Новости Петербурга

«Вредная» лекция

17:53:03, 02 ноября 2005
В кампанию 1898 года вице-адмирал С. О. Макаров вторично командовал Практической эскадрой. На основании предшествующего опыта он решил расширить программу тактических занятий. Одной из решенных тактических задач стала, в частности, ночная атака береговых укреплений, специально сооруженных для этой цели на острове Карлос (близ Ревеля). Макаров был очень доволен результатом проведенного маневра, считал его весьма поучительным и ставил себе в заслугу...

Однако не все командиры разделяли восторг Макарова. Офицеры учебно-артиллерийского отряда, которым командовал контр-адмирал А. А. Бирилев (впоследствии один из врагов Макарова), находили весь маневр «мало поучительным». Такого же мнения придерживался и бывший в то время в штабе Бирилева 35-летний лейтенант Н. Л. Кладо. (Читателя не должно смущать кажущееся несоответствие возраста и чина: в тот период морские офицеры служили лейтенантами по 10 — 12 лет, после чего производились в капитаны 2-го ранга). Николай Лаврентьевич был высокообразованным моряком и преподавал тактику в Николаевской морской академии, а также читал лекции в Академии Генерального штаба и в Инженерной академии...

Весной 1901 года вице-адмирал Макаров, уже являвшийся главным командиром Кронштадтского порта и потому возглавлявший комиссию по лекциям в Морском собрании Кронштадта, предложил лейтенанту Кладо прочесть лекцию «Ночная атака флотом береговых укреплений». Кладо поначалу отказался, но Макаров проявил настойчивость, и вскоре лекция состоялась...

Разбирая вопрос и с теоретической, и с практической точек зрения, Кладо, в частности, отметил, что если стрельба по плавучим целям, неподвижным и подвижным, разработана хорошо «во всех деталях», то атака береговых укреплений исследована недостаточно и произведенные в этом отношении опыты можно уподобить «пузырям, появляющимся на мутной поверхности еще не установившейся мысли». Услышав последние слова, Макаров встал и ушел из зала.

Когда Кладо закончил свое выступление, он передал редактору газеты «Котлин», по его просьбе, рукопись лекции и, не ожидая ничего плохого, ушел отдыхать. На следующее утро Кладо на пароходе отправился в Петербург. На этом же пароходе следовал и Макаров. Его адъютант предупредил Кладо, что адмирал крайне недоволен лекцией и будет на него жаловаться.

И в самом деле: 2 апреля в письме на имя управляющего Морским министерством Макаров отметил, что лейтенант Кладо в своей лекции позволил себе «в резком, авторитетном тоне, крайне неосновательные и бесцеремонные суждения о действиях почтенных адмиралов» и других высокопоставленных начальников. Макаров посчитал эту лекцию «безусловно вредной», а заодно предположил, что и в своих академических лекциях Кладо принял «вредное направление». «Непочтительное выражение лейтенанта о трудах адмиралов в Морском собрании есть тяжкое преступление, о котором имею честь представить на благоусмотрение Вашего превосходительства», — писал в конце письма Макаров.

Управляющий Морским министерством направил послание Макарова начальнику Морской академии. Тот потребовал от Кладо объяснений. Незадачливый лектор дал обстоятельные комментарии, подкрепив их рукописным текстом лекции. Все это не оставило и тени сомнения в том, что Степан Осипович был не совсем прав. Гневная вспышка Макарова не имела неприятных последствий для Кладо.

Один из первых биографов С. О. Макарова его друг и единомышленник барон Ф. Ф. Врангель впоследствии отмечал: «Его чрезмерное самолюбие затемняло его ясное суждение, как только ему казалось, что его заслуги недостаточно ценят. В виду этой слабости я ему, по дружески шутя, говаривал, что он делит людей на хороших — которые с ним согласны, и дурных, которые ему мешают проводить свои идеи»...

Судьба вице-адмирала С. О. Макарова общеизвестна: он погиб 31 марта 1904 г. в Порт-Артуре на броненосце «Петропавловск».

Что касается Н. Л. Кладо, то он тоже стал участником русско-японской войны — являлся начальником военно-морского отдела штаба командующего флотом Тихого океана (во Владивостоке). В 1905 году за критику высшего морского командования по поводу плохой подготовки 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского Кладо был отправлен в отставку...

Впоследствии Николай Лаврентьевич продолжил службу в Николаевской морской академии: стал генерал-майором, заслуженным профессором, а после Февральской революции был избран ее начальником. С сентября 1918 года он до самой смерти (10 июля 1919 г.) являлся председателем Военно-морской исторической комиссии по исследованию опыта войны на море в 1914 — 1918 гг.

За 30 лет своей научно-педагогической деятельности Кладо опубликовал более ста трудов по морской стратегии, тактике, военно-морской истории и истории военно-морского искусства.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100