Новости Петербурга

Имени митрополита

18:14:08, 28 октября 2005
Александро-Невский дом призрения бедных духовного звания открылся в доме № 174 по Невскому проспекту в 1860-е годы. Основан он был митрополитом Исидором, управлявшим столичной епархией 32 года (с 1860-го по 1892-й) и пользовавшимся «совершенно заслуженной репутацией очень умного иерарха, отличного администратора и истинного монаха по своей жизни» (свидетельство Сергея Юльевича Витте).

Новое заведение создавалось с одной целью — «чтобы вдовы, престарелые и бесприютные, могли найти в нем кусок хлеба». Имелись в виду, конечно, не все вдовы, а лишь вдовы духовных лиц. Да и можно ли было вести речь обо всех, если всего-то в доме содержались 70 пожилых дам!

Со временем в доме № 174 открылось еще и епархиальное женское училище. Инициатором его создания был тот же митрополит, отчего оно и стало зваться Исидоровским.

Потом для училища было отстроено собственное здание — дом № 176 по Невскому проспекту. Архитектор поставил его с отступом от красной линии Невского, а на самой красной линии возвел высокую двухэтажную часовню со звонницей, увенчанной шатровой крышей. Эта часовня, снесенная после революции, — на архивном снимке.

В Исидоровское училище принимали дочерей духовных лиц в основном сельского духовенства Петербургской губернии. Дети были из небогатых семей, жили они на Старо-Невском целый год и лишь на каникулы уезжали домой. Городских учениц было заметно меньше.

Одна из питомиц училища, Анастасия Лебедева, написала воспоминания о нем, где живо запечатлела быт учебного заведения.
«Воспитанницы класса различались по цвету платья (в 1 — 2-м классах платья (из камлота) были темно-красные (бордо); в 3 — 4-м — зеленые; в 5-м и 6-м — лиловые; в 7 — 8-м — серые. В будние дни мы носили черные передники и белые пелеринки (одной из форм наказания, к которой прибегали сравнительно редко, была — «оставить без передника»).

В училище соблюдались строго установленные порядки. К первоклассницам прикреплялись воспитанницы из 5-х классов, они назывались «старшими», в их обязанности входило помочь на первых порах новеньким во всем: научить заправлять постель, делать метки на белье и обуви в положенном месте, помочь починить одежду, научить завязывать бантик на переднике и др. Все это «старшие» делали обычно охотно и заботливо...

Порядок дня в училище был следующий: в 7 часов (или без пятнадцати семь?) по звонку мы вставали. Примерно в 7 часов 30 минут становились в пары и шли на молитву. В последние годы она проводилась в общей столовой, где стояли уже накрытые к утреннему чаю столы. Молитвы по тетрадке читали по очереди ученицы старших классов. Затем мы выпивали кружку холодного чая, к которому полагались два кусочка сахару и французская булка за 3 копейки (горячий чай мы пили вечером и уже с мягкой французской булкой). После большой перемены начинались уроки до завтрака, состоявшего из каши или куска пирога или черного кофе с ломтем полубелого хлеба. Затем два урока, до обеда. Помню, что всем нам хотелось есть, уносить хлеб в кармане не разрешалось. Только за обедом мы на какое-то время утоляли свой голод (мы могли покупать сласти через служащую девушку, для чего составлялся список такого образца: 1. шоколад, на 5 коп. — такой (указывалась фамилия девочки); 2. ириски, на 5 коп. (фамилия). По этому списку магазин отпускал товар. Большинство из нас, в том числе и я, не могли рассчитывать на эти деньги.

Обед состоял из трех блюд. Соблюдались «постные» дни — среда и пятница. По воскресеньям в меню было: суп с мясом, котлеты с пюре и пирожное, на выбор. Готовили вкусно. После вечернего чая, в 5 часов, шло приготовление уроков, затем ужин (из двух блюд, плюс тайком приносились куски хлеба). За обедом и ужином ставились кувшины с квасом. После ужина кто сидел в классе, кто в спальне. Или, переодевшись в халаты, гуляли по коридору с распущенными волосами, чтобы и они отдыхали...

Первый год жизни в училище для меня, и для многих, был непривычный и тягостный. Из домашнего приволья, жизни на природе мы попадали в обстановку довольно строгого режима, сидения в «четырех стенах». А какая была дисциплина! Классная дама или ее помощница, дежурившие по дням, находилась с нами неотлучно. На уроках ни повернуть головы, ни разговоров (даже если что-нибудь нужно было спросить), ни подсказок. Достаточно было взгляда классной дамы, чтобы пресечь «нарушение».

На переменах, правда, мы шумели и бегали беспрепятственно. Единственно, когда мы чувствовали себя в младших классах «свободными», это когда мы были в бане. Она находилась на нашем дворе. Накинув теплые халаты, с мешками на плечах, где было чистое белье, мы бежали в баню с радостными криками — одни. В бане присутствовала на первых порах только «девушка», которая могла помочь помыться, а потом и она не приходила...»

Питомицы Исидоровского заведения учились семь лет, а потом становились учительницами церковно-приходских школ. Они славились своим трудолюбием, что и неудивительно, имея в виду их происхождение и школу.

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100