Новости Петербурга

На перекрестке времен и каналов

21:22:04, 26 августа 2005
На перекрестке времен
и каналов
Место, которое на этот раз художник-фотограф Карл Булла выбрал для фотоснимка, — единственное в своем роде. Только с этого перекрестия двух каналов можно было одновременно, не сходя с места, увидеть семь мостов. Булла, правда, показывает нам лишь два из них. Это переброшенный через Екатерининский канал старейший в городе трехпролетный Пикалев мост и поставленный над Крюковым каналом Староникольский мост, над которым по Садовой улице проезжает трамвай-тройка.
Зафиксированы на снимке и другие тогдашние бытовые обстоятельства: трамвайные пути уложены в булыжной мостовой, а на улицах немноголюдно (по сравнению, конечно, с нашим временем). Дополняют картину неспешная пролетка, воз с нехитрой поклажей, земляной холм над погребом между церковными домами в отдалении... Старая провинциальная Коломна!

И все-таки Булла наверняка избрал это место для установки своей треноги с фотографическим аппаратом не из-за мостов и не из-за коломенского быта. Прежде всего он стремился запечатлеть вид на прекрасный бело-голубой с золотыми куполами Никольский Морской собор со всем сложившимся вокруг него ансамблем. Поскольку снимок делался в 1912 году, то можно предположить: съемка была связана с полуторавековым юбилеем собора.

...Когда императрица Анна Иоанновна поселяла адмиралтейских мастеровых и военных моряков на столичной окраине, затем названной Коломной, здесь было отведено место и для обширного Морского полкового двора. Двор этот чем-то напоминал другое столичное место, предназначенное для военных экзерциций, — Марсово поле. Но было и отличие: в центре его богомольная императрица велела поставить часовню во имя святителя Николая Чудотворца.

В царствование Елизаветы Петровны сюда была привезена из Греции древняя чтимая икона этого покровителя моряков и совершилась здесь закладка каменной Никольской церкви. Проектировал и строил ее архитектор Савва Иванович Чевакинский.

Храм, настоящий шедевр русского барокко, возводился «в два апартамента» (этажа). Нижняя церковь собора с алтарем во имя святого Николая была освящена в декабре 1760 года, с переносом сюда чудотворной иконы святителя. Верхняя церковь была освящена 20 июля 1762 года во имя Богоявления Господня. При этом торжественном богослужении, означавшем окончание постройки собора, присутствовала уже Екатерина II. Тогда же императрица повелела «впредь новопостроенную церковь именовать Николо-Богоявленским Морским собором».

А рядом с собором, по другую сторону Крюкова канала, находились в ту пору казармы флотских экипажей. Когда в 1768 году турецкий султан Мустафа II объявил России войну, в этих морских казармах стали готовиться к далекому походу — вокруг Европы, через бурный Бискайский залив Атлантического океана к греческому архипелагу. Там, в далекой Греции, нужно было поднять против Турции обиженные ею христианские народы и тем самым оказать поддержку русским войскам, действующим на севере от Черного моря. Начальником флота, составленного для такой экспедиции, был назначен адмирал Г. А. Спиридов. Руководил экспедицией граф Алексей Орлов.

Провожала эскадру в июле 1769 года сама Екатерина. Она наградила адмирала орденом святого Александра Невского и, благословляя к походу, надела ему на шею образ Иоанна-воина. Офицерам и матросам царица приказала выдать четырехмесячное жалованье «не в зачет»...

Бури и поломки сопровождали корабли на всем пути к архипелагу и разбрасывали их. Вследствие повреждения кораблей и их вынужденных остановок для ремонта, эскадра двигалась медленно. Некоторые сравнивали ее с донкихотовым Росинантом. Императрица писала Спиридову: «...не допускайте до посрамления перед целым светом. Вся Европа на вас и вашу эскадру смотрит».

Только к весне следующего года непривычная к дальним переходам эскадра собралась у берегов Эллады. А 24 июня в проливе между большим островом Хиос в Эгейском море и Азиатским материком встретились русский и турецкий флоты. Турки построили свой флот в линию, что давало им возможность громить русских бортовыми залпами сразу со всех кораблей. Турецкий флот состоял из 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и имел 1430 орудий.

В подошедшем русском флоте было 9 линейных кораблей, 3 фрегата. На кораблях находилось 608 орудий. Превосходство противника было более чем значительно, и можно было уклониться от боя. Но экипажи кораблей горели желанием ввязаться в предстоящую большую драку и победить. Адмирал Спиридов и граф Орлов решили атаковать. Орудия приказано было зарядить двойным зарядом — для решительного близкого боя.

В кильватерной колонне русские корабли пошли на противника перпендикулярно к его боевой линии. Впереди шел, паля из всех пушек, флагманский корабль «Евстафий». Спиридов стоял на мостике в полной парадной форме с полученным от императрицы образом на груди и с обнаженной шпагой в руке. Наконец «Евстафий» сцепился в абордаже с турецким флагманом «Реал-Мустафа». Оба корабля загорелись и потом взорвались. Масса горящих обломков засыпала линию турецких кораблей. Ревели пушки вошедшей в турецкий строй русской эскадры...

Турки не выдержали и в полном беспорядке отошли в ближайшую бухту Чесма. Генерал-аншеф Орлов и адмирал Спиридов решили в следующую же ночь снова атаковать укрывшийся флот и продолжить прерванный бой. Под прикрытием ночной канонады на скученный в глубине бухты неприятельский флот были пущены четыре брандера — суда, начиненные горючим и порохом. До цели дошел брандер лейтенанта Ильина. Ему удалось поджечь турецкий корабль. Пожар со страшной силой охватил всю неприятельскую армаду. Взрывы следовали один за другим. К утру сгорел весь турецкий флот — 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и более 40 мелких судов...

Адмирал Спиридов докладывал Адмиралтейств-коллегии:

«Слава Господу Богу и честь Всероссийскому флоту! С 25 на 26 неприятельский военный турецкий флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили и оставили на том месте престрашное позорище, а сами стали быть во всем Архипелаге нашей Всемилостивой Государыни господствующими».

Турецкое правительство стало просить мира.

Перед Европой теперь Екатерина выглядела наилучшим образом. У себя в Царском Селе в честь героев она воздвигла триумфальную Чесменскую колонну, а в Никольском Морском соборе повелено было всегда ежегодно 24 июня в честь победы при Чесме провозглашать вечную память «Основателю Российского флота и виновнику морских побед Петру Великому».

Так, Никольский Морской собор стал хранителем русской морской славы. (Прежде таковой была Пантелеймоновская церковь, устроенная в память побед при Гангуте и Гренгаме.) А в его верхнем храме установлены памятные мраморные доски...

Возвращаясь же к нашей юбилейной фотографии, можно добавить еще вот что. С места пересечения двух каналов теперь можно увидеть и новый, восьмой, мост. Это расположенный над каналом Грибоедова пешеходный Красногвардейский мост, построенный в 1957 году. Он исполнен в такой интересной ретроспективной манере, что не верится в его сравнительно недавнее происхождение. Яркий пример того, как нужно строить в исторической заповедной зоне!

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100