Новости Петербурга

За классическими фасадами

23:37:12, 03 марта 2006
При первом взгляде на публикуемый архивный фотоснимок может показаться, что здесь не так уж много исторических реалий, безвозвратно канувших в Лету, и участок набережной Фонтанки от бывшего Пантелеймоновского моста (ныне мост Пестеля) до дома № 20 сохранил прежний облик почти в неприкосновенности.Но это лишь на первый взгляд. В действительности же изменений немало, просто произошли они в основном со зданиями, стоящими в начале этого отрезка набережной, которые по причине их отдаленности от нас невозможно рассмотреть на фотографии детально.

Оставим в стороне такие бросающиеся в глаза детали, как отшлифованная до чрезвычайной гладкости диабазовая и булыжная мостовая, тротуары из путиловской плиты и невысокие газовые фонари, — все это можно видеть почти на каждой фотографии вековой давности или чуть постарше — и обратимся к двум классического стиля зданиям (№ 18 и 20) с колонными портиками. Возведены они были почти одновременно в конце 1780-х — начале 1790-х годов и по сей день в значительной степени определяют облик набережной. Зато судьбы их сложились по-разному.

Первому выпало на долю сделаться родовым гнездом графов Левашовых, а второму — «казенным домом», каковыми оба они и оставались до того момента, пока революционные потрясения не поменяли весьма круто их дальнейшие судьбы. В течение долгого времени имя архитектора, построившего дом № 20 (он в центре снимка), оставалось неизвестным. Однако сравнительно недавно искусствоведу Н. В. Мурашовой удалось установить, что это был известный петербургский зодчий Ф. И. Демерцов.

Жизнь Демерцова могла бы послужить сюжетом для увлекательного романа. Сын крепостного садовника, он умудрился жениться на дочери своего бывшего барина князя П. Н. Трубецкого и вышел благодаря стараниям «тестя», скандализованного поступком дочери и стыдившегося «зятя»-вольноотпущенника, в офицерские чины. В результате этого неслыханного брака вчерашний крепостной оказался свояком графа А. С. Строганова (их жены были родными сестрами), поддержавшего молодого архитектора в трудную минуту и помогшего ему получить множество заказов на возведение как казенных, так и частных зданий.

Одним из первых выполненных им проектов стал как раз дом П. В. Неклюдова, друга и благодетеля Г. Р. Державина по совместной их службе в гвардии Преображенском полку. В благодарность за оказываемые ему в ту пору благодеяния Гаврила Романович сочинял за Неклюдова поэтическим слогом любовные послания его будущей супруге девице Ивашевой. Впрочем, все это происходило еще в 1760-е годы, во времена их общей молодости, к моменту же окончания дома Петр Васильевич исполнял обязанности сенатского обер-прокурора, а Державин успел приобрести всеобщую известность как поэт, автор знаменитой оды «Фелица», занимая вдобавок высокий пост тамбовского губернатора.

Неклюдов недолго владел домом на Фонтанке, продав его в 1792 году действительному камергеру Ф. Ф. Вадковскому, любимцу великого князя Павла Петровича, отзывавшегося о нем, как о человеке «с такими отменными дарованиями, что нет той должности в свете, которую бы ему поручить нельзя было». Не все разделяли столь высокое мнение о деловых качествах Федора Федоровича; к примеру, хорошо с ним знакомый граф Е. Ф. Комаровский рассказывает, что, будучи камергером, тот никогда не ездил ко двору, предпочитая целыми днями просиживать в вольтеровском кресле перед пылавшим камином, что и составляло его основное занятие.

Правда, после вступления Павла на трон этот закоренелый лентяй был потревожен в своих привычках: император назначил Вадковского, уже двадцать лет как пребывавшего на покое, комендантом Павловска и одновременно шефом Павловского полка. Зная крутой нрав государя, Федор Федорович не посмел отказаться. Умер он в 1806 году в возрасте сорока двух лет. Вдова продала дом казенному ведомству, и в нем разместился удельный департамент. С тех пор до самой февральской революции, уничтожившей самодержавие, здание находилось в собственности Министерства Императорского двора.

Что касается соседнего дома № 18, то имя автора архитектурного проекта, как это нередко случается со зданиями XVIII столетия, по сей день остается загадкой. Известно лишь, что построен он был в 1789 году для капитана В. И. Нертовского. В 1810-х наследники умершего к тому времени капитана продали участок обер-егермейстеру В. А. Пашкову, чья дочь Авдотья, бывшая замужем за командиром лейб-гвардии Гусарского полка В. В. Левашовым, выкупила после смерти родителей дом у братьев.

Любимец государей Александра и Николая Павловичей, в особенности же — вдовствующей императрицы Марии Федоровны, Левашов, по отзывам сослуживцев, был неприятным начальником и «пренесносным человеком», а вдобавок отличался корыстолюбием и жестокостью к подчиненным. Это не помешало ему достигнуть всех возможных отличий, включая графский титул и бриллиантовые знаки к ордену святого Андрея Первозванного. Перед смертью он завещал похоронить себя в новом парике, не имевшем ни одного седого волоса. «Хочу и в землю лечь молодцом!» — таковы были последние слова Левашова, произнесенные им в назидание потомкам.

Последние, сначала в лице его сыновей, а затем внучки Екатерины, более ста лет владели домом № 18. В николаевские времена особой славой пользовалась устроенная внутри дома великолепная оранжерея с апельсинными и лимонными деревьями, а позднее — зимний сад. Помимо него при доме существовал и обычный довольно обширный сад, но в 1910 году тогдашние владельцы, шагавшие в ногу со временем, пожелали выстроить здесь громадный шестиэтажный флигель. Впрочем, эти изменения остались за кадром, и снаружи дом остался тем же, что и прежде.

Этого нельзя сказать о доме № 22, часть которого видна на правом краю фотоснимка; в последнюю войну он был разрушен, и в послевоенные годы на его месте построили здание с ложноклассическим колонным фасадом, довольно удачно вписавшимся в панораму набережной.

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100