Новости Петербурга

Лелявин сел, но «дело Старовойтовой» живет

02:52:11, 29 сентября 2006
Лелявин сел, но «дело Старовойтовой» живет
Свершилось: приговор по «делу Старовойтовой-2» вынесен. Вячеслав Лелявин приговорен к 11 годам строгого режима (из 13 лет и 4 месяцев, которые ему «пожелал» прокурор в прениях), а Павел Стехновский освобожден прямо в зале суда: его приговорили к двум годам лишения свободы (из «рекомендованных» обвинением 4-х лет) и... отпустили на свободу.

На свободу с чистой совестью

- Сейчас дойду до ближайшей церкви и поставлю свечку, - вдыхая воздух свободы за порогом городского суда Петербурга, сказал корреспонденту «Фонтанки» теперь уже экс-подсудимый по «делу Старовойтовой» Павел Стехновский. - Кому? А там и спрошу, кому в моей ситуации ставить, меня и проконсультируют. Освобожденный за истечением сроков давности преступления из под стражи сегодняшним приговором городского суда Стехновский высказал намерение в ближайшее же время вернуться в Бельгию – «там семья». Причин для помех его скорейшему отъезду со стороны властей он не видит. По его словам, он и «не убегал никуда, жил и работал по месту прописки».

Согласно вердикту присяжных, Лелявин был признан виновным в соучастии в убийстве (статьи 33, 105 УК РФ), хотя ранее ему инкриминировалось совершение преступления, предусмотренного статьей 277 (посягательство на жизнь государственного деятеля). Таким образом, в приговоре был реализован положительный ответ коллегии на вопрос, доказано ли, что Лелявин совершал вменяемые ему действия, и отрицательный ответ на вопрос, доказано ли, что эти действия он совершал с целью помочь прекращению политической деятельности депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой. «Да, осматривал двор на канале Грибоедова, 29». «Да, снимал двор и дом на видеокамеру». «Да, записывал на видеокассету телевыступления Старовойтовой». «Да, подвозил к ее дому людей, подключивших к домашнему телефону записывающее устройство». «Да, передавал кассету с записью телефонных переговоров своему нанимателю Юрию Колчину». Но делал он это все, согласно вердикту, вовсе не для прекращения «политической деятельности депутата», а просто в рамках подготовки убийства «какого-то» человека.
Павел Стехновский признан присяжными виновным в посредничестве при незаконном обороте оружия и боеприпасов. При этом оружие, которое помогал приобретать подсудимый, как установили присяжные, это вовсе не то оружие, из которого убили Галину Васильевну. «Приобретал?» - спросили присяжных. «Да», - ответили они. «Передавал?» - «Да». «Знал ли, что за оружие приобретает и для чего?» - «Нет, не знал». И «вступал ли в сговор с продавцом и покупателем?» - «Нет, не вступал». Соответственно, и часть 2 («по предварительному сговору, организованной группой») статьи 222 УК РФ (незаконное приобретение оружия) превратилась в часть 1, перенеся преступление из разряда «тяжких» в разряд «средней тяжести». Статья 277 обвинения (собственно, участие в группе, «устранявшей» Старовойтову) и вовсе «отвалилась», а средняя тяжесть оставшейся ограничивает сроки давности этого преступления шестью годами, которые истекли еще летом 2004-го. В связи с чем, от уголовной ответственности Стехновский был освобожден. Впрочем, даже если бы сроки и не истекли, 2 года лишения свободы, к которым приговорен Стехновский, он отсидел с лихвой в следственном изоляторе, где находится с мая 2004-го года.

Дело прошлое

Вячеслав Лелявин от последнего слова отказался. Павел Стехновский готовился сутки и сегодня перед приговором его произнес. После, все еще привыкая к вольному воздуху и к отсутствию конвоя впереди и за спиной, он сказал корреспонденту «Фонтанки», что в принципе подобной развязки от правосудия и ожидал, хотя до конца не был уверен. И о том, насколько он не был уверен, можно судить даже по интонациям его последнего слова. В котором он сбивчиво, дрожащим голосом еще раз напомнил судье о своем признании и раскаянии на следствии и в суде, и о том, что посредник при продаже оружия не должен нести такую же ответственность, как продавец и покупатель.

