Новости Петербурга

Тройной юбилей и премьера на четверых

23:02:12, 14 сентября 2005
Даты говорят сами за себя: 80 лет со дня рождения Кирилла Юрьевича Лаврова, 55 лет его творческой деятельности и полвека службы в БДТ.

...С ранней юности не пропускавший премьер в БДТ, я впервые увидел Лаврова в спектакле «Четвертый» в самом начале 1960-х. Честно говоря, не очень запомнил, роль там была маленькая и не слишком заметная. Потом был ошеломляюще неожиданный Молчалин в «Горе от ума». А вот в кино...

В 1963-м вышел на экраны фильм А. Столпера «Живые и мертвые». Пожалуй, впервые в нашем кино о начальном периоде Великой Отечественной войны рассказывалось с такой беспощадной правдивостью. Помню то оглушающее впечатление, которое производил фильм, особенно на молодое послевоенное поколение. Ведь мы росли и воспитывались исключительно на победных реляциях. А роль политрука Синцова, глазами которого были увидены трагизм и героика лета 1941 года, принесла Лаврову первый большой успех и близкое знакомство с Константином Симоновым. Он выбрал актера на эту роль и очень высоко оценил его работу.

Впрочем, я, например, запомнил Лаврова еще и по роли симпатичного вора Лехи Лапина в картине «Верьте мне, люди!» по сценарию Юрия Германа. Кто тогда мог подумать, что через много лет эта роль получит такое неожиданное продолжение в «Бандитском Петербурге»?

На сцене БДТ Лавров сыграл около сотни ролей, порой совершенно неожиданных и для публики, и для самого актера. Что говорить, для театра он был палочкой-выручалочкой, когда требовалось. Он был нужен Товстоногову, который, чтобы ему сейчас ни приписывали, был советским по сути режиссером и не просто формально соблюдал принятые тогда «правила игры».

Современная тема была для Товстоногова столь же важна, как и классика. Такие спектакли, как «Правду, ничего кроме правды» или «Протокол одного заседания», далеко выходили за рамки дежурной публицистики, становились событиями не только театральной, но и общественной жизни. Не говоря уже о «Трех мешках сорной пшеницы». И Лавров был здесь поистине незаменим.

Ленинская тема стала вотчиной Лаврова, но и здесь, где границы дозволенного были особенно «на замке», актеру удавалось довольно прозрачно намекать на трагическую сложность главного героя советской истории. Но Лавров был нужен Товстоногову и для решения задач высшей художественной сложности.

В кино, конечно, беззастенчиво эксплуатировали положительное обаяние Лаврова, его умение быть предельно искренним во всем. Но с возрастом он становился все разборчивей и выбирал предложения по принципу неожиданности и трудности задачи. Так появились на экране Иван Карамазов, граф Карнеев в фильме «Мой ласковый и нежный зверь», Пахульский в «Чайковском». Совсем скоро этот список пополнится ролью Понтия Пилата в экранизации романа «Мастер и Маргарита». А лучшим свидетельством широты творческого диапазона актера может служить сопоставление таких контрастных ролей, как в житийно-космическом «Укрощении огня» и костюмно-изящном «Стакане воды».

Однажды мне довелось вместе с Лавровым закрывать гастроли тбилисского Театра имени Руставели. Дело было в середине перестройки, в самый разгар «всенародной» антиалкогольной кампании. «Ричард III» прошел, конечно, с бешеным успехом. А после спектакля в кабинете директора Выборгского ДК был накрыт великолепный стол, и грузины, виновато улыбаясь, выставили несколько бутылок боржоми. Мол, мы все понимаем, решения партии и правительства надо выполнять неукоснительно. Я в то время занимал довольно высокую должность в управлении культуры и потому старался сделать хорошую мину при плохой игре. Лавров тоже вежливо улыбался, но глаза стали скучными. Когда разлили боржоми по фужерам, Кирилл Юрьевич сказал замечательный тост по поводу национально-культурного братства. Мы чокнулись, я с отвращением глотнул и вдруг чувствую: чача, превосходная, крепчайшая. И увидел, наверное, лучшую из улыбок Лаврова. Ах, как мы замечательно посидели в тот вечер!

Совсем недавно я увидел похожую улыбку. На юбилее Владислава Пази Алиса Фрейндлих вытащила Лаврова на сцену. Он замечательные слова сказал по поводу спектакля «Оскар и Розовая Дама». Мне, мол, надо ревновать, завидовать такому успеху нашей актрисы на сцене другого театра, а я радуюсь. И улыбнулся так широко, искренне и радостно, что все поверили — это чистая правда.

Мне приходилось непосредственно наблюдать Лаврова в гуще общественной деятельности и в обкомовские времена, и в губернаторские. Могу засвидетельствовать, что для него это всегда было естественной потребностью, а не скучной обязаловкой. И всегда неизменными были столь же органично ему присущие достоинство и порядочность. Можно только позавидовать такому умению оставаться самим собой в любых обстоятельствах. Будь то на приеме у президента или совещании у губернатора, на актерском капустнике или на трибунах «Петровского». В том числе и на футбольном поле, где я имел честь противостоять Лаврову в игре сборных артистов и журналистов. Тоже незабываемые остались впечатления, не столько от самой игры, сколько от «третьего тайма».

Абсолютно прав Андрей Толубеев, который предложил ввести эталонную «единицу порядочности в искусстве — 1 лавр».

В самый трудный для коллектива момент Лавров стал художественным руководителем БДТ и сделал все возможное, чтобы сберечь товстоноговские традиции, сохранить созданный мастером ансамбль. Благодаря в первую очередь его усилиям БДТ удалось избежать печальной участи знаменитых московских театров, которые погрязли в скандальных разборках и разделах. Можно только догадываться, каких нервно-энергетических затрат это потребовало.

Еще накануне 75-летия Лавров собирался оставить пост руководителя театра. Лучше кого-либо другого он понимал, что во главе должен стоять режиссер. И в то же время ясно было, что товстоноговский масштаб недосягаем. Темур Чхеидзе, которого еще Георгий Александрович приглашал на постановку с дальним прицелом, до прошлого года все никак не решался взять на себя всю ответственность.

Лавров готов был рисковать, давая шанс молодежи. Григорий Дитятковский поставил очень интересные спектакли. Григорий Козлов выпустил «Перед заходом солнца», в котором Лавров сыграл главную роль. Сыграл так, что его Маттиас Клаузен занял свое законное место в ряду творений таких актеров, как Астангов, Симонов, Царев. Роль оказалась почти исповедальной, ведь Лавров, как и герой Гауптмана, по праву ощущает себя хранителем бесценных духовных сокровищ, ответственным за то, чтобы они попали в надежные руки.

Пять лет промелькнули, и вот наконец он получил новую роль в подарок к 80-летию. Тот факт, что это первая после Клаузена новая работа, свидетельствует о том, как худрук Лавров «активно покровительствовал» актеру Лаврову. Спектакль «Квартет» обречен на успех уже по составу исполнителей: вместе с Лавровым пьесу Р. Харвуда вчера разыграли А. Фрейндлих, З. Шарко, О. Басилашвили. Такого звездного состава даже в БДТ давненько не бывало.

Так что поздравить Кирилла Юрьевича хочется не столько с юбилеем и с очередным орденом, сколько с премьерой и новой ролью. И будем надеяться, что следующей роли не придется ждать пять лет.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100