководству музея, и к руководству города с просьбой заключить договор на проведение в соборе регулярных церковных служб. Тщетно. Последний повод для отказа — «проведение в соборе реставрационных работ, завершение которых планируется к церемонии перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны, намеченной на сентябрь 2006 года». Это из официального ответа губернатора города на просьбу митрополита. Датирован документ декабрем прошлого года. Реставрационные работы в соборе не ведутся до сих пор. И, уверяю вас, если они и начнутся, то впритык к торжествам — иначе мы не умеем.

Кстати, реставрация идет уже не первое десятилетие. Жаль, что за столько лет мы не смогли привести в порядок интерьер самого первого и самого старого кафедрального собора Петербурга, столь значимого для города и страны и в духовном, и в историческом, и в культурном плане. Жаль, что сердце города по-прежнему пока не бьется — только вздрагивает. И жаль, что именины города, бывшие некогда для жителей северной столицы чуть ли не самым главным праздником, ныне таковым не считаются.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100