Новости Петербурга

За что забирают в милицию? За всё что угодно

17:57:24, 27 марта 2008
Наша милиция готова предъявить гражданам любые, даже самые абсурдные обвинения лишь бы выполнить указания начальства и закрыть неугодных власти людей. Чтобы сделать такой вывод, достаточно ознакомиться с практикой задержаний активистов оппозиционных движений. Зато милиционер, который совершил реальное, а не выдуманное преступление, может быть уверен: его прикроют. А если преступление такое, что его не покрыть, то наказание будет мягким, пишет ЗакС.Ру . Задержание лидера петербургского Яблока Максима Резника один из последних примеров милицейского абсурда. Если верить показаниям милиционеров, оппозиционер избивал их товарища, старшего сержанта Д. Ю. Круковского, нанося удары рукой и ногой и одновременно держа его за палец правой руки , бранился грубой нецензурной бранью (будто есть негрубая нецензурная брань), а они ограничивались тем, что призывали Резника успокоиться. Дело Резника стало апофеозом той практики задержаний, к которой наша милиция прибегает последние несколько лет. Точкой отсчета можно считать июль 2006 года, когда параллельно с саммитом Большой восьмерки проходил так называемый антисаммит , или Российский социальный форум. Несмотря на обещание губернатора Валентины Матвиенко, что власти не будут чинить препятствия проведению антисаммита, петербургская милиция предприняла все меры, чтобы многие его участники до места сбора не доехали. Причем до сих пор неясно то ли блюстители порядка перестарались в служебном рвении, то ли ГУВД получил от Смольного особые, не афишируемые в прессе указания. По данным оргкомитета РСФ, свыше 300 антиглобалистов были сняты с поездов или высажены из автобусов по дороге в Петербург и задержаны. Еще около 50 активистов под надуманными предлогами были задержаны в самой северной столице. Милиционеры задержали даже двоих немецких велосипедистов участников велокаравана против Большой восьмерки . Причем обвинили в том, что они мочились в общественном месте, а задержали для выяснения личности в связи с проведением саммита G8. И это несмотря на то, что немцы имели паспорта и российские визы. Бдительные милиционеры пресекали и любые попытки информировать петербуржцев о проведении антисаммита. Так, 12 июля 2006 года сотрудники милиции задержали двоих активистов ДСПА у станции метро Кировский завод всего лишь за расклеивание на столбах и стенах афиш Российского социального форума. По мнению правозащитников из независимой организации Legal Team, летом 2006 года силовики заранее составили списки политических экстремистов , что было нарочитым нарушением закона, ибо определить, является человек экстремистом или нет, может только суд. Абсолютное большинство задержаний происходило под надуманными предлогами, убеждены правозащитники. Новая волна задержаний и избиений активистов оппозиции прокатилась в начале прошлого года, непосредственно перед и во время первых двух Маршей несогласных. В ходе первого марша (3 марта 2007 года) наиболее заметным событием стало жесткое задержание одного из организаторов марша Сергея Гуляева, который тогда еще был депутатом петербургского Законодательного собрания. Омоновцы сбросили депутата на каменные ступени колокольни бывшей Городской Думы, а затем, затаскивая Гуляева в автозак, сильно ударили его по голове и в область почек. Тогда Гуляева обвинили в сопротивлении сотрудникам правопорядка (обвинение позже сняли). Всего в ходе акции было задержано и избито более 100 человек, обвинения в проведении несанкционированной акции и сопротивлении сотрудникам милиции предъявлены 113 участникам марша. Второй марш (15 апреля), хотя и согласованный с властями, был жестоко разогнан. В ходе массового избиения людей у станции метро Пушкинская пострадали сотни людей, в том числе более десятка журналистов. Позднее, по данным петербургского Союза журналистов, 15 представителей СМИ заявили, что столкнулись с милицейским насилием. Обозревателю журнала Город Антону Мухину при задержании повредили шею, а корреспондента Новой газеты Алексея Дьяченко бойцы ОМОН затолкали в свой автобус и жестоко избили. В отношении иностранцев наиболее резонансным стало задержание гражданина Франции и представителя ОБСЕ в СЗФО Максима Филандрова. Милиционеры схватили его недалеко от Смольного, на площади Пролетарской Диктатуры. Позднее ему предъявили обвинение в нецензурной брани и неповиновении сотрудникам правопорядка. До суда дело не дошло Филандрова отпустили после звонка французского консула. Массовые задержания состоялись и во время четвертого по счету Марша несогласных, прошедшего 25 ноября 2007 года. Тогда безо всякого объяснения причин омоновцы задержали более 30 несогласных рядом с офисом Яблока на Маяковского. Среди задержанных оказались и кандидаты в депутаты Госдумы (на тот момент) Максим Резник, Даниил Коцюбинский, Елена Иванова, Ольга Штанникова, Юлий Рыбаков. Поводом к массовым задержаниям послужили действия неизвестных провокаторов, развернувших в колонне черный флаг с серпом и молотом в белом круге. Тогда же были задержаны но тут же отпущены лидеры СПС Никита Белых и Борис Немцов. В ходе задержания сильно избили лидера петербургского молодежного Яблока Александр Шуршев. Затем Александра госпитализировали с диагнозом сотрясение мозга . Если говорить о более-менее заметных политических фигурах, то рекордсменом по задержаниям можно назвать лидера питерских нацболов Андрея Дмитриева. По его собственным подсчетам, только в течение 2007 года его задерживали семь раз. А за неполные три месяца этого уже шесть, причем последний раз Дмитриева задержали сразу после того, как отпустили Резника. Ему вручили протокол по административному делу. Как говорит сам Дмитриев, административных статей для задержания было две 19.3 (неповиновение сотрудникам милиции) и 20.2 (участие в несанкционированных митингах и шествиях). Вторая статья не разрешает задержания, только штраф. Поэтому вместе с ней мне, как правило, приписывали неповиновение милиции , говорит сам Дмитриев. А 3 марта 2007 года, сразу после первого Марша несогласных, Дмитриева обвинили в том, что он якобы нецензурно выражался и справлял естественную нужду в неположенном месте. Плюс два раза прокуратура проверяла его речь на наличие экстремизма. Экстремизмом, по мнению следователей, было то, что Дмитриев публично заявил о своей принадлежности к запрещенным нацболам. Таким образом, картина складывается понятная: стандартные статьи, применяемые милиционерами в отношении политактивистов, это неповиновение (или сопротивление) сотрудникам милиции и нецензурная брань. Любой, кто слышал милицейские переговоры по рации, может подтвердить, что язык правоохранителей бесконечно далек от литературного. Еще активистам, как мы показали, нередко вменяют в вину справление нужды в неположенном месте. Но тогда совершенно непонятно, как удалось избежать административного наказания депутату муниципального совета Олегу Келасьеву, который, как помнится, в июне прошлого года помочился прямо на детской площадке на глазах детишек и их родителей. Кроме того, милиционеры еще не ответили за избиения граждан, даже если эти побои были зафиксированы в травмпунктах. Зато городской прокурор Сергей Зайцев и начальник ГУВД Петербурга Владислав Пиотровский после всех разгонов и задержаний бодро рапортовали, что сотрудники милиции действовали исключительно в рамках закона.

Газета.СПб

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100