Напомним, что Галина Старовойтова, депутат Государственной Думы РФ, была убита 20 ноября 1998 года в подъезде собственного дома на набережной канала Грибоедова в результате двух огнестрельных ранений в голову. Тогда же был серьезно ранен ее помощник Руслан Линьков, который встретил Старовойтову в аэропорту с рейса "Москва - Петербург" и помогал ей донести до квартиры вещи. Киллеры расстреляли Галину Васильевну и ее помощника из автомата "Аграм-2000" и пистолета "Беретта", которые были найдены оперативниками на месте преступления.

Версий убийства было несколько. Основная политическая – «с целью прекращения ее государственной деятельности», которая выразилась в разработке ряда законов и законопроектов (Конституция РФ в части о правах человека, Федеральный Закон «О конфессиях», законопроект «О борьбе против коррупции», мораторий на смертную казнь, законы «О свободе слова» и «О свободе совести» и др.). В качестве политических противников Ольги Васильевны рассматривались Михаил Глущенко, Владимир Яковлев, Альберт Макашов, Геннадий Селезнев. Вторая версия – экономическая. Согласно ей, причинами нелюбви к убитой законодательнице были ее выступления против селезневского лобби в правительстве РФ, из-за которого все предприятия, производящие слабоалкогольную продукцию, должны были закупать у компаний «Кодзнак» и «Спецзнак» (учредителями которых являлись ближайшие помощники Г. Селезнева) спецнаклейки для своей продукции. Еще одной версией убийства, которой, кстати, настойчиво придерживалась сторона защиты по «большому» делу, было банальное ограбление. Будто бы Старовойтова везла из Москвы в Петербург миллион долларов наличными, которые предназначались на выборы в питерский парламент (для этого депутатом был сформирован блок «Северная Столица»). В ходе следствия «денежная» версия не подтвердилась.

Благодаря признательным показаниям одного из подозреваемых – Алексея Воронина, были задержаны пятеро уроженцев города Дядьково Брянской области: Игорь Лелявин (старший брат сегодняшнего осужденного), Юрий Ионов, Игорь Краснов, Виталий Акишин и бывший сотрудник ГРУ Юрий Колчин. Еще трое подозреваемых – Евгений Богданов, Сергей Мусин, Олег Федосов – от следствия скрылись и до сих пор находятся в розыске. В прошлом году суд приговорил Юрия Колчина к 20 годам строгого режима по статье 277 (терроризм). Виталий Акишин получил 23 года и 6 месяцев строгого режима по статьям 277 (терроризм) и 105 (умышленное убийство). Юрий Ионов и Игорь Краснов были оправданы, Алексея Воронина и Игоря Лелявина освободили из-под стражи за истечением срока давности совершенных ими преступления.

Шаг сделан. Стэп бай стэп?

- Сделан еще один маленький шажок в этом деле, сел в тюрьму еще один член этой группировки, – сказала после заседания сестра убитой Ольга Старовойтова. – Надо сказать, Лелявину дали больше, чем я ожидала. Впрочем, я не устану повторять, что любой из тех, кто уже сел, независимо от его собственной вины, может быть уверен: если он укажет на того, кто заказал Галину, мы сразу направим ходатайство о смягчении наказания этому человеку.

- Той следственной группы уже нет, и это меня беспокоит, – сказал Руслан Линьков. – Производство еще не закрыто, но следователи уже давно занимаются совсем другими делами. Сейчас, когда точки над «i» расставлены, хотелось бы концентрации усилий следствия на поиске заказчиков. И возрождения той следственной группы, если не усиления ее.

«Дело Старовойтовой-2» закрыто. На свободе еще как минимум трое подозреваемых, и значит, можно надеяться, что порядковый номер у названия дела поменяется еще не раз.

Павел Горошков,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100