Новости Петербурга

Милиция, алло! У нас НЛО...или Как я дежурила в РУВД

03:01:26, 14 октября 2005
или Как я дежурила в РУВД
Екатерина ГОЛОВИНА, студентка факультета журналистики СПбГУ

Центральный район — один из самых непростых в городе по криминальной обстановке. Здесь большое скопление людей. Невский проспект, окрестные улицы, скверы и площади — излюбленное место прогулок петербуржцев и гостей северной столицы. Здесь шикарные гостиницы, магазины, бутики... Естественно, все это привлекает и «деятелей» криминального мира. По словам начальника уголовного розыска Центрального РУВД Юрия Белякова, все, что происходит в городе, разумеется, в меньших масштабах, имеет место и в его историческом центре. Диапазон преступлений очень велик: кражи, бытовые конфликты, мошенничества и даже убийства.

Вся информация о преступлениях и нарушениях в районе стекается в дом № 3 по Мытнинской улице. О том, что здесь и находится местное РУВД, свидетельствуют стоящие рядом с этим зданием служебные машины с мигалками. Захожу внутрь. На стене — фотографии, запечатлевшие будни и праздники милиционеров. Окно между первым и вторым этажами выходит во двор: там возле милицейских «уазиков» коротают время водители в ожидании вызова.

Дежурная часть располагается в небольшой комнате с бледно окрашенными стенами. Комнатные цветы делают помещение уютным. В застекленном пенале — переходящее знамя «за организацию работы, комплектацию состава среди РУВД Санкт-Петербурга в 2004 году». Обстановка сугубо рабочая: мониторы, шкафы с толстыми папками, радиостанция, карты на стенах. За столами — двое дежурных. Они принимают звонки по телефону 271-02-02...

Человек увидел, что кто-то лезет в окно квартиры на первом этаже. А если это грабитель? И прохожий звонит в дежурную часть. Большинство же сообщений о происшествиях поступает из Главного управления внутренних дел. Именно туда идут все звонки по телефону 02. Этот номер общеизвестен и более привычен.

В дежурной части обычный рабочий день. Звонит телефон. Сбивчивым голосом женщина сообщает, что не нашла свою машину на том месте, где ее оставила. Информация о звонке заносится в базу данных. Дежурный знает, что по центру города около половины четвертого проезжал важный гость, и часть автомобилей, мешавших движению кортежа, с Садовой улицы эвакуировали, чтобы освободить проезжую часть. Милиционер просит женщину перезвонить через двадцать минут и связывается с ГИБДД, чтобы узнать, куда переставили машину. Вскоре авто найдено: оказывается, его отбуксировали на площадь Островского.

Другой звонок. Петербурженка жалуется на лохотронщиков: она лишилась четырех тысяч рублей. Дежурный выясняет, откуда она звонит: «Апраксин переулок? Сейчас к вам подъедет оперативная группа». Периодически из радиостанции доносятся обрывки разговоров между патрульными отрядами, курсирующими по району. С помощью этой радиостанции дежурный связывается с одной из машин, патрулирующих район: «В Апраксином переулке опять лохотронщики орудуют... Да, женщина ждет там. Как разберетесь, доложите». «Сколько ни предупреждай людей — все бесполезно, — говорит мне дежурный. — Надеются, что именно им повезет, хотя всем известно, что эти лотерейщики — обычные мошенники». Через пятнадцать минут оперативники выходят на связь — деньги женщине вернули.

Результат меня поразил. Я была уверена, что проигранное в лохотрон уже не вернуть, остается только пенять на свою доверчивость. Но, как оказалось, даже в такой, на первый взгляд провальной, ситуации за помощью нужно обращаться в милицию.

Снова звонок, на этот раз в содействии нуждаются санитары. Они пытаются отвезти в психиатрическую клинику женщину, которая, по их уверениям, не совсем в здравом уме, а та буянит и не хочет садиться в машину. У санитаров указание — не применять силу. Дежурный ворчит: «Опять милицию просят. Всегда она крайняя... В доме электричество отключат, трубу прорвет или подвыпивший гражданин за окном увидит НЛО — и всегда звонят в милицию».

С некоторыми гражданами приходится общаться по нескольку раз: молодой человек неоднократно звонит и просит решить какой-то коммунальный вопрос. Попробуй объясни, что обращаться в таком случае нужно в другую службу. А бывает и ложная тревога. Например недавно, по словам милиционеров, мужчина заявил о пропаже своего шестилетнего сына: мол, еще вчера пошел в магазин и не вернулся... Естественно, все силы были брошены на поиски ребенка. В итоге через четыре часа мальчика нашли у матери, которая забрала его накануне у подвыпившего отца.

...А вот вызов серьезный — вымогательство. В кабинет к менеджеру магазина строительных товаров зашли неизвестные и потребовали деньги. Дежурный связывается с ближайшей к месту преступления патрульной машиной. Оперативные работники едут на вызов, оценивают обстановку и обеспечивают охрану территории, где случилось происшествие. Спустя некоторое время просят приехать дознавателя. Он должен осмотреть место преступления и составить протокол. Все происходит быстро — в надежде, что преступление будет раскрыто по горячим следам.

При этом дежурные со всеми стараются быть вежливыми и четко задавать вопросы.

Нельзя долго занимать служебный телефон разговором с одним человеком: ведь в это время кто-то другой, может быть, гораздо острее нуждается в помощи.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100