Новости Петербурга

Прогулка с огоньком

01:34:10, 15 июля 2005
Прогулка с огоньком
Вторую неделю в городе и окрестностях стоит жара. Люди только рады: лес, вода, солнце... Но где жара — там пожары. Главным образом проблеме пожароопасности была посвящена проверка ситуации в лесном хозяйстве Карельского перешейка, проводимая комитетом по природопользованию и охране окружающей среды Ленинградской области. На этот раз свидетелями ее стали журналисты.

Мы стоим около станции Лемболово. Перед нами выгоревший участок травы площадью соток двадцать. Деревья пламенем почти не задеты. Ничего особенного. Обычная, всем знакомая картина.

— Слава богу, пожар вовремя обнаружили и потушили, — комментирует главный специалист отдела экологической безопасности комитета Михаил Орлов. — Иначе огонь перекинулся бы через дорогу и спокойно ушел в хороший сухой сосновый лес.

— Это что, костер кто-то не потушил?

— Да нет, кто-то шел в хорошем настроении и бросил окурок.

— А какой процент пожаров происходит по вине людей?

— По моему мнению, девяносто девять и девять десятых процента.

На пляже Лемболовского озера никакого выгоревшего пятна нет. Здесь песок, вода, солнце. Люди купаются, загорают. На краю пляжа у кромки леса пожилой мужчина жарит шашлыки.

— Смотрите, как возникает пожароопасная ситуация, — объясняет начальник инспекции Анна Рябоконь. — Вот человек пожарит шашлык, вытряхнет тлеющие угли на траву, сядет в машину и спокойно уедет в город. А у нас через три часа начнется пожар.

— А вы можете подойти, как-то поговорить с ним?

— А как я с ним поговорю?! Во-первых, я ведь не знаю, может быть, именно этот человек аккуратно зальет угли водой. Во-вторых, штрафы с физических лиц всего 30 — 50 рублей. А в-третьих, он, скорее всего, просто пошлет меня сами знаете куда...

В Сосновском лесопарке пожароопасность очень высока.

— У нас в этом году уже 33 пожара суммарной площадью 14,6 гектара, — сообщает директор Сосновского лесхоза Николай Пирогов. — То есть пока не выходим за среднегодовые рамки. Но если до воскресенья, как обещают синоптики, погода не изменится, ожидаем резкого скачка. Особое опасение вызывают понедельник и вторник, последствия выходных. И сейчас готовится постановление правительства, чтобы на пожароопасный период запретить людям доступ в леса.

— А какие средства есть у вас для тушения пожаров?

— У нас существует пожарно-техническая станция, в которой есть три пожарных автомобиля, три трактора на пневмоходу с плугами для локализации и система обнаружения, телеустановка, которая позволяет буквально в считанные минуты определить направление, градус и район бедствия. С 20 июня заключены договоры с арендаторами (в основном лесопользователями) на выполнение ими ряда работ, в том числе и тушение пожаров.

В конце прошлого года был создан фонд по предупреждению и тушению лесных пожаров на территории Ленинградской области. Он формируется за счет отчислений от арендной платы. Кроме того, арендаторы объединяются в добровольные дружины, которые, как выяснилось, не слишком-то и добровольные...

— Арендаторы вечно плачутся, — рассказывает начальник отдела охраны и защиты Лесного фонда Сергей Штрахов, — не хотят пожары тушить. Приходится заставлять, и делать это могут только работники лесхозов. Арендаторов можно понять — они коммерсанты, должны деньги зарабатывать. Но ведь, с другой стороны, сгорит лес — им же нечего заготавливать будет!

...И вот наконец мы наблюдаем тушение пожара. На площади примерно в один гектар вся трава выгорела, стволы сосен черные снизу (где-то до высоты человеческого роста). Пожарные поливают землю водой: локализован пожар был еще три дня назад, но и сейчас кое-где поднимается дымок, земля еще горячая. Легкие ловят пепел и гарь. Начинаю покашливать.

— Да, работа вредная, — соглашается Татьяна Дубова, инженер по лесопользованию. — Поэтому и платить приходится соответственно: 540 рублей в день — это минимум.

— А во сколько обошелся вот этот пожар?

— Ну считайте: три дня, шесть человек плюс водитель. Это десять тысяч на зарплату и шестьсот тонн воды...

Сложить десять тысяч рублей и шестьсот тонн воды у меня не получается, поэтому спрашиваю:

— А из федерального бюджета деньги возвращают?

— Ну, скажем, лесопосадки обходятся в 7 — 9 тысяч рублей за гектар. За позапрошлый год вернули по 2200. За прошлый год — ничего. Недостающие деньги берем из бюджета фонда.

— А отчего начался этот пожар, как считаете?

— Озеро Щучье в стороне, здесь туристских стоянок нет, лес. Значит, просто кто-то проходил и бросил окурок. А вот эта подстилка — мох, хвоя, валежник — в такую погоду, как порох...

Ну что, может, не будем бросать окурки в порох? Леса-то все-таки наши. Жалко.

ФОТО Евгения АСТАШЕНКОВА

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100