Новости Петербурга

Поклонники вспоминают Александра Башлачева

16:22:09, 18 февраля 2008
20 лет исполняется со дня гибели поэта и музыканта Александра Башлачева. 17 февраля 1988 года он выпал из окна девятого этажа квартиры на проспекте Кузнецова, где тогда жил. Александр Башлачев известен как один из самых ярких представителей русского рока идеолог и основатель времени колокольчиков , автор одноименной песни. В восьмидесятые годы Башлачев являлся культовой фигурой в мире русского рока, и долгое время комната в университетском общежитии, где он жил студентом, являлась местом паломничества знатоков его творчества, пишет www.apiural.ru. После обучения в Уральском госуниверситете имени Горького (вуз он так и не окончил) Башлачев вернулся в Череповец, где год проработал в газете Коммунист . В сентябре 1984 года в Череповце на квартире Леонида Парфенова Башлачев познакомился с Артемием Троицким, по приглашению которого отыграл серию квартирников в Москве и Ленинграде. Осенью 1984 года СашБаш уехал из Череповца сначала в Москву, затем в Ленинград. Там, в марте 1985 года состоялось его первое публичное выступление вместе с Юрием Шевчуком в зале медицинского училища (запись этого концерта была издана под названием Кочегарка ). На следующий год Башлачев окончательно поселился в Ленинграде. Там он вступил в рок-клуб, работал в котельной Камчатка и получил на Пятом Ленинградском фестивале в июне 1987 года приз Надежда . В это же время Башлачев принимает участие в пятом Ленинградском рок-фестивале в местном дворце молодежи и выступает на рок-фестивале в Черноголовке. Последний концерт Башлачева состоялся 29 января 1988 года. СашБаш вышел в окно девятого этажа своей ленинградской квартиры 17 февраля 1988 года. По некоторым данным, причиной самоубийства стало употребление психоактивных грибов, однако истинные причины падения до сих пор точно не установлены. ... В тот февральский вечер 1988 года в Питер ехали все - на вокзале я столкнулся с Рыженко и Цоем, а в Питере навстречу нам шел Бутусов, вспоминает Артем Липатов на сайте www.vremya.ru . Вечером в рок-клубе на Рубинштейна было не продохнуть. Все молчали или пели. БГ пел Черного ворона , Бутусов -- Бриллиантовые дороги , Шевчук... я не помню, что пел Шевчук. Помню, как он плакал. Архетипичная судьба: бросив работу в газете Коммунист с гитарой за плечами из Череповца в Свердловск, оттуда - в Москву и Питер, из города в город, из дома в дом по квартирам чужих друзей . Два года невероятной продуктивности, последний год -- интенсивные концерты по городам и весям, знакомство со знаковыми персонами и одновременно чудовищная жизненная неустроенность. Помню квартирник на Аэропорте: я попытался взять у него интервью - он отказался и пошел назад, в комнату, петь. Как всегда, притоптывал ногой в ритм, а на запястье бились бубенцы-колокольчики. Сам себе рок-группа: басист, гитарист, барабанщик. Принято говорить, что по внутреннему драйву он был настоящим рок-музыкантом - да, пожалуй, так же, как и, скажем, Высоцкий, а то и в меньшей степени. Просто в России традиционный англоязычный термин singer-songwriter склоняется то в сторону КСП, то к блатоте, которую у нас отчего-то называют шансоном - а Башлачева, как и Высоцкого, ни к одной из этих категорий не причислить. Александр Липницкий, критик, журналист, некогда участник Звуков Му , на даче у которого был записан альбом Вечный пост , говорил, что Башлачев не допускал никаких сторонних воздействий на запись -- очень ревновал свои песни к кому-либо и не хотел никому их доверять ни на концертах, ни в студии . Кто-то сказал, что СашБаш играл в скомороха - чушь, не играл, никогда и ни во что. Но и не был скоморохом - не паясничал, не бился в придурочной падучей, был предельно серьезен и искренен в каждой песне, от сатирической зарисовки до эпической поэмы - может быть, даже чересчур серьезен. Его называют гениальным поэтом , что, конечно, преувеличение. При этом в сравнении, скажем, с еще одной рок-н-ролльной иконой, лидером Doors Джимом Моррисоном, Башлачев и впрямь поэт, хотя потенциал у Моррисона мощнее. Но у гения саморазрушения одни намеки, фразы, строки, искры (из которых могло разгореться пламя, да не вышло), в то время как у СашБаша - литые, чеканные строфы. Да что строфы - законченные, зачастую сложнейшие по форме стихотворения, которые - редчайший случай в так называемом русском роке - легко ложатся на лист бумаги и читаются вслух. Башлачев играл с формами, смыслами, аллитерациями, архетипами даже, пусть не всегда умело, иногда очень прямолинейно, но безумно талантливо. Лет пять назад я обнаружил его Колыбельную в хрестоматии первоклассника, принесенной из школы сыном, и подивился, насколько это стихотворение серьезней соседствовавших с ним творений профессионалов - и насколько оно взрослей. ...Осень 87-го, концерт в ДК МЭИ. На сцене лопается струна, СашБаш инстинктивно заслоняет рукой лицо, его ловит объектив фотографа Саши Пигарева - и вот он, готовый портрет если не поколения, то Поэта, пытающегося заслониться от жестокого и бессмысленного мира вокруг. Именно в тот вечер я услышал от кого-то, кажется, от Ильи Смирнова, что СашБаш больше не пишет песен. После его смерти было много всего, но нельзя не вспомнить концерт в Лужниках , посвященный его памяти и ставший, как много раз отмечалось, последним общим сбором всех сил русского рока. Именно там Калинов Мост впервые и единственный раз за всю свою историю заиграл так, что, казалось, русский рок становился просто настоящим роком - заиграл свободно, отвязно и очень фирменно. И именно тогда последнее выступление концерта - группа Кино - как-то само собой отделилось от всего остального. Стало понятно - вот они, суперзвезды, и публика реагирует именно на Цоя, а не на портрет за его спиной, без которого можно было бы вполне обойтись; в общем, эпоха мы вместе! кончилась. То, что это произошло на Башлачевском мемориале, можно счесть символичным, а можно -- случайным. Впрочем, не он ли говорил мне во время неудачной попытки взять интервью, заставив выключить диктофон: О чем говорить? Какие выводы делать? Мы все - острова в океане, я, Кинчев, БГ... ничего общего между нами нет . Я не переслушиваю его песни, кроме, пожалуй, одной - Грибоедовского вальса , который для меня почему-то дороже эпических Ванюши и Егоркиной Былины , важнее страшного Абсолютного вахтера , нежнее Поезда . Ни в одной из его песен так точно и так поэтично не выражено столкновение иллюзий и реальности, мечтаний и бытия. И несчастный водовоз с литературной фамилией, на секунду ставший вдруг Наполеоном и вернувшийся обратно, на заплеванную сцену райклуба , - один из тех образов, которые оправдывают для меня существование русского рока. Если, конечно, причислять к нему Башлачева. РАНЕЕ ПО ТЕМЕ

Газета.СПб

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100