Новости Петербурга

Александр Одинцов: «Мы суем голову в пасть тигру»

16:42:21, 13 июня 2006
Александр Одинцов: «Мы суем голову в пасть тигру»
Наверное, действительно, лучше гор могут быть только горы. Иначе с чего бы команда Александра Одинцова, совершив два года назад изнурительное, сложнейшее и в конечном итоге триумфальное восхождение на Жанну, вновь засобиралась в горы. На этот раз внимание сильнейших российских альпинистов привлек пик Машербрум, который станет восьмой по счету горой в проекте «Русский путь - стены мира».

Президент Федерации альпинизма Санкт-Петербурга Олег Капитанов назвал проект уникальным. Ни одной команде в мире не удавалось проложить восемь новых – «русских» - маршрутов на вертикальных стенах на высоте нескольких тысяч метров. Победа на Жанну, которая далась дорогой ценой, принесла команде «Золотой ледоруб» - награду, выше которой нет в альпинистском мире. Многие считали, что после Жанну проект закроется. И это было бы оправданно. Как сказал автор проекта Александр Одинцов: «Жанну - это край, после которого дальше шагать некуда. После нее любая следующая гора будет понижением планки».

Однако надо знать Одинцова, чтобы понять, что на Жанну проект не закончится. Сложность после Жанну заключалась в том, что ни одна из стен, которые были первоначально внесены в список, капитана не устраивала. И когда ситуация зашла в тупик, решение пришло само собой. Если перефразировать известную пословицу, то, если Магомед не идет к горе, гора сама придет к Магомеду.

- В какой-то момент Машербрум, - говорит Одинцов, - стала назойливо появляться у меня в глазах. Лезу в Интернет, вижу упоминание в статье, открываю газету, наталкиваюсь на фотографию. Такое ощущение, что она сама нам себя предлагает.

Первая встреча с горой произошла в 1999 году, когда команда совершала восхождение на Транго-Тауэр. По словам Александра, Машербрум доминирует над местностью, выглядит устрашающе и вызывает противоречивые чувства: и хочется, и колется. В прошлом году Александр Ручкин и Александр Одинцов приехали к горе на разведку. По оценке Ручкина, «гора – супер», что значит суперсложная. А еще точнее, не меньшей сложности, чем Жанну: высота - 7821 метр, с 6800 начинается отвесная, практически вертикальная стена. И что самое удивительное: ее северо-западная стена – практически копия северной стены Жанну. Разница между ними лишь в том, что Жанну – благодаря французским экспедициям – недостижимый альпинистский Олимп, а Машербрум, которая находится в юго-западной части ледника Балторо в горной системе Карокорум, – терра инкогнита. Причем в самом прямом смысле слова: информации о ней практически нет. В 1975 году японцы смогли дойти по северной стене лишь до 5500. В конце девяностых американцу Стиву Хаусу с напарником удалось подняться чуть выше – до 5800. Однако уже за это восхождение American Alpine Club вручил им премию «Золотой крюк».

В команде, которая выехала в Пакистан, трое постоянных бойцов - Александр Одинцов, Александр Ручкин (Санкт-Петербург), Михаил Михайлов (Бишкек) - и два новичка – красноярцы Олег Хвостенко и Евгений Дмитриенко. К огромному сожалению, выбыл из строя Николай Тотмянин. Он не успел восстановиться после бескислородного восхождения на Эверест. Отсутствие такого опытного восходителя, как Николай Тотмянин, осложняет задачу, но не может остановить команду. По мнению Одинцова, у красноярцев хороший послужной список, в частности они сделали зимнее первопрохождение на пик Ак-Су. Так что молодость здесь будет скорее плюсом, чем минусом.

11 июня команда вылетела из Москвы в Карачи, оттуда в Исламабад, где необходимо уладить всяческие формальности. Затем двое суток до Скарду, это центр северных провинций, последний оплот цивилизации, где еще есть электричество. Оттуда день на джипах до селения, где ни света, ни радио, ни телевидения, ни медицины. В этой деревеньке в глинобитных мазанках живет народность балти. Там формируется караван, который пять-шесть дней будет добираться до базового лагеря на высоту 4400. Кстати, подобное познавательное путешествие Александр Одинцов посоветовал совершить всем, кто желает отдохнуть от городской суеты. Приемлемые цены, сбалансированные физические нагрузки и свежий воздух гарантированы.

Если серьезно, сложности начнутся уже внизу: на подходе к базовому лагерю много трещин, закрытых снежными щитами. Место для базового лагеря тоже не самое подходящее: ни травы, ни камня, настоящий ледник. Но других вариантов нет. После установки базового лагеря команда планирует остановиться там на недельку, чтобы примериться к горе, подольше понаблюдать ее в бинокль, прикинуть, как идти дальше.

Середина стены представляет собой скалы, перемежающиеся со льдом и снегом. Подход к верхней, собственно, вертикальной части стены - узкая горловина, слева и справа от которой висят ледники. Ситуация осложняется и тем, что в прошлом году в Пакистане было землетрясение. Что происходило в горных районах, как выглядит сегодня этот рельеф, не знает никто. Вертикальный обрыв примерно с километр протяженностью представляет собой гранитный монолит. Именно в нем и заключается главная сложность горы: вертикаль, высота 7 тысяч метров, мороз и ветер.

Александр Одинцов, как всегда перед восхождением, зарекается делать прогнозы относительно даты возвращения. Когда суешь голову в пасть тигру, нужно быть готовым ко всему. В Пакистане, где они побывали много раз, на все вопросы один ответ: как Аллаху будет угодно. Они готовы к тяжелой работе, для отдыха взяли в горы нарды, карты и книги, для связи с большой землей – спутниковые телефоны. О ходе экспедиции можно будет узнать на сайте www.mountain.ru.

Мишель Пиола, обладатель «Золотого ледоруба» 1992 года, сказал однажды, что большие стены – это ловушки, которые притягивают к себе альпинистов. Остается только молиться всем богам, что Машербрум не станет последней ловушкой команды «Русский путь – стены мира».

Ольга Рогозина,
Читайте материал в газете «Ваш Тайный Советник» за 13.06.06

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100