Новости Петербурга

Ирина Качарава: «Моего сына убили за убеждения»

14:32:07, 27 ноября 2006
Мать Тимура Качаравы возмущена, что ее сыну приписали участие в драке в Таврическом саду в начале октября прошлого года. По версии следствия, именно за это и отомстили антифашисту. Ирина Анатольевна с этим категорически не согласна - она считает, что Тимур был убит за свои антифашистские убеждения.

– Мне кажется, кому-то выгодно представить убийство Тимура как результат хулиганских действий: мальчики дерутся, потом один из них пострадал, и говорится об этом как о бытовом хулиганстве. Это попытка скомпрометировать память о моем сыне и поставить знак равенства между фашистами и антифашистами. Видимо, кому-то выгодно понизить общественную значимость этого преступления.

– Но следствие считает, что ему, скорее всего, мстили за драку с фашистами.

– Мы точно уверены, что это ложь. Мы были с ним в очень доверительных отношениях, так что я бы о драке точно услышала от него. Более того, мы знакомы с материалами дела – они не подтверждают участия Тимура в драке. Тимур был пацифистом, и он всегда говорил, что насилие – тупиковый путь.
Все его друзья действовали исключительно законными методами: если проводили митинги, то только санкционированные. Антифашистские взгляды, вегетарианство, помощь животным – все это вместе появилось у Тимура лет с 14-15 вместе с увлечением музыкой. Вы почитайте тексты его песен – какое же там насилие?! В благотворительной акции «Еда вместо бомб» он участвовал с самого ее основания. Он мечтал открыть приют для бездомных животных и писать музыку.

– И все же хорошо известно, что антифашисты регулярно попадают под удар своих противников либо сами не гнушаются нападать. Таких инцидентов в городе уже десятки...

– Нападают боевые группы, к которым Тимур не имел никакого отношения. Концерты ребят практически всегда заканчивались тем, что фашисты их караулили и избивали. Он говорил, что они все время крутятся и около места проведения акции «Food not bombs» (Тимур с товарищами каждую неделю раздавал еду бездомным), фотографируют и создают архив. И когда он в день убийства посылал SMS-сообщение своей девушке, там были такие слова: «Акция закончилась, эти крутятся здесь». Потом другие участники FNB нам рассказали, что фашисты находились возле акции так явно, что подошла милиция и сказала: «Ребята, сворачивайтесь, тут крутятся нацики, и нам не нужны проблемы».

– Если концерты, в которых он участвовал, пользовались таким «вниманием» фашистов, может быть, у него были конкретные враги? От кого-либо поступали угрозы?

– Мы уже год до его гибели жили в страхе, чувствовали опасность – Тимуру звонили на мобильный и угрожали, с его слов, такой фразой: «Ну ты понял, что ты попал?!» Сразу после звонка он рассказал, что звонил бывший знакомый, с которым они потом разошлись из-за нацистских взглядов этого знакомого. Когда мы переехали с Гражданки на новое место жительства, как-то Тимур сказал: «А этот теперь там, среди фашистов, не последний человек».

– А до убийства кто-то пытался реализовать свои угрозы?

– Было нападение – его ударили в метро, он упал и получил сотрясение мозга. Потом на него напали на улице Ломоносова, когда они с девушкой шли на концерт. Ему распылили газ в лицо и крикнули: «Ну что, хорошо быть антифа?!» Это, по его словам, был тот самый знакомый – Тимур успел его рассмотреть. У меня нет оснований ему не доверять.

– Непосредственно перед убийством угрозы повторялись?

– Тимур приехал с гастролей в Швеции поздно вечером 9 ноября, утром 10-го вышел на кухню и сказал: «Мама, я знаю, ты не любишь этих разговоров, но я вынужден тебе сказать, что 4-го пострадало много наших ребят, двое попали в больницу. Я хочу тебя предупредить – я у них «под галочкой», я отмечен». Это было в четверг. Но у меня еще не было предчувствия беды.

В воскресенье, когда он выходил из дома на «Food not bombs», он сказал: «Я вас должен предупредить: меня могут караулить около дома». Отец спросил: «А как мы узнаем – они что, лысые со свастикой?» – «Нет. Они уже давно одеваются как обычные молодые люди, – ответил Тимур. – Вы мне позвоните, если меня будут караулить, чтобы я шел осторожнее». Он думал о нападении, но никак не об убийстве. Отец спросил, что с ними делать, а сын ответил: «С ними уже ничего не сделаешь. Они взялись за ножи». С этими словами он ушел из дома, и через три часа его убили...

– А вы не пытались отговорить его от его деятельности, раз она была такой опасной?

– А что я должна была ему запрещать? Кормить бездомных? Помогать животным? Зачеркивать свастику? Писать музыку на антифашистские тексты? Иметь свои убеждения? Эти ребята остро чувствуют несправедливость и пытаются противостоять ей. И когда в апреле 2004 года ребята обратились в Смольный за разрешением на проведение уличного шествия с целью привлечения общественности к проблемам расизма и национализма, им не разрешили. Никому до этого дела не было. Зато теперь все борются с фашизмом.

Тимур выбрал свой путь, и мы с мужем уважали его выбор и всегда получали один и тот же ответ: «Кто, если не я, когда, если не сейчас?»

Павел Викторов

Полный вариант этого текста читайте в номере газеты "Ваш тайный советник" от 27 ноября 2006 года.

Ранее по теме:
Кто убил Качараву руками скинхедов?
Прокуратура нашла в Петербурге экстремизм
Внук погибшего в войне с фашизмом подался в скины
Эта улица - только для белых?
Убийство Тимура Качаравы прокуратура считает раскрытым
Заявление пресс-службы губернатора по поводу расследования убийства Тимура Качаравы
Реконструкция убийства
Петиция по делу об убийстве студента философского факультета СПбГУ Тимура Качаравы
Президента России просят взять под контроль "дело Качаравы"
Демократы и левые объединились в борьбе против фашистов
Ректор СПбГУ: "Я потребую у властей города обеспечения безопасности студентов"
У Смольного вспоминали Качараву
Нападение на Лиговском

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100