Новости Петербурга

Громкий юбилей негромкого человека

18:27:07, 28 ноября 2006
Юбилей академика Дмитрия Лихачева отмечается широко и с размахом. Знавшие Лихачева люди говорят о том, что самому Дмитрию Сергеевичу вряд ли понравилось бы столь частое упоминание его имени. Но большинство сходится во мнении: юбилей Лихачева - достойный повод для того, чтобы вновь начать говорить о вечных ценностях – семье, образовании, гражданском мужестве, интеллигентности. При этом мало кто знает, что такой повод в этом году уже однажды предоставлялся – в мае 85 лет исполнилось бы академику Андрею Сахарову. Но ни российская власть, ни общество почему-то предпочли не заметить этой тоже, в общем-то, круглой даты.

Сегодня в «лихачевском» году наступил, пожалуй, самый торжественный день – именно 28 ноября сто лет назад родился Дмитрий Сергеевич. Поэтому неудивительно, что именно сегодня имя Лихачева звучит особенно громко, а сами юбилейные мероприятия в его честь подошли к кульминации.

В годы перестройки у нас было два «ученых» имени, которые вся страна без особого труда «затвердила» наизусть: Лихачев и Сахаров. Несмотря на некоторую разницу во взглядах и вкусах, бывшую между ними, они воспринимались едва ли не как единое целое: оба выступали в защиту «перемен», оба воспринимались как носители классической русской культуры и ее основного стержня – гражданственности. Что-то связывало их и в жизни: Лихачев был одним из немногих, кто не подписался под гневным письмом советских ученых против Сахарова, за что вскоре и пострадал: неизвестный сломал ему ребра в подъезде. С началом перестройки два академика неоднократно встречались и, насколько известно, были дружны, хотя и довольно поверхностно. Лихачев даже оставил о Сахарове небольшие воспоминания – как о «негромком человеке», к голосу которого прислушивались все. Таким, собственно, помнят и самого Дмитрия Сергеевича.

И вот теперь их разделили. Не то, чтобы это произошло по чьему-то злому умыслу и наущению – просто пути их посмертной славы разошлись. Помните у классиков: «Кому быть живым и хвалимым, кто должен быть мертв и хулим, известно у нас подхалимам влиятельным только одним...» Сахаров, конечно, не хулим – по крайней мере, не проклинаем официально: откровенная ненависть к его имени сосредоточена, в основном, в низах политической жизни, среди современных маргиналов, традиционно не принимающих Горбачева и его «буревестников» перестройки и не видящих разницы между ними и «якобинцем» Ельциным. В то же время поднять Андрея Сахарова на щит нынешнему режиму не удалось: при первой попытке это сделать Кремль «получил» от Елены Боннэр. В 2003 году в статье, опубликованной в заокеанской газете «The Wall Street Journal», вдова академика написала: «Андрей Сахаров перевернулся бы в гробу, если бы я позволила его имени и его образу стать частью потемкинской деревни, которую российское правительство пытается построить для благодушного Запада. ...Вот почему я недавно с сожалением и гневом была вынуждена отказаться от плана возведения памятника моему покойному мужу... в его родной Москве».

Памятника Андрею Сахарову в его родной Москве до сих пор нет. Памятник Дмитрию Лихачеву вчера появился в Санкт-Петербургском университете. Родственники Лихачева, по всей видимости, не сочли для себя нужным от чего-либо отказываться.

Почему же именно академик Лихачев стал той фигурой, которую оказалось удобно воплотить в бронзе? Не используется ли имя великого ученого для оправдания каких-либо идей и воззрений, которые сам академик вряд ли бы одобрил? Корреспондент «Фонтанки» решил задать эти вопросы экспертам.

Анна Шароградская, директор института региональной прессы:
– Власти удобно показать, что у нас были люди светлые, но не громкие. Если бы это был юбилей Сахарова, все было бы не так. Сахаров был твердый человек, который умел заставить себя услышать. Лихачев же - человек, который не бунтовал, удобен для власти.

Можно, конечно, говорить о помпезности этого юбилея и о том, что такой скромный человек, как Лихачев, этому не возрадовался бы. Но, с другой стороны, его юбилей - повод поговорить о культуре, литературе, порядочности. Мы могли бы сами убрать всю фальшь и решить, что это не площадка для государственного или бюрократического пиара и тех, кто хочет на фоне юбилея просто рассказать о себе. Думаю, что еще не поздно это сделать.

