Новости Петербурга

Как меня делали красивойВзгляд из-за кулис

23:02:03, 14 сентября 2005
Взгляд из-за кулис
Юлия ГУТОВА

В нашем городе прошли I Международные олимпийские игры по парикмахерскому искусству, декоративной косметике и нейл-дизайну — самое крупное профессиональное состязание сезона. Первое место по общей сумме баллов завоевал молодой парикмахер из Сочи Григорий Кот. В командном зачете тоже победила сочинская команда.
Студентка факультета журналистики СПбГУ Юлия ГУТОВА не только наблюдала эти соревнования как корреспондент, но и участвовала в них как модель.

Мне довелось быть моделью стилиста из Днепропетровска по имени Влад. Мы участвовали в номинации «салонная стрижка и укладка». Влад должен был прямо на конкурсе подстричь и уложить мои волосы. Но подготовка началась за два дня до выступления.

Я приехала в салон на проспекте Ветеранов после трех. И оказалось, это слишком поздно. Стилист должен был покрасить мои волосы длиной ниже плеч разными красками, смешивая их, рисовать на прядях только ему ведомый рисунок. Эта процедура длится четыре часа. Кроме того, нужно было сделать предварительную стрижку, а салон закрывался в девять. Поэтому начинать работу не имело смысла, но отпускать меня домой стилист и не собирался.

— Окрашивание нужно обязательно закончить до завтра, — объяснил Влад. Как я поняла, он боялся, что я куда-нибудь исчезну, плюнув на этот конкурс.

И мы поехали в общежитие у станции метро «Звездная», в котором остановились иногородние участники конкурса. Это было единственное место, где можно работать даже ночью. Раковина есть, инструменты с собой, мое мнение насчет предстоящей бессонной ночи никто не спрашивал. Я вдруг оказалась в полном подчинении у стилиста, я — его модель, почти то же, что шампунь или расческа. Ужасно хотелось уехать домой. Но никуда не денешься, уйти — значит не сдержать слово, ведь я по глупости своей обещала однокурснице, что помогу Владу. Кроме того, любопытство разгоралось все сильнее: насколько я изменюсь, как встретят мое преображение близкие?

В тесной душной комнате на деревянном, заляпанном белой и красной краской столе разложили расчески, флаконы, кисти. Всю ночь в комнату заглядывали полуобнаженные «модели» с фольгой на волосах, видимо, такие же бедолаги, как и я. Раза три к нам заходила «модель», кажется, из Сочи, прикрытая маленьким полотенцем. Она смотрела в стену, говорила пару слов вроде: «Как работается?», затем нечаянно роняла полотенце, под которым был только узенький-узенький бюстгальтер, и уходила только тогда, когда понимала, что на нее никто не обращает внимания.

Сосредоточенный на работе, Влад ничего вокруг не видел и не слышал, кроме того, что касалось окрашивания моих волос темно-русого цвета. Быстрыми, сказочно легкими движениями делил волосы на пряди, заворачивал в фольгу. А ведь он не спал сутки — поезда, волнение, подыскивание модели... Работа закончилась, когда за окном стало светать. Мы умылись, выпили чаю и поехали в салон: перекрашивать то, что не получилось, доделывать предварительную стрижку.

Несмотря на раннее утро, работа кипела: человек пятнадцать участников различных номинаций конкурса шумели фенами, стригли, причесывали своих моделей. В разные стороны летели клочки волос, парикмахеры бегали туда-сюда в поисках зажимов, растворителя, ножниц особой формы. По залам салона, громко стуча огромными широкими каблуками, постоянно ходила администраторша. Периодически она подходила к каждому мастеру и громким голосом спрашивала: «Вы брали у нас краски? А, вы своими красками красите... А инструменты не брали?»

Только в одиннадцать вечера меня отпустили домой с оговоркой, чтобы в семь утра я снова была здесь.

Перед выступлением еле продрала глаза. А дальше — все смешалось в памяти. Мои волосы моют, сушат, мы едем в гостиницу «Пулковская» к визажисту, где мне делают макияж. Потом мы едем в СКК, где проходит конкурс. Раздевалка, костюм в стиле двадцатых годов прошлого века, согласно задуманному образу...

На большой сцене в СКК стоит море зеркал и стульев, стилисты готовятся к «старту», обратный отсчет... Сорок минут Влад стрижет и укладывает мои волосы, потом я сажусь на край стула и не двигаюсь — полчаса моделей оценивает жюри. За малейшее движение снимают баллы. Двадцать минут нас фотографируют.

Всего полтора часа длится сам конкурс. А сколько было работы, волнений. За кадром остались едкий запах краски, жжение растворителя, попавшего на кожу головы, нервный тик на левом веке Влада и уже четко обозначившиеся (в его 19 лет!) залысины, гул в ушах от постоянных поездок и бессонных двух ночей и жуткая усталость.

...На улице, в метро я ловлю на себе восхищенные взгляды. А девчонки на факультете, увидев меня, замирали. От зависти.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100