Новости Петербурга

У Серебряного пруда

20:57:05, 26 июня 2008
У Серебряного пруда

«Родовое гнