Новости Петербурга

Гнездо правоведов

21:07:04, 10 февраля 2006
Гнездо правоведов
Если бы не надпись на внушительном восьмиколонном портике, можно было бы подумать, что в этом здании размещается департамент по заготовке дров для всей столицы. Из-за их необычайного изобилия совершенно не видно реки, отчего создается впечатление, что русло Фонтанки давным-давно пересохло и используется исключительно для сухопутных грузовых перевозок. Такое вот историческое мгновение уловил объектив фотокамеры, установленной петербургским репортером на противоположной стороне набережной в один из погожих дней первого десятилетия ХХ века.

На самом же деле запечатленное на снимке учреждение было весьма далеко от заготовки дров, потому что называлось оно ИМПЕРАТОРСКОЕ УЧИЛИЩЕ ПРАВОВЕДЕНИЯ и, как следует из названия, имело своей задачей готовить образованных и сведущих чиновников для судебных органов Российской империи. Это привилегированное учебное заведение, куда наряду с лицеем принимались лишь дети потомственных дворян, размещалось в специально купленном для него в 1835 году бывшем доме сенатора И. Н. Неплюева на Фонтанке.

Именно этот год считается годом основания училища, хотя попытки создать подобного рода заведение предпринимались начиная с конца XVIII века. Еще в 1797 году, по указу императора Павла, при Сенате открылась так называемая Юнкерская школа, куда поступали юноши, решившие посвятить себя гражданской службе. Школа давала начальное юридическое образование, необходимое для людей, призванных со временем занять высшие сенатские должности.

Неожиданно для самих основателей Юнкерской школы она сделалась чем-то вроде временного убежища для дворянских отпрысков, чьи родители старались избавить своих чад от тягот и превратностей павловской муштры. Вместо полагавшихся по штату пятидесяти воспитанников, из коих только тридцать могли быть из дворян, а остальные — детьми мелких приказных, туда записалось чуть ли не втрое больше народу, большей частью недорослей из «благородного сословия».

В 1803 году школу, переименованную в Юнкерский институт, перевели из первоначально отведенного для нее дома на Загородном проспекте, близ Пяти углов, на Литейную улицу, в дом, где ранее помещался Вспомогательный банк для дворянства (Литейный, 44). Впрочем, переименование школы в институт и перевод в более просторное помещение не спасли ее от упадка, начавшегося с разгона покойным государем Павлом сверхкомплектных юнкеров. Вдобавок после смерти капризного и вспыльчивого деспота отпала необходимость записывать дворянских детей на гражданскую службу, в результате чего количество желающих поступить в Юнкерский институт изрядно поуменьшилось.

Однако преобразовательный пыл чиновников от юриспруденции не угас, и в августе 1806 года, по инициативе главного секретаря Комиссии составления законов (она помещалась в том же доме на Литейном) барона Г. А. Розенкампфа, прежний институт был преобразован в Высшее училище правоведения, предвосхитившее появление того, что мы видим на фотоснимке. В одном из сентябрьских номеров «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1806 год опубликовано следующее объявление:

«Комитет Высшего Училища Правоведения, при Комиссии Составления Законов учрежденного, почитает своею обязанностию известить публику, что по торжественном открытии сего училища, последовавшем 31 Августа в присутствии Государя Императора, началось сего Сентября 7 дня публичное преподавание лекций. Все те, которые желают пользоваться сим заведением, могут слушать лекции, с тем только, что если кто из посторонних слушателей хочет участвовать в тех же самых выгодах, которые назначены юнкерам, находящимся на казенном содержании, тот должен при начале курса дать знать о том комитету и по выслушании полного трехлетнего курса подвергнуть себя публичному испытанию. Все лекции будут преподаваемы по утрам, от 10 до 12 часов».

Однако, судя по всему, мессия явился раньше положенного срока, не встретив должного отклика в сердцах тогдашних россиян: первый выпуск ученых правоведов, состоявшийся в 1809 году, оказался в то же время и последним. Различного рода неблагоприятные обстоятельства прервали деятельность нового училища, и через несколько лет оно было упразднено.

Лишь спустя почти два десятка лет вновь воссозданное Императорское училище правоведения торжественно открылось в бывших сенаторских палатах на Фонтанке (ныне дом № 6), приобретенных для этой цели принцем П. Г. Ольденбургским у наследников покойного владельца. В ту пору здание выглядело иначе — с мощным десятиколонным портиком, увенчанным треугольным фронтоном, без сооруженных позднее куполов, — и оно вполне отвечало господствовавшим в те годы классическим канонам красоты. Нынешний вид придал ему архитектор П. Ю. Сюзор в 1893 — 1898 годах.

За неполные сто лет своего существования Училище правоведения выпустило, по отзыву С. Ю. Витте, «много юристов, вполне почтенных людей, хотя вообще воспитанники привилегированных школ носят на себе известную печать какой-то недоделки». Очевидно, уважаемый государственный деятель имел в виду некоторую оторванность от жизни питомцев учебных заведений такого рода, наглухо закрытых для посторонних глаз. Они имели в себе черты неких элитных клубов и чуть ли не масонских лож. С последними их роднила также неизменная поддержка, оказываемая друг другу бывшими выпускниками.

Среди выпускников Императорского училища правоведения мы находим немало очень известных деятелей, прославившихся в самых разнообразных областях, таких как П. И. Чайковский, В. В. Стасов, А. Н. Апухтин, А. Н. Серов, К. П. Победоносцев, не считая множества других, менее знаменитых, чьи имена можно было прочитать на специально прибитых досках, которые вы видите на другом фотоснимке наряду с бюстом основателя училища.

Фотографии из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100