Новости Петербурга

ЧП лицейского масштаба

06:12:34, 18 февраля 2006
Императорский Александровский (в 1811 — 1844 гг. — Царскосельский) лицей в дореволюционный период являлся одним из самых привилегированных учебных заведений России, выпускники которого служили в таких ключевых ведомствах государства, как Министерство иностранных дел, Министерство внутренних дел, Военное министерство, Министерство финансов. Однако и в лицее иногда возникали сложные, неприятные ситуации — своего рода ЧП лицейского масштаба...

Одним из таких ЧП стало «дело Корфа». В четверг, 13 сентября 1890 года, учащиеся I (выпускного) класса доложили инспектору воспитанников барону Ф. Ф. Врангелю о том, что воспитанник V класса Оскар Корф горящей папиросой нанес ожоги воспитаннику VI (самого младшего) класса Голубеву. Расследование показало, что еще 6 сентября в перерыве между занятиями Корф подошел сзади к Голубеву и обжег его шею под воротником куртки папиросой. При этом присутствовали несколько товарищей Корфа. Незначительный ожог от трения куртки воспалился и увеличился, из-за чего Голубев вынужден был провести один день в лазарете.

Корф не отрицал своего проступка и признал его глупой и грубой выходкой, совершенной не по злости, а только ради шутки — из желания попугать новичка.

«Дело Корфа» рассматривалось 18 сентября 1890 года на чрезвычайном заседании Воспитательного комитета при Совете Лицея под руководством директора Н. Н. Гартмана. В журнале заседаний, в частности, было отмечено следующее: «...Притеснения, которые приходится претерпевать в начале каждого учебного года VI классу со стороны V, составляют явление, хотя из года в год уменьшающееся, но тем не менее еще не искоренившееся и к тому же служившее в обществе предметом многих толков, роняющих доброе имя Лицея.

Хотя многие из рассказов, циркулирующих в обществе, крайне преувеличены, другие (например, наделавшая столько шума история о Смельском) суть чистый вымысел, тем не менее начальство Лицея, считая долгом бороться с этим злом, предупредило и в нынешнем году V класс о своем намерении воспользоваться первым случаем подобного рода для примерного наказания.

Вот почему отец Оскара Корфа был немедленно извещен, что сыну его угрожает увольнение из Лицея.

После изложения дела и возникших по этому вопросу прений конференция при закрытой баллотировке высказалась большинством голосов в пользу увольнения Оскара Корфа из Лицея по прошению отца».

Окончательное решение по «делу Корфа» должен был принять Совет Лицея. 20 сентября 1890 года состоялось его чрезвычайное заседание под председательством директора Лицея. Присутствовали: инспектор классов Н. М. Коркунов, инспектор воспитанников Ф. Ф. Врангель, заслуженный ординарный профессор Ю. Э. Янсон, ординарный профессор Ф. Ф. Мартенс и экстраординарный профессор Н. И. Кареев. Трое членов Совета отсутствовали по уважительным причинам.

Обсудив вопрос, вынесенный на чрезвычайное заседание, Совет пришел к выводу, что поступок Корфа хотя и обнаруживает «крайнюю грубость нрава», но не может быть признан таким «действием, которое бы настолько нарушало начало чести и нравственности, чтобы приходилось прибегнуть к крайней мере наказания». Совет признал, что отчисление воспитанника «тяжело ложится на всю его будущность», и потому следует быть крайне осмотрительным в его применении. Члены Совета пришли к выводу, что проступок Корфа является частным случаем общего отношения воспитанников к новичкам, которое должно быть искоренено. Поэтому наказание должно быть таким, чтобы эта цель была, по возможности, достигнута. В связи с этим Совет единогласно постановил: «Оставить воспитанника Оскара Корфа в Лицее с тем условием, чтобы в случае повторения каких-либо притеснений новичков со стороны V класса, в течение настоящего учебного года, Оскар Корф немедленно был взят из Лицея». 23 сентября попечитель Лицея генерал-адъютант, генерал от кавалерии граф Н. А. Протасов-Бахметев согласился с решением Совета.

Таким образом, было решено сделать Корфа своего рода заложником для нормализации взаимоотношений воспитанников V и VI классов.

Однако вряд ли это в полной мере удалось. 26 сентября 1890 года отец Корфа, отставной гвардии ротмистр барон П. А. Корф, проживавший в имении Александровка близ станции Саблино Николаевской железной дороги, дал подписку следующего содержания: «Согласно постановления совета Императорского Александровского лицея, даю сию подписку, в том, что ежели сын мой будет замечен в какой-либо важной провинности или серьезной шалости пятого класса против шестого и по исследовании окажется, что он был главным зачинщиком (выделено мной. — В. С.), то я по предъявлению о случившемся Гм Директором, обязуюсь подать прошение об его увольнении из Лицея».

Таким образом, ссылаясь на решение заседания Совета лицея, П. А. Корф тем не менее в своей подписке сместил акценты и с юридической точки зрения поступил весьма грамотно: почему его сын должен был нести ответственность за неблаговидные поступки своих товарищей? Наверное, это понимали и Гартман, и Врангель...

«Дело Корфа», таким образом, было закрыто. В 1896 г. он окончил Лицей и на рубеже XIX — XX вв., являясь губернским секретарем, служил в должности помощника бухгалтера Санкт-Петербургской конторы Госбанка.

В заключение следует отметить следующее. Взаимоотношения между старшими и младшими (а также — сильными и слабыми) юношами в закрытом учебном заведении отличаются повышенной агрессивностью. «Дело Корфа» наглядно свидетельствует о том, что это явление имеет вполне закономерный характер и известно с давних пор.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100