Новости Петербурга

Антифашисты, бойцы невидимого тыла

19:12:06, 22 сентября 2006
Антифашисты, бойцы невидимого тыла
Петербургские антифашисты приняли на себя ответственность за нападение на пикет ДПНИ в воскресенье на Пионерской площади. Это – последний «гвоздь в гробу» версии о провокации, согласно которой противники мигрантов «сделали себе пиар». Их собственные домыслы о том, что нападение было тщательно спланировано и направлялось некими враждебными силами, также не выдерживает критики: одно лишь упоминание о «черном «Лексусе», из которого якобы раздавалось оружие нападавшим, вызывает у бойцов антифа насмешку.

После того, как развеялся дым «файеров» над площадью у ТЮЗа, скорая увезла раненых, а милиция – задержанных, город замер в недоумении: что происходит? Почему те, кто называют себя противниками фашизма, вдруг взяли на вооружение их же методы? На политическую арену вышел абсолютно новый типаж – боевой антифашист. Батальная история России рискует быть продолжена уличной войной.

Давно известная аксиома: проблема, своевременно и на должном уровне не решаемая властью, рано или поздно выплескивается на улицу. И решается уже там, отнюдь не демократично и уж совсем не конституционно. Вместо закона там – право силы. В этом отношении переход национального вопроса в силовую фазу, вылившуюся в серию убийств по расовому признаку, с одной стороны, и стычки молодых погромщиков со своими идейными противниками, с другой стороны, вполне логичен.

Кто же они – агрессивные антифашисты? Юноши, идущие в своих, в общем-то, благих намерениях до конца, до опасной крайности? Или просто не в меру активные молодые люди, у которых «чешутся кулаки»? Или, быть может, они – пешки в противостоянии солидных политических сил, предпочитающих загребать жар чужими руками. В отличие от бритоголовых фашистов, о которых за последние два года писали практически все издания, о них мы не знаем почти ничего.

Трое участников антифашистского движения согласились рассказать корреспонденту Агентства журналистских расследований о себе и о своих действиях, вызвавших столь неоднозначную реакцию СМИ и общественности. Своих имен они попросили не называть, так что обозначим их условно – Геннадий, Борис и Елена. И первый вопрос, разумеется, был об акции у ТЮЗа, в результате которой три участника оказались в больнице, 18 человек – в отделении милиции, а двое задержаны в рамках уголовного дела.

-Что все-таки было на самом деле? Вы готовились заранее, вами кто-то руководил, что за оружие было у вас в руках? (Напомним, что, по сообщениям ДПНИ, нападавшие были вооружены ножами и заточенными палками, которые им якобы выдавались из припаркованного неподалеку черного «Лексуса»).

Борис: Нет, мы пустили в ход только пустые бутылки, кулаки и газовые распылители «Удар». Если у кого-то с собой были ножи, то не для этой акции. У нас не было цели кого-то покалечить, мы только хотели не допустить фашистского пикета, показать, что есть еще неравнодушные люди.

- Еще ДПНИ утверждает, что среди вас были кавказцы и чернокожие...

Борис: Да, но это были ребята, которые при этом родились и выросли в Питере. Они имеют такое же право здесь находиться, как и все остальные!

- А что вас вообще заставило на это идти, как и на другие ваши, скажем так, юридически небезупречные акции – ведь это, как я понимаю, не впервые?

Борис: Наша ненависть к любому проявлению дискриминации, национализма, фашизма, патриотизма...

– Даже патриотизма?!

Борис: Я хорошо себе представляю, чем все это оборачивается – начинается патриотизмом, заканчивается газовыми камерами и концлагерями. Моя идеологическая база – «пять» по истории! Мы все испытываем неприязнь к дискриминации, и это нас объединяет.

- А как насчет случайных жертв?

Борис: Планировалось нападать только на молодых людей и на тех, кто будет вписываться в драку. Мы знали, на кого идем, ДПНИ – это уголовники, многих из них мы подозреваем в гибели наших товарищей. И мы не ошиблись – у них были молотки и ножи, они порезали даже одного своего. Что дало им возможность заявлять, что ножи были у нас.

– Но вы же швыряли бутылки – они могли попасть и по случайным жертвам?

Борис (смеясь): Мы тренируемся.

– А кто входит в число антифашистов – какие субкультуры пополняют ваши ряды? Какие у вас политические взгляды помимо национального вопроса?

Борис: Антифашисты разнообразны. Есть среди нас и панки, и скинхеды (настоящие скинхеды против фашизма!), и рэпперы. Есть альтерглобалисты, мы вот трое – анархисты, есть, в общем, и патриоты России.

- А с чего это для вас началось?

Геннадий: Я ходил на концерты, и часто они заканчивались драками с фашистами. А я лет с 16 считаю себя анархистом, мне фашизм крайне противен.

