Новости Петербурга

Пам Скелтон (Великобритания)

13:13:46, 28 октября 2005
“Сожженная поэма” – первый проект, созданный современным художником для мемориальной экспозиции Музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. Две инсталляции – видеопроекции на стене в комнате, где Ахматова в 1945 году встречалась с Исайей Берлиным, и на поверхности старого зеркала в комнате, где Ахматова жила в 1938-1941 годах - основаны на подлинных событиях 1930-1940-х годов.
Легендарная встреча Анны Ахматовой с Исайей Берлиным, будущим великим британским философом, а тогда сотрудником британской дипломатической миссии, состоялась в ноябре 1945 года. Для Ахматовой Берлин стал первым человеком с той стороны “железного занавеса”, с которым ей удалось встретиться. Их беседа продолжалась почти до утра: они говорили о Петербурге, о жизни Ахматовой в Ленинграде перед войной, о судьбе ее поколения - о Николае Гумилеве, Осипе Мандельштаме, о ее друзьях, еще в 20-е уехавших в Европу, о ее стихах, которые были для Берлина, любившего русскую литературу (он родился в Риге и в детстве жил в Петрограде), – открытием способности поэзии сопротивляться террору. У Ахматовой осталось ощущение их абсолютного понимания: его оценка людей и событий была совершенно адекватна тому, что чувствовала она. Берлин вскоре вернулся в Англию, а Ахматову ожидал гнев Сталина: несанкционированные встречи с иностранцами приравнивались к обвинению в шпионаже. За этим последовало Постановление ЦК партии 1946 года, исключение из Союза писателей, слежка и запрет на публикацию стихов. Но образ Берлина – Гостя из Будущего – вошел в «Поэму без Героя», над которой она работала два последних десятилетия своей жизни.
Видеопроекция в зеркале в комнате, где Ахматова жила в 1938-1941 годах, связана с историей сожжения Ахматовой своих стихов. Из рассказов современников, в частности, из “Записных книжек” Лидии Чуковской известно, что Ахматова несколько раз сжигала свои рукописи в квартире Фонтанного Дома. Это было в годы Большого террора, когда она писала «Реквием» и в 1949-м, после четвертого ареста ее сына Льва Гумилева , когда, опасаясь за его жизнь, она сожгла огромную часть своего литературного архива. Рукописи своих стихов Ахматова считала главной причиной всех тех ужасов, которые выпали на долю ее сына, и называла их уничтожение «самосожжением» или аутодафе. В 1940-х, справедливо боясь подслушивающего устройства, установленного в ее комнате, Ахматова часто объяснялась с друзьями записочками, которые потом сжигала в пепельнице, не задумываясь о том, как выдают ее эти сожженные бумажки.
Проект созданный Пам Скелтон для Музея Ахматовой относится к жанру site-specific project, когда художник в своей работе исходит из контекста , адресуя свое произведение непосредственно тому месту, где оно впоследствии будет экспонироваться. Работа над “Сожженной поэмой” продолжалась почти два года. Характерно, что прошлых жильцов Фонтанного дома сыграли не кто нибудь, а его нынешние обитатели. Воссоздавая три различные разновременные сцены с участием Ахматовой, Пам Скелтон последовательно пригласила на роль героини трех сотрудниц музея (Наталью Павлову, Маргариту Чекоданову и Светлану Александрову).

источник: Британский Совет

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100