Новости Петербурга

Прения о любви и ненависти молодежи к темнокожим

01:32:07, 12 июля 2006
Прения о любви и ненависти молодежи к темнокожим
«Мой подзащитный любит негров, смотрит фильмы с их участием, слушает их музыку рэп», - начал свою речь в прениях перед присяжными адвокат Андрея Оленева, одного из обвиняемых в убийстве конголезского студента Роллана Эпоссака. И добавил, что Андрей говорил ему, что хочет быть похожим на Майкла Джексона и в принципе не прочь встречаться с девушкой-негритянкой. А закончил он свою речь тем, что и сам любит негров, как любит в принципе всех людей на земле, но помнит, что он – русский. И присяжные – русские. И призвал их помнить об этом, когда они будут решать судьбу четверых «невиновных» русских парней.

Напомним, что смерть Роллана Эпоссака наступила в результате кровопотери, вызванной двумя колото-резаными ранами в области головы и шеи. А всего на теле конголезского студента Лесотехнической академии врачи обнаружили 6 ранений, включая ссадину на лбу, нанесенную тупым твердым предметом, «предположительно камнем», и три ушиба голени и коленной чашечки. Обвинение утверждает, что именно четверо подсудимых – Андрей Герасимов, Юрий Громов, Андрей Оленев и Дмитрий Орлов – 9 сентября 2005-го года встретили Роллана во дворе дома N8/1 по проспекту Науки, Оленев швырнул в лицо конголезцу камнем, трое остальных избили парня ногами. А Герасимов два раза ткнул потерпевшего ножом в область шеи, из-за чего тот 13 сентября скончался в больнице.

С неграми – интереснее?

Государственный обвинитель Дмитрий Мазур в своей речи показал присяжным, почему следствие сделало именно такие выводы. В первую очередь потому, что сам потерпевший, Роллан Эпоссак, 10 сентября сообщил следователю, что избили его четверо русских людей. Во-вторых, потому что видеокамеры на парадных домов 8/1, 8/2 и 8/3 по проспекту Науки с 20:27 по 20:29 9 сентября 2005-го года зафиксировали движение четверых молодых людей славянской внешности в пределах их видимости вокруг фигуры в светлой куртке, которая затем упала на землю. Молодые люди совершали действия, похожие на удары ногами, а затем разбежались в разные стороны, а фигура в светлой куртке встала с земли и, пошатываясь, побрела в сторону магазина «Пятерочка».

В-третьих, потому что три свидетеля обвинения подтвердили, что видели и сцену избиения, и общались с потерпевшим сразу после драки, и видели следы крови на месте преступления. А одна свидетельница якобы даже опознала подсудимого Дмитрия Орлова на следствии. «И хотя Орлов не сознался и не раскаялся, - сказал присяжным государственный обвинитель, - следствием были допрошены люди из его близкого круга общения». В результате «беседы со следователем» (это уже в-четвертых) написал явку с повинной Андрей Оленев.

В недрах прокуратуры он подробным образом показал, как вместе с Герасимовым, Орловым и Громовым встретил во дворе своего дома «какого-то негра» и как они «решили с ним подраться». Как друзья побежали к негру, а сам он подобрал в кустах (на очной ставке указал точное место) камень «величиной с кулак» и с расстояния 15 метров швырнул этот камень в лицо потерпевшему, как тот согнулся от боли, а друзья повалили его на землю и стали пинать. И как он сам подошел и пнул лежащее на земле тело, после чего поспешил заранее уйти подальше, так как ранее он ломал ногу и не мог быстро убегать. И как Герасимов взял у Орлова нож и два раза ударил «негра» ножом. И как на следующий день Герасимов подошел к Оленеву и сказал, что «негр скорее всего умрет», так как он его ударил ножом.

В-пятых, гособвинитель напомнил присяжным еще один оглашенный в суде протокол, в котором после очной ставки с Оленевым давал признательные показания Герасимов. Он и сообщил следствию, что перед нападением передал Орлову нож, а затем увидел «негра» и предложил друзьям с ним «подраться», мотивируя это тем, что африканцы – «физически крепкие» и с ними драться «интересно». Правда, всех подробностей драки он сообщить не смог: «плохо помнил» их из-за алкогольного опьянения «пивом и водкой». Ну и, наконец, в-шестых, криминалистическая экспертиза подтвердила наличие на одежде Эпоссака волокон тканей, «возможно» из которых состоят предметы гардероба, изъятые у подсудимых.

Дача, но не показаний

И Оленев, и Герасимов от своих признаний в суде отказались. «Теперь суд не скован никакими обязательствами по смягчению им наказания», - с удовлетворением по этому поводу сказал присяжным прокурор. Каждый подсудимый в суде настаивал на своем алиби: Орлов все выходные 9 и 10 сентября провел с отцом на даче, Громов пришел домой к семи часам вечера и допоздна смотрел видеофильмы, Оленев «работал в ларьке», после чего вернулся домой и никуда не уходил. Заявил в суде о своей невиновности и Герасимов. При этом все подсудимые как один утверждали, что ни словом, ни делом, ни даже помышлением, ни разу в жизни не проявили какой бы то ни было неприязни к иностранцам.

Прокурор призвал критически отнестись к показаниям подсудимых и их многочисленных родственников, подтверждавших алиби. В пику версиям защиты гособвинитель Дмитрий Мазур обратил внимание присяжных на биллинги телефонных переговоров подсудимых, датированные днем убийства Эпоссака. Согласно предоставленным сетью «Мегафон» данным, в полдевятого утра 9 сентября (когда, по показаниям Орлова, он встретился с отцом на станции и ждал электричку, которая отвезла их на дачу) с мобильного телефона, зарегистрированного на имя Дмитрия Орлова, на домашний телефон Андрея Герасимова был совершен звонок. После чего звонки двоих друзей повторились примерно в 9 утра, в 10 и в 11 утра, в полдень, а затем возобновились после 22-х часов и продолжались до часа ночи 10 сентября. При этом исходящий сигнал принял передатчик «Мегафона», расположенный неподалеку от места жительства Орлова, что позволило гособвинителю утверждать в прениях: Орлов на даче не был. В рамках проверки «дачных» показаний были допрошены и друзья Орлова из деревни, в которой эта дача находится. И никто из этих друзей присутствия подсудимого там 9 и 10 сентября однозначно не подтвердил.

Мачеха Дмитрия Орлова Наталья Разумова объяснила в суде, что это именно она звонила с мобильного гражданской жене Герасимова Ольге Павлик, чтобы договориться о возвращении взятых Герасимовым видеокассеты и машинки для стрижки волос. При этом обе свидетельницы заявили в суде, что друг с другом практически не общались. «Получается, этот вопрос был для Разумовой столь важным, что она с раннего утра до поздней ночи звонила малознакомой женщине и говорила с ней в общей сложности более 15-ти минут», - попытался поиронизировать на эту тему Дмитрий Мазур.

Юра Громов, как показала свидетельница обвинения – его соседка по коммунальной квартире, живет в одной комнате с бабушкой, которая постоянно конфликтует с внуком по поводу просмотра телевизора и не позволяет ему смотреть видеофильмы, а сама смотрит телепрограммы.

Знакомая Громова, которая в суде сказала, что примерно в 20:30 9 сентября 2005-го года она зашла к Юре, чтобы взять у него посмотреть какой-нибудь видеофильм и застала его дома, тоже, по мнению обвинения, доверия не заслуживает. Дмитрий Мазур обратил внимание присяжных на то, что, согласно этим же показаниям, свидетельница перед визитом к Орлову, живущему в доме N8/1 по проспекту Науки, вышла во двор и «ничего подозрительного не обнаружила». Ни лужи крови, ни истекающего кровью темнокожего парня в желтой куртке.

«Они слишком глупые, чтобы быть фашистами»

Защита Оленева настаивала в прениях, что виноваты в смерти Эпоссака врачи «Скорой помощи», приехавшие только через час после нападения, хотя вызваны были через две минуты. УПК не позволяет в присутствии присяжных делать намеки на какие бы то ни было правонарушения со стороны следствия, включая и давление на подсудимых со стороны следственных органов. Но адвокат Оленева пытался. Многократно пытался и УПК не обидеть, и до присяжных нужные слова донести.

Судья после каждого такого намека обращалась к коллегии с просьбой абстрагироваться от этих слов при вынесении вердикта. А адвокат продолжал – поведал о том, как 2 дня пытался с расстояния 15 метров попасть камнем в манекен. И как пришел к выводу, что, будь он на месте этого метателя, трое окруживших Роллана сообщников совершили бы преступление в отношении него – за попадание в одного из них. Поведал и о том, что свидетели обвинения путались в показаниях, а свидетели защиты – не путались. И о том, что опознавшая Орлова свидетельница не смогла назвать ни одной приметы, позволившей ей запомнить этого человека настолько, чтобы узнать спустя полгода.

Еще адвокат долго говорил о том, что нацистская идеология требует от своих последователей «образованности», «начитанности» и «интеллигентности». Ни один из подсудимых по мнению защитника этим параметрам не соответствует. Другой способ получить нацистские убеждения – общаться с умными и идеологически подкованными людьми, как это происходит в организациях «вроде РНЕ и НБП». Подсудимые утверждают, что ни с какими подобными личностями никогда не общались. Третий вариант «становления профашистской личности» - впитывание этой идеологии с детства, как это происходило «в гитлеровской Германии по отношению к славянам, в США по отношению к африканцам». Этого в России в целом и в семьях подсудимых, по стойкому убеждению адвоката, тоже не было.

Остальные адвокаты выскажут свое отношение к доказательствам по делу 12 июля, после чего суд возьмет перерыв на саммит «Большой Восьмерки». Затем подсудимые скажут свое последнее слово, а присяжные уйдут на вынесение вердикта.

Павел Горошков,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100