*
Увы, непреложная истина: молодежи, особенно в нестабильном и противоречивом обществе, свойственно делить мир на своих и чужых, культивировать агрессию, всячески «играть в войну». В начале девяностых молодежные субкультуры враждовали между собой – рэпперы не любили металлистов, панки – «кислотников», «колбасеров» (любителей электронной музыки). Даже были между ними какие-то «войнушки». А сейчас?*

Елена: А сейчас эта война, и она уже не придумана. Человек, принадлежащий к какой-то субкультуре, всегда заметно выделяется – одеждой, прической. Чем и вызывает ненависть фашистов.

Геннадий: Вот все говорят – «насилие порождает насилие». Так вот – насилие фашистов порождает антифашизм, порождает последовательных антифашистов.

- И все-таки, кто нанес первый удар – фашисты стали угнетать другие субкультуры или к ним первым предъявили претензии?

Борис: Вот есть в Москве такой клуб имени Джерри Рубина. Там записала свой первый альбом фашистская группа «Коловрат», тогда там тусовались все. Так было заведено – если и были какие-то разногласия, то разве что на уровне музыкальных пристрастий, не более. Но потом фашисты «вспомнили», что они – фашисты и должны ненавидеть панков, панки – наоборот, фашистов...

- А вы могли предполагать, что акция против ДПНИ сделает их жертвами, а вас – извергами?

Борис: Мы были к этому готовы. Я привык, что меня за мои ботинки, за бритую голову (Борис - скинхед) считают ублюдком. Главное не это – главное то, чтобы молодежь поняла, что нужно делать с такими, как ДПНИ. Чтобы они не жаловались, что их обижают бонхеды (так они называют фашиствующих скинхедов), а объединялись и давали им адекватный отпор.

- А сколько таких вот акций у вас на счету?

Борис: Нам хватает. Вообще, не проходит и месяца без какого-то действия. Мы разгоняем мелкие дворовые группировки, которые не дают прохода, допустим, местным рэпперам, стараемся вычислить их сходы, закрашиваем фашистские надписи – все это тоже часть борьбы.

*
Но и кроме силовых акций у антифашистов есть чем заняться. Ребята, пришедшие в АЖУР, уже несколько лет проводят в Петербурге акции «Еда вместо бомб». Эта инициатива развита по всему миру: люди раздают еду бездомным, чтобы показать, что пока миллиарды тратятся на войны, многие лишены даже элементарного. Елена распространяет компакт-диски с песнями самодеятельных авторов и неформальных групп, деньги от продаж идут в помощь московского приюта для животных «Альма».

Борис: У нас не только бойцы. Есть те, которые ходят по школам, пытаются воспитывать молодежь в духе толерантности.

– А вы не боитесь, что своими насильственными действиями вы отпугнете антифашистски настроенных законопослушных граждан?

Геннадий: Ну, а что нам с того? Таких людей много – сидят по своим кухням, говорят... Делали бы хоть что-то, не обязательно кулаками!

– А если фашисты переведутся, залягут на дно, перестанут убивать и открыто проповедовать ненависть – куда денетесь вы?

Геннадий: Ну, есть много вещей, которые нас не устраивают – экология, например. Но многие просто отойдут от дел, чтобы жить, учиться, любить – в мире без насилия и дискриминации.

Справка:

17 сентября нападение петербургских антифашистов на пикет Движения против нелегальной миграции подвело черту под «тлеющим перемирием», установившимся после гибели Тимура Качаравы в ноябре прошлого года. Однако этот инцидент был не единственным: в тот же день в Рязани националисты напали на концерт московской панк-группы Distemper. Панки, впрочем, к нападению оказались готовы – ведь в прошлом году на поклонников этой группы году уже нападали в Воронеже.

В тот же день было совершено нападение на участников акции «Нет свастикам на улицах Рязани» - несколько антифашистов подверглись незначительным побоям. По всей видимости, это был своеобразный ответ на разгром концерта профашистских групп в московском клубе «Точка» 14 сентября. Около ста молодых людей закидали клуб бутылками, камнями и «файерами», после чего устроили стычку с посетителями клуба на улице, в результате чего пострадали несколько человек. Затем, предположительно, та же группа учинила побоище в метро с молодыми людьми, выкрикивавшими фашистские лозунги. Попавшихся «некстати» поклонников гитлеровской эстетики избили плафонами.

А совсем недавно под удар попали питерские панки, пришедшие на концерт группы «Пурген». Один из них оказался в больнице, остальных же во избежание жертв увозили на милицейских «пазиках» к ближайшему метро. После чего, по сведениям «Фонтанки», те же националисты сцепились с двумя гастарбайтерами – те попали в больницу с ножевыми ранениями. Судя по всему, на концерте «Пургена» ожидали присутствия антифа-панков, но ожидания атаковавших не оправдались. Зато антифашисты приняли вызов и перешли в наступление. Все это напоминает сводку с полей сражения, только фронт растянулся по всей стране...

Павел Викторов,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100