Новости Петербурга

Ехали медведи...

22:22:10, 10 марта 2006
Лев Моисеевич Клячко, известный в Петербурге журналист, успел до революции посотрудничать во множестве изданий — либеральных, радикальных, еврейских. Выступал он чаще всего под псевдонимом «Львов». Писатель И. Рахтанов вспоминал о Клячко: «Какой колоритной и неповторимой фигурой был этот человек! Судите сами: себя он называл «королем русских репортеров» и хвастался тем, что однажды дал в газету информацию о секретнейшем совещании двух императоров Николая II и Вильгельма II, происшедшем в финских шхерах на борту императорской яхты «Штандарт», куда он пробрался одному ему ведомым путем»...

А вот из воспоминаний Корнея Чуковского о Клячко:
«Я познакомился с ним в 1907 году, работая в литерат. отделе газеты «Речь». Он был репортером, «королем репортеров», как говорили тогда. Казался мне вульгарным, всегда сквернословил, всегда рассказывал анекдоты, острил — типичный репортер того времени. Выделяла его из их толпы только доброта. Так как по своей должности он часто интервьюировал министров, да и видел их ежедневно (в Думе и в министерствах), к нему всякий раз обращались десятки людей, чтобы он похлопотал о них. И он никогда не отказывал. Жил он тогда на Старо-Невском. Я однажды ночевал у него и был свидетелем того, как его квартиру с утра осаждают всякие «обремененные и трудающиеся» — и он каждый день от 9 до 11 принимал их всех, — и брался хлопотать обо всех. Причем был бескорыстен (до грубости); выгнал одного пожилого просителя, котор. предложил ему вознаграждение».

В ту пору Чуковский еще не знал, что Клячко сыграет в его жизни особенную роль. В 1921 году Льву Моисеевичу пришло в голову основать издательство «Радуга». Ссуду на это дело дал родственник, который помог и настоятельным советом: издавать «Библиотеку еврейских мемуаров». Посыпались десятки рукописей, которые активно правились и готовились к печати. В этой работе активно участвовал и Чуковский, «я сильно голодал, семья была большая, и я охотно пошел в поденщики...»

А потом случилось вот что:
«Когда у Клячко был семейный праздник (кажется, именины одной из дочерей), он немного выпил и был в благодушнейшем настроении, я прочитал ему две свои сказки, которые написал тем летом на Лахте (наряду со статьей: денежная тема в творчестве Некрасова): «Мойдодыра» и «Тараканище». Не успел я закончить чтение, как он закричал, перебивая меня:
— Идьет! Какой идьет!

Я смутился.

— Это я себя называю идьетом. Ведь вот что нужно издавать в нашей «Радуге»! Дайте-ка мне ваши рукописи!

И он стал читать их, захлебываясь и перевирая слова. На следующий день он знал их наизусть и декламировал каждому, кто приходил к нему, «Ехали медведи на велосипеде»...

Его энтузиазм был (нужно сказать) одиноким. Те, кому он читал мои сказки и кому, по его настоятельному желанию, читал я, только пожимали плечами и громко высказывали, что Клячко свихнулся... Он и вправду казался одержимым: назначил обеим моим книжкам «огромный» по тому времени тираж: 7000 экз. и выпустил их к Рождеству 1921 года (или чуточку позже). Когда я привел к нему Маршака, тогда же, в самом начале 1922 г., он встретил его с восторгом, как долгожданного друга, издал томик его пьес и был очарован его даровитостью. Помню, как он декламирует:
На площади базарной, На каланче пожарной, — упиваясь рифмами, ритмом, закрывая глаза от удовольствия. В качестве газетного репортера он никогда не читал никаких стихов. Первое знакомство с поэзией вообще у него состоялось тогда, когда он стал издателем детских стихов — до той поры он никаких стихотворений не знал».

Лев Клячко на стихах Чуковского не разорился. Он встал на ноги, сменил квартиру, начал издавать одну книгу за другой. Всего он выпустил их в свет около четырехсот, в том числе «Бармалей» и упомянутые «Мойдодыр» с «Тараканищем» Корнея Чуковского, «Пожар», «Загадки», «Вчера и сегодня», «Книжка про книжку» и другие книги Самуила Маршака.

А еще в «Радуге» состоялся дебют Виталия Бианки. С издательством сотрудничали Николай Асеев и Борис Житков, Агния Барто и Валентин Катаев, Осип Мандельштам и Евгений Шварц...

И как были иллюстрированы книги «Радуги»! Их оформляли Мстислав Добужинский и Борис Кустодиев, Кузьма Петров-Водкин и Юрий Анненков, многие другие замечательные мастера. Главным художником издательства был Владимир Лебедев. Издания «Радуги» и сегодня воспринимаются как настоящий праздник для глаз!

Восемь лет работало издательство Льва Клячко. И только в 1930 году, когда государство создало для частников неблагоприятные экономические условия, «Радуга» обанкротилась и прекратила свое существование.

Четыре года спустя ушел из жизни и сам Лев Клячко.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100