Новости Петербурга

Монополия без похмелья

21:52:03, 15 июля 2005
Монополия
без похмелья
Карл Булла в своих прогулках по городу с фотографическим аппаратом не пренебрегал и непарадными сюжетами.
Вот и здесь он запечатлел на первый взгляд будничное занятие — мойку бутылок, спиртоводочной посуды. Это действо происходило на вновь отстроенном казенном очистном винном складе № 4. Вряд ли известный в столице фотограф прибыл сюда случайно. Наверное, Карл Булла был приглашен сюда специально — чтобы сохранить для истории первые достижения, связанные с введением в России винной монополии.

В конце XIX века государство решило само заняться продажей крепких питей. Нельзя сказать, что и до этого большого события казна пренебрегала денежными доходами от алкоголя. Еще при Иване Грозном появились «царевы кабаки», которые только и имели право торговать хлебным вином (водкой), хмельным медом и пивом. При этом частное кормчество было запрещено. Известно, что в царевых кабаках целовальники складывали пропитые «питухами» деньги в специальные ящики, кабацкие головы опечатывали ящики, а затем вырученные деньги передавались в царский приказ...

Такой порядок существовал до 1765 года. Пришедшая к власти не совсем законным, революционным, путем Екатерина II была заинтересована в привлечении на свою сторону возможно большего числа россиян. Она стала за известную плату (откуп) разрешать частным лицам «выкуры» (производство) алкогольных питей, а также их оптовую и розничную продажу. Манифестом 1765 года повелено было «почитать откупщиков на время их откупа поверенными служителями и дозволялось им для того носить шпаги». Откупщикам предоставлялось право открывать питейные дома где и сколько угодно. В откуп сдавались как отдельные кабаки, так и целые уезды и даже губернии. Так, казна поступилась значительной частью своих доходов в пользу посредников-откупщиков, имевших в виду главным образом свою выгоду.

Дмитрий Гурьев, министр финансов при Александре I, так отзывался о сложившейся тогда откупной системе: «Содержатели откупов, умножая свои прибытки за счет народа и казны и мало-помалу соединяя в небольшом числе рук великие капиталы, из сборников доходов превратились в распорядителей оных в свою пользу. Ведая одни настоящее количество сборов, они предписывали условия, на которых обещали уделять казне такую часть оных, какую желали... весьма в редких случаях открывая действительный доход, который получить было можно... Питейные сборы посредством откупа достигли такой степени неустройства, которые делают их более нетерпимыми».

Последующие распорядители финансами империи также были не лучшего мнения о системе откупов. Однако не спешили покончить с заведенным порядком: многие из представителей этой системы носили шпаги, предписанные им императрицей, и продолжали быть опорой трона.

Откупа решились отменить только в эпоху реформ Александра II. С января 1863 года перестали отдавать винные сборы на откуп и была установлена новая либеральная акцизная система с введением свобод — как для производства спиртных напитков, так и для их продажи. Казна стала извлекать доход посредством обложения спирта налогом (акциз), а с мест продажи алкоголя извлекала питейный сбор. За всем этим процессом должен был осуществляться правительственный надзор.

Но то ли чиновники, осуществлявшие этот надзор, были малочисленны и недостаточно зорки, то ли лица, находящиеся под надзором, были многоопытны и ловки, но при либеральных нововведениях социальные проблемы, связанные с продажей питей, еще более обострились. Сергей Юльевич Витте — министр финансов при Александре III — удостоверял: «Сила кабатчиков осталась не поколебленной; они продолжают спаивать, обирать и развращать народ всеми средствами; заманиванием, продажей в кредит и под залог самых необходимых вещей...» Армия кабатчиков к этому времени превысила 200 тысяч человек. Большинство кабаков были грязны, тесны, отличались непристойным поведением захмелевших посетителей. Напитки были изготовлены из плохо очищенного спирта. Тяжелые похмелья сопровождали их употребление.

Инициатором возрождения государственной винной монополии в России был император Александр III. Как он одел свою армию в одежды русского покроя, так и в этом деле решил последовать примеру первых русских царей — присвоить прибыли кабатчиков, значительно увеличив тем самым доходы казны.

Государство наложило руку лишь на самую продажу питей, монополизировало ее. Производство же спирта осталось в частных руках. Однако владельцы винокуренных заводов — малых и больших — обязаны были всю свою продукцию сдавать в государственные винные склады. В разнарядке-плане указывались количество спирта, подлежащего изготовлению-сдаче, и цены, за него назначенные (достаточно высокие).

Для такого большого предприятия, каким была новая винная монополия, нужно было создать и соответствующую материальную базу. Так по всему пространству империи в крупных городах стали строить казенные очистные винные склады. Возводили их по типовым проектам в модном тогда стиле кирпичной архитектуры. Корпуса были оснащены соответствующим оборудованием. На все это правительству с 1896 по 1902 годы пришлось затратить громадную по тем временам сумму: 122 миллиона рублей в пределах только европейской части России.

В эти склады и привозили из провинции выкуренный спирт. Здесь он очищался от вредных примесей, сивушных масел — ректифицировался. Винный спирт крепился до 91 — 95О. Из него затем делали водку (крепостью не ниже 40О), крепили виноградные вина... Заполненные казенным питием бутылки во избежание всяких возможных подмен содержимого опечатывали сургучом, и они были готовы для продажи. Продавали вино по казенной цене, и только на вынос, тут же на складе или в казенных винных и доверенных частных лавках.

В питейных заведениях (число их сократилось вдвое) разрешалось подавать только казенное питие и только в запечатанной посуде. Исключение делалось лишь для заведений трактирного промысла высшего типа — гостиниц и ресторанов. Здесь разрешалось подавать казенную водочку в традиционных красивых графинчиках и по вольной цене...

Затраты на сооружение очистных винных складов быстро окупились. С введением винной монополии ежегодно в казну стало поступать дополнительных 600 — 800 миллионов рублей (около одной трети от всех обыкновенных доходов). Были и другие достижения, о которых в то время писали: «Все с полным единодушием отзываются о благотворных результатах реформы, давшей народу здоровое вино и изменившее характер питейной отрасли. Сократилось число буйств, уменьшилось количество прогульных дней на заводах, фабриках и экономиях, лишились возможности беднейшие классы населения пропивать хлеб, одежду и домашнюю утварь». К числу главных достоинств монополии современник относит и другое, очень важное: «Благодаря отсутствию в казенном вине вредных примесей, прекратилось тяжелое состояние похмелья».

Таковые национальные достижения были продемонстрированы и на знаменитой Парижской всемирной выставке 1900 года. Здесь общее внимание привлекал красивый, в готическом стиле исполненный рус-

ский «Павильон казенной продажи питей». Заинтересовался этими достижениями и президент Франции. Предполагая, что винную монополию можно ввести и во Франции, Феликс Фор определил к российскому министру Витте своего представителя. Впрочем, Сергей Юльевич тогда усомнился, что сделанное в России при Александре III можно повторить и в республиканской Франции: «При парламентском режиме вообще, а при республиканском в особенности введение такой реформы почти немыслимо, так как она задевает столько интересов высших лиц и вообще лиц с достатком, что по нынешнему времени никакой парламент такой реформы не пропустит».

Вновь обращаясь к фотографии, с которой начался наш рассказ, можно добавить, что казенный очистной винный склад, в один из цехов которого заглянул известный Карл Булла, находился на Обводном канале, 159. Опрятно и даже кокетливо на снимке выглядят мойщицы. Начальство склада здесь тоже старается быть увековеченным.

Здание, в котором все это происходит, сохранилось. Сегодня оно числится под № 195 — на углу Обводного канала и улицы Циолковского. Ныне в нем разместился бизнес-центр. Тоже знамение, но уже нашего времени.

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100