Новости Петербурга

Кому за решеткой делать нечего?

01:42:06, 22 марта 2006
Кому за решеткой делать нечего?
Первое после очередной ротации заседание петербургской комиссии по помилованию состоялось сегодня в Федеральном доме: председатель комиссии Алексей Козырев представил присутствующим новых членов. На сей раз этот «консультативный орган по обеспечению реализации конституционных полномочий Президента России по осуществлению помилования» пополнили журналисты Антон Губанков и Борис Клементьев, народный артист РСФСР Андрей Толубеев, директор БАН Валерий Леонов, директор музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме Нина Попова и председатель клуба фармацевтов Людмила Шостак.

На повестке сегодняшнего заседания стояли три ходатайства: помилования просит осужденный за насилие над малолетним ребенком, несовершеннолетний воришка и ветеран-«афганец», коротающий в колонии 9 лет за пьяные грабежи. Как предположил Алексей Козырев еще перед заседанием, у первого из списка шансов на президентскую милость меньше всех, хотя вряд ли получат путевку в Кремль и другие два дела. Ведь при оценке каждого прошения члены комиссии учитывают не только статью Уголовного Кодекса, в связи с которой проситель лишен свободы, но и его здоровье, поддерживает ли он контакт с семьей, ждет ли его на свободе жилье и работа.

– Наша главная задача – не допустить освобождения опасного преступника, и помочь выйти на волю человеку, которому за решеткой делать нечего, - сказал председатель корреспонденту «Фонтанки».

За 4 года работы комиссией было рассмотрено более 120-ти обращений осужденных. Из них к 24 осужденным комиссия рекомендовала применить акт помилования, остальные были либо отклонены, либо направлены по подведомственности в другие субъекты РФ. Правда, пока лишь 6 удовлетворенных прошений дождались предусмотренной Конституцией подписи президента РФ, еще 5 были отклонены, а остальные застряли в кремлевских коридорах.

Дело в том, что в процедуре помилования законом ограничены сроки лишь для рассмотрения ходатайств на местах: 30 дней для работы комиссии, затем 10 дней для рассмотрения одобренных прошений губернатором Петербурга, затем 5 дней для публикации «счастливых» фамилий в «Петербургских ведомостях», после чего материалы уходят в Москву. Где могут лежать и полгода, и год, так как кремлевский аппарат сроками ни в коей мере не стеснен.

– В свое время мы направляли Владимиру Путину открытое письмо, в котором выразили неудовольствие по поводу столь долгого пути материалов к его столу. После этого, помнится, скорость рассмотрения дел резко возросла. Однако прошло время, и ситуация вернулась к прежнему состоянию, – сказал Алексей Козырев.

При этом дело получает «добро» лишь при подавляющем большинстве голосов в его поддержку. Если «за» проголосуют двенадцать, а «против» двое, то однозначно «добро», а если восемь «за» и шесть «против», то в колонию едут два-три представителя комиссии, которые встречаются с человеком, проясняют все неточности, после чего проводится переголосование.

Кстати, колонии УИН члены комиссии посещают регулярно, ведь помимо подготовки предложений по вопросам освобождения заключенных и снятия судимостей в их обязанности входит и анализ деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. К примеру, хорошие характеристики Алексея Козырева получили исправительные учреждения в Колпино и в Горелово: «В армии условия зачастую гораздо хуже».

Павел Горошков,
Фонтанка.ру

P.S.: Уходя на заседание комиссии, на вопрос «а нужно ли вообще освобождать тех, кто сидит там?» Алексей Козырев посоветовал журналистам набрать в Microsoft Word без запятых саркаментальную фразу «казнить нельзя помиловать» и ткнуть на подчеркнутое зеленым слово «нельзя» правой кнопкой мыши. «Возможно, не хватает запятой после слова нельзя», - предложил Word.

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100