Новости Петербурга

Когда SOS подает нос

22:33:35, 28 декабря 2005
Если в квартире или на лестничной площадке запахло газом, ликвидировать утечку помогут в Аварийной газовой службе по телефону 04. Ответят на звонок здесь, на улице Седова, 9, в Центральной диспетчерской службе «Ленгаза». И отправят вызов в один из пяти филиалов управления аварийно-восстановительных работ. Они находятся в разных точках города, чтобы бригада как можно быстрее успевала приехать, даже если на пути пробки или разведены мосты. В каждом филиале работают по три бригады в смену. За год ремонтники выезжают в среднем на тридцать тысяч вызовов.

Бригады, которые обслуживают Центральный, Красногвардейский районы и Купчино, базируются в одном здании с Центральной диспетчерской. В этот зимний день мне разрешили здесь подежурить и даже отправиться вместе с бригадой по вызову. С утра работы у газовщиков было невпроворот. Вызовы следовали один за одним. Предупреждали об одном и том же: на улице пахнет газом. Причем тревожные звонки шли из одного района — неподалеку от станции метро «Новочеркасская».

«Бригада мастера Табаковой!» — затрещал динамик в коридоре. К выезду вместе с мастером стали готовиться два слесаря и водитель.

Ирина Табакова — молодая, худенькая, невысокая, в черной юбочке, с аккуратненькой короткой стрижкой и тоненьким-тоненьким голоском — похожа на фарфоровую статуэтку, но никак не на мастера, который должен разрулить чрезвычайную ситуацию. Услышав вызов, она упорхнула из диспетчерской. Через две минуты прибежала обратно, уже в рабочей форме. Схватила какие-то бумаги и снова исчезла. Через мгновение опять появилась с ящиком инструментов и каской в руках...

Машина стояла у входа — желто-красная «Газель». Такие всегда используются при экстренных вызовах. Инструменты в ней были аккуратно разложены по своим местам, каски висели в салоне на специальных крючках. Водитель Константин потом рассказал мне:

— Новая машина приходит к нам «голая» — два ряда сидений и багажник. А ребята уже сами припаивают и привинчивают полки, петли, крючки, чтобы все было под рукой и можно было быстро найти необходимое. Ведь инструментов разных и деталей требуется много.

В пути было не до разговоров. Один из слесарей — Александр Константинович — старший и опытный, колдовал над полкой, набитой папками с загадочными названиями: «МРЭУ-1, 1-28 Центральный», «МРЭУ-3» и т. д. Оказалось, это маршрутные карты всего «подопечного» района.

— На них все нужные обозначения, — объясняет Александр Константинович, — где проходит газопровод, какое давление: низкое, среднее, высокое... Мы определяем, как быстрее проехать на место предполагаемой аварии, какие там есть объекты, котельные, например. И сразу отмечаем, где ближе всего можно перекрыть газопровод, если это вдруг понадобится.

Шоферы в «Ленгазе» водят лихо! Только держись на поворотах. Наш «Шумахер» крутил руль молча, почти с дьявольским спокойствием. А по-другому и нельзя — не будешь же нервничать по двенадцать часов в сутки, а приехать на место нужно в течение сорока минут, несмотря на разбитые дороги и пробки. Как мне рассказали в диспетчерской, даже при таких жестких условиях бригады «Ленгаза» попадают в аварии редко. Здесь припомнили пару опасных ситуаций, слава богу, с хорошим исходом. Диспетчерам можно верить, ведь многие из них работают в «Ленгазе» по двадцать пять, тридцать лет.

Тем временем мы приехали. Вышли из машины — и, правда: чувствуется резкий запах, похожий на газ. Саша — самый молодой слесарь в команде — стал расставлять на проезде знаки: «Проход воспрещен!». Ирина Ивановна и Александр Константинович со специальными приборами в руках уверенным шагом направились к котельной, стоявшей неподалеку. Они замеряли уровень загазованности вокруг котельной, в люках. Все проверяли и перепроверяли.

— Каким-то мазутом опять пахнет! — с досадой и со знанием дела буркнул водитель и сел в машину, а мне объяснил:

— На железной дороге мазут сливают, а чтобы сливался хорошо — подогревают его. Вот округа и заполняется запахом, похожим на газ. Наши граждане бдительные — сразу в газовую службу звонят.

Вернулись мастер и слесари. Убрали знаки, закурили. Уверены люди в своей работе — не боятся курить там, где только что искали утечку газа.

— Такие «ложные» вызовы бывают нередко, — объяснила Ирина Ивановна, — люди сливают из баллонов остатки жидкого газа, чтобы наполнить их снова. Иногда прямо перед домом. Бывает, разольют в подъезде карбофоc или хулиганы распылят слезоточивый газ... Когда ремонтируют или кроют крыши, битум разогревают горелками, испарения очень похожи на запах газа. А вообще вызов по поводу запаха газа на улице, пожалуй, самый сложный. Нужно проверить наружный газопровод, котельную, каждый люк в радиусе пятидесяти метров. Зимой их приходится искать по карте и откапывать из-под снега.

...Не успели на базе расслабиться, как снова вызов. Теперь не такой сложный. В одной из квартир плита пропускает газ. В таких случаях выезжают только водитель и слесарь.

Поднялись в квартиру. Двери открыла хозяйка. Громко, задорно поздоровалась, широким жестом пригласила войти. Сразу видно, женщина с напором. Ведя по узенькому коридору, разъяснила причину вызова: она зажгла конфорку и «из-под крыльев» старенькой плиты вспыхнул огонь. Не спуская глаз с рук Саши, который разбирал и осматривал плиту, затараторила:

— Мы месяц назад мастера вызывали, но эта конфорка по-прежнему плохо горит, а эту я совсем не включаю, она ни с того ни с сего гаснет.

Саша молча и спокойно перепроверил все конфорки под зорким наблюдением придирчивой хозяйки.

И напоследок потянул носом воздух около газовой трубы — мало ли что. Как он потом сказал мне, нос — самый лучший измерительный инструмент газовщика.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100