Новости Петербурга

Внук декабриста

22:22:04, 10 марта 2006
О внуке декабриста Завалишина Юрии Ивановиче Еропкине мы рассказывали несколько лет назад на страницах «Наследия». Тогда повод был приятный: 1 июня 2002 года Юрий Иванович отмечал свой 90-летний юбилей. К огромному сожалению, теперь повод вспомнить о Юрии Еропкине печальный: в феврале нынешнего года он ушел из жизни...

Казалось совершенно невероятным, что Юрий Иванович был именно внуком декабриста. Вообще потомков декабристов в четвертом, пятом и последующих поколениях, живущих в Петербурге, в России и за рубежом, немало, однако внук был только один-единственный.

Все объяснялось просто: у деда Юрия Еропкина Дмитрия Иринарховича Завалишина дети были только от второго брака, в который он вступил уже после возвращения из сибирской ссылки. Когда в 1871 году Завалишин женился, ему было 67 лет, а супруге всего двадцать. Могучему здоровью бывшего декабриста, прошедшего через каторгу, можно только позавидовать: от второй жены, с которой он прожил больше двадцати лет, до самой смерти в 1892 году, у него было шестеро (!) детей.

Судьба распорядилась так, что двое сыновей Дмитрия Завалишина прожили по году, а из четырех дочерей только одна, Зинаида Дмитриевна, имела потомство. Удивительным образом переплелись два старинных русских дворянских рода — мужем Зинаиды Завалишиной стал офицер Иван Иванович Еропкин. В петербургской квартире Еропкиных все дышало памятью декабриста и понятия чести и долга ставились превыше всего. Иван Еропкин добровольно пошел на первую мировую войну, хотя имел возможность остаться в тылу. В 1916 году он погиб под Ригой.

Сыновья Ивана Еропкина, приходившиеся декабристу Завалишину внуками, разделили все трагедии и беды России ХХ века. Старший сын, Игорь, закончил Консерваторию и был музыкантом. Он погиб в самом конце войны. Второй сын, Дмитрий, известный ученый, пал жертвой сфабрикованного НКВД «дела астрономов». Третий сын, Борис, был инженером-кораблестроителем.

Юрий Иванович Еропкин был младшим сыном. Пятилетним мальчиком он попал в круговерть гражданской войны, когда оказался на Урале в составе колонии детей, отправленных из голодного Петрограда и спасенных Американской миссией Красного Креста. В родной город Юрий Еропкин вернулся только в 1924 году. Окончил Горный институт, затем работал горным инженером на Кольском полуострове, где едва не попал под каток сталинских репрессий. Из-за угрозы угодить в очередные «арестные списки» Еропкин перебрался оттуда в Ленинград, где c 1939 года работал в Институте механической обработки горных ископаемых («Ме-ханобр»).

Когда началась война, он, как когда-то отец, записался добровольцем. Но его отправили в училище военных сообщений, а уже потом на фронт — взрывать и восстанавливать мосты. Он наводил переправы практически через все реки европейской части России, а также в Румынии и Венгрии. Войну закончил в Австрии.

Затем была многолетняя деятельность в «Механобре». Юрий Еропкин относился к плеяде ученых, способствовавших превращению института во всемирно известный научно-исследовательский центр в области обогащения полезных ископаемых. Большой организаторский талант и авторитет ученого позволили Юрию Ивановичу в течение двадцати лет, с 1961 по 1981 годы, успешно возглавлять научную часть института «Механ-обр». Административная работа не мешала ему заниматься научной деятельностью: в 1978 году он защитил докторскую диссертацию, а затем получил звание профессора.

Юрий Еропкин был ученым с мировым именем, его труды знали не только в нашей стране, но и за рубежом. У Юрия Ивановича насчитывалось более 150 научных трудов в области горного дела, а в 1995 году его избрали почетным членом Академии горных наук РФ. Выйдя на пенсию, Еропкин продолжал работать в родном институте, ставшем АОЗТ «Механобр инжиниринг», главным научным сотрудником-консультантом.

Одним словом, Юрий Еропкин был интересен не только как продолжатель рода декабриста — сам по себе он был яркой личностью. Автору этих строк посчастливилось несколько раз общаться с Юрием Ивановичем — он представлял собой образ настоящего петербургского интеллигента. Все знавшие его отмечали необычайную природную тактичность, удивительную скромность. Уникальной родословной он интересовался с самого детства, но своим происхождением никогда не кичился, несмотря на то что в последние полтора десятилетия стало модным говорить о дворянских корнях.

Подлинным хранителем традиций семьи декабриста являлась и супруга Юрия Еропкина Евгения Бенедиктовна Чижевская. Они прожили вместе в любви и согласии более полувека и ушли из жизни почти одновременно.

В 1987 году они вместе стояли у истоков создания декабристской секции Музея истории города, делали все для создания в нашем городе музея декабристов, который, к сожалению, до сих пор так и не появился. Юрий Иванович передал Музею истории Петербурга немало бесценных реликвий своего деда, был желанным гостем многих сибирских музеев декабристов. Не раз он бывал в тех местах, где его дед отбывал ссылку и каторгу. Он всегда участвовал в днях памяти декабристов в Петербурге 14 декабря и 13 июля. Считал это своим долгом памяти. Последний раз он побывал на месте казни декабристов на Кронверке в июле прошлого года...

«Самое важное — не посрамить память предков, — в разговоре со мной подчеркивал Юрий Иванович. — Мои предки всегда были горячими патриотами Родины. Для них превыше всего стояли чувства чести и долга, любовь к Родине и желание служить ради ее блага».

Фото из семейного архива Ю. И. Еропкина и Е. Б. Чижевской

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100