Новости Петербурга

«Колыбель революции» пустаМолодежные оппозиционные движения надеются найти идеалы у инвесторов

18:32:43, 24 сентября 2005
Молодежные оппозиционные движения надеются найти идеалы у инвесторов
Анна ФЕДОРОВА

Тот, кто в юности не был революционером, — лишен сердца.

Тот, кто к старости не стал консерватором, — лишен ума.

Уинстон Черчилль

«Молодежная политическая активность» — относительно новое явление для российской действительности. В этом году молодежная политика расцвела, как никогда за всю новейшую российскую историю: создаются разнообразные организации, проводятся пикеты и митинги, лидеры молодежных движений публикуются в центральных СМИ. Что это — реальный подъем гражданской активности или «много шума из ничего»?

В начале сентября мы провели «экскурсию» по молодежным организациям Санкт-Петербурга с целью выяснить, что же у них на самом деле происходит. Общались мы преимущественно с теми, кто называет себя «оппозиционерами» или даже «революционерами». Мы решили, что реальный «драйв», выражаясь молодежным языком, мы найдем именно там. Ведь протест — это так романтично. Чем же еще заниматься молодому человеку, как не бросать вызов всему миру, а особенно — политической системе?

Так что мы ожидали увидеть множество «юношей бледных со взором горящим», которые строят амбициозные планы по преобразованию общества, увлеченно спорят между собой и не спят ночами, читая архирадикальную литературу.

Реальность обманула наши ожидания. Молодежные политические движения действительно существуют, однако не совсем понятно, что и зачем они делают.

В офисе молодежного «Яблока», например, царит расслабленная атмосфера. Партийцы смотрят телевизор и болтают. На вопросы о ближайших планах, программе действий и т. д. отвечают неопределенно, пожимая плечами. При этом в организации состоят порядка 30 человек — небольшая цифра для второго по численности города России, не правда ли?

А движение с грозным названием «Идущие без Путина» ставит перед собой очень четкую задачу — добиться того, чтобы Путин не стал президентом на третий срок. Но как эту задачу решать, они не понимают. «Акции будем проводить...» — говорит его лидер. Численность движения — немногим более 10 человек. Какие тут акции? Впрочем, и 10 человек могут привлечь к себе общественное внимание, если придумают что-то яркое и оригинальное и не забудут пригласить журналистов. Пока что, впрочем, «Идущие без Путина» ничем таким не прославились.

Показательны анархисты, устроившие пикет около Невского проспекта. Судя по всему, это для них привычное занятие; вышел в субботу на улицу и стой себе под черным знаменем. Подхожу поговорить. Спрашиваю, в чем сущность их идеологии и зачем на полотнище написано «Свободу Чечне!». Отвечают в духе классиков анархизма: «Мы хотим, чтобы вообще не было никакого государства, государственная система — зло». Отлично, говорю я им. Но вы же в России живете. Почему вы тогда не пишете «Свободу России!»? Но молодежи под черным знаменем неинтересно об этом разговаривать. Похоже, им вообще неинтересно разговаривать — они стоят молча. А милиционеров вокруг, кстати, едва ли не больше, чем участников пикета. Прохожие целеустремленно идут мимо, не обращая внимания на девушку, которая пытается раздавать листовки.

Вообще малочисленность и неорганизованность — это реальная проблема оппозиционных движений. Возможно, «молодежная оппозиция» полностью повторит ошибки «взрослой оппозиции», от которой они, кстати, частично зависят. Каждый «демократический лидер» убежден, что именно он соберет всех под своими знаменами. Коллеги не идут и упорно делают что-то свое. А пресловутый «режим» берет монолитностью и массовостью. Знаете, какое слово чаще всего звучит в разговорах оппозиционеров между собой? Это слово «Наши», название молодежной прокремлевской организации, добившейся впечатляющей массовости и размаха акций в последние месяцы. «Наши» — это главный враг, заставляющий их чувствовать себя неуютно и неуверенно.

Это вполне объяснимо. «Наши» располагают значительно большими ресурсами, чем все революционеры, вместе взятые. Но спрашивается, когда это останавливало настоящих «борцов с режимом»? В одной из песен питерской рок-группы «Сплин» есть чудесные строчки: «И встал у последней черты, и волны плескались на уровне крыши...». По-моему, как нельзя лучше отражает ощущение человека, который по-настоящему решил с чем-то бороться. Ощущения «у последней черты» мы не встретили ни у кого. «Молодежная политика» для них — игра. В любой момент можно перестать этим заниматься и пойти работать в какую-нибудь солидную фирму. А пока есть такая альтернатива, все можно воспринимать легко и несерьезно. Есть настроение — пошел на митинг. Нет настроения — пошел пить пиво.

Но проблема молодежных движений не только в неорганизованности. Главная проблема — «пустота» участников, плохо замаскированная под взрослый цинизм и прагматичность. «Что мы можем сделать, — говорят они, — если у нас нет инвестора? Будет инвестор — будет и проект». И не знают они, видимо, наивные, что инвесторы говорят так же: были бы люди, вдохновленные новыми идеалами, а деньги найдутся. Так и прячут друг за другом «инвесторы» и «революционеры» отсутствие идеалов и идеологии, ради которых появляются деньги и присоединяются люди.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100