Новости Петербурга

Для защитников Отечества

02:32:03, 20 мая 2006
Каждый человек независимо от успехов, которых он достиг в жизни, с тревогой ожидает наступления старости. Если старость приходится встречать в одиночестве и с болезнями — помощь общества становится необходимой.

В царской России нуждающиеся в помощи одинокие и немощные старики получали помощь от различных обществ, ведомств или государственных учреждений. Существовала она и для военных. Еще в XVIII веке признавалась несправедливость того, что защитники царя и отечества, ставшие инвалидами по службе, не получали помощи от государства. До середины XIX века забота об отставных и увечных воинах считалась «мирской» — крестьянские и мещанские общины поставляли рекрутов в армию, они же и кормили ветеранов и увечных стариков. Немалое число бывших солдат жили при монастырях, игравших большую роль в системе отечественной благотворительности.

Государственную помощь военные инвалиды получили лишь при императоре Николае I. По его указу, в Петербурге на 7-й версте от Московской заставы 27 июня (9 июля по новому стилю) 1836 года была открыта Николаевская Чесменская военная богадельня.

Такое название инвалидный дом получил не случайно. Богадельня открылась в бывшем путевом дворце, построенном в готическом стиле архитектором Ю. М. Фельтеном в 1774 — 1777 гг. для императрицы Екатерины II. Он получил название Чесменского в память о блестящей победе русского флота над турецким флотом в Эгейском море. Когда император Николай I передал бывший путевой дворец под богадельню, здание было перестроено архитектором А. Е. Штаубертом, к нему были пристроены три тождественных по архитектуре флигеля. Однако зимняя церковь Рождества Христова в здании была сохранена. По обычаю, день основания богадельни отмечался в церкви торжественным богослужением и народным гуляньем.

Богадельня была рассчитана на 15 офицеров и 460 нижних чинов, «если они не способны содержать себя по старости, лишенные способов к содержанию себя». В богадельне ветеранам и инвалидам предоставляли бесплатно стол и кров, к тому же офицеры получали от казны не свыше 300 рублей, а нижние чины — не свыше 100 рублей в год. В случае болезни призреваемые пользовались бесплатным лечением.

Понятно, что в богадельню попасть было непросто. Очереди поступления в богадельню приходилось ждать по 2 — 3 года. Но, попав сюда, инвалиды и ветераны были окружены заботой и вниманием.

В главном здании богадельни с западного флигеля на первом этаже постоянно находились сторож и дежурный. Длинный коридор разделял первое отделение на две половины, каждая из которых имела по две большие комнаты, в которых помещались 100 человек — гвардейских инвалидов. У каждого была кровать, отделенная одна от другой невысокой перегородкой. Белье меняли один раз в неделю, иногда чаще — по мере надобности. В изголовье каждой кровати находилась доска, на которой было написано имя, звание, прежняя служба и время поступления в заведение. У кровати находился небольшой шкаф с двумя ящичками (большим и маленьким), который служил и в качестве стола. У кровати находился также и табурет.

В восточном флигеле находилось офицерское отделение. Каждый офицер имел свою комнату, разделенную перегородкой на две части: одна комната служила передней для прислуги и для вещей, а в другой находились икона, зеркало, стол, 6 стульев, диван, комод, кровать.

Кроме главного здания богадельне принадлежали каменные двухэтажные дома, в которых располагались служебные помещения и лазарет.

Призреваемые в богадельне вставали не позднее 7 часов утра, убирали свои постели. В 8 часов пили сбитень, в 12 — обедали, в 8 вечера — ужинали. Некоторые инвалиды присматривали за порядком и чистотой в комнатах, коридорах и на лестнице, а также помогали в столовой и дежурили.

Была в богадельне своя библиотека, которой пользовались и офицеры, и нижние чины. Выписывались сюда книги и журналы.

Нижние чины «знающие какое-либо мастерство, могли заниматься оным в особо для того назначенной комнате в свою собственную пользу».

Связь с родными и близкими у инвалидов, живущих в богадельне, не прерывалась. Родственники имели право видеть инвалидов с 9 часов утра до 9 вечера. Все воинские чины, находясь в богадельне, также могли навещать родственников, могли ходить или ездить к ним на срок до трех дней с разрешения смотрителя. Могли русские воины ездить в отпуск свыше трех дней, но для этого случая необходимо было иметь разрешение директора богадельни.

После победы Октябрьской революции существующая система благотворительности рухнула. Николаевский Чесменский инвалидный дом перестал существовать. Куда делись доблестные защитники русского отечества, жившие в богадельне, — неизвестно. Известно только, что в бывшем инвалидном доме был устроен в 1930-х годах автомобильно-дорожный институт, после Великой Отечественной войны в здании разместились факультеты Ленинградского института авиационного приборостроения.

Чесменское воинское кладбище, находившееся при богадельне, частично сохранилось. Здесь хоронили и советских воинов — защитников Ленинграда. Среди похороненных — Герои Советского Союза А. Т. Севастьянов, Ф. А. Смолячков. В центре кладбища поставлен обелиск с надписью «Доблестным советским воинам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины». Однако обелиска, что на кладбище лежат русские воины, павшие за Россию в XIX — начале XX столетий, — нет.

Фотографии из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100