Дэвид Саттер, американский писатель, политолог:
– Государству не нужны по-настоящему нравственные примеры, которые будут его ограничивать. Правда, я должен признаться, что недостаточно следил за празднованием юбилея академика Лихачева. История с Литвиненко сейчас привлекает слишком много внимания. Впрочем, и смерть Литвиненко, и юбилей Лихачева как нельзя лучше характеризуют сегодняшнюю ситуацию в России.

Юлий Рыбаков, экс-депутат Госдумы, правозащитник:
– Не успел заметить ничего помпезного в этом праздновании. Лихачев один из последних столпов российской духовной культуры, человек, который остается единственным нравственным образцом. Именно он защитил город от строительства небоскреба на Васильевском острове, он же одним из первых выступил против войны в Чечне в преддверии начала штурма Грозного в 1994 году. Также именно Дмитрий Сергеевич стал автором декларации о культуре, которая стала, по сути дела, мировым достоянием. Мы вряд ли можем «переборщить» с вниманием, которое уделяется академику Лихачеву, особенно в условиях, когда город подвергается «газовой» атаке со стороны небезызвестной компании.

Иван Арцишевский, официальный представитель ассоциации рода Романовых в России:
– То, что говорится сегодня об академике, мне кажется, говорится правильно. Мне, в частности, понравился фильм Зины Курбатовой, внучки Лихачева, посвященный ее деду. О нем просто необходимо говорить и рассказывать. Наверное, Лихачев - это действительно последний интеллигент духа, который ушел от нас. Хотя, думаю, что ему бы в силу природной скромности не понравилось такое пристальное внимание.

Я не знаю, что хочет сказать этим юбилеем власть, но мы должны воспитываться на положительных примерах, говорить об интеллигентности. Сегодня стало не модно быть образованным, лучше серьгу в ухо воткнуть. Считаю, что нужно выделяться не серьгой в ухе, а лишней прочитанной книгой.

Вера Зилитинкевич, внучка Дмитрия Лихачева:
– Я думаю, что на самом деле ему было бы очень приятно, что юбилей празднуется столь масштабно. И на его 90-летии, и на похоронах, и сейчас я думала о том, что родители Дмитрия Сергеевича его очень-очень любили. Его мать дожила до избрания Дмитрия Сергеевича в академики, а его отец умер во время блокады, я очень часто думаю о своем прадедушке и о том, как ему было бы приятно все происходящее.

Вы, наверное, знаете, что у Дмитрия Сергеевича было два очень успешных в своем роде брата, они и карьеру сделали гораздо раньше, чем Дмитрий Сергеевич. Он сидел на Соловках и часто болел, поэтому родители переживали за него, а получилось вот так.

Любые власти стараются манипулировать памятью нации, а новые власти России используют более жесткие приемы манипуляции. Конечно, они стараются сделать из Дмитрия Сергеевича икону, но получается по-разному.

Джеймс Биллингтон, директор библиотеки Конгресса (США):
– Столь широкое празднование юбилея Дмитрия Сергеевича в очередной раз доказывает масштабность его фигуры. Он один из тех, кто действительно заслуживает, чтобы быть иконой.

Михаил Швыдкой, руководитель федерального агентства по культуре и кинематографии:
– У близких свой взгляд на человека, и он, наверное, несколько иной, чем взгляд людей, которые видят в Дмитрии Сергеевиче Лихачеве великого ученого, а самое главное – порядочного человека и русского интеллигента в том смысле слова, которое употреблялось в XVIII, XIX, XX веках, и хотелось бы, чтобы употреблялось и впредь.

Не случайно выставка, посвященная Лихачеву, называется «Диалог с веком». Век был великий, жестокий, и диалог был жестоким. Безусловно, Дмитрий Сергеевич вышел победителем. Хотя, как и положено всякому порядочному человеку, в его истории была и тюрьма и война и все лишения, которые были положены для людей его поколения. К счастью, Дмитрий Сергеевич дожил до того времени, когда быть ученым, просветителем и наставником власти оказалось не бессмысленным.

P.S. К юбилею Дмитрия Сергеевича «Фонтанка» провела опрос: «Кто сегодня способен заменить академика Лихачева?» Результаты показательны: первые места заняли два ответа – никто (30% опрошенных) и Григорий Перельман (40% опрошенных). Оказывается, жители Петербурга либо вообще не верят в героев нашего времени, либо видят преемника академика Лихачева в затворнике и чудаке, который прославился тем, что сделал великое математическое открытие, но отказался от предложенной ему премии в миллион долларов. В этом поступке людям, по всей видимости, мерещится нечто, приподнимающее человека над нашим прагматичным веком.

Валерий Береснев,
Мария Цыганкова,
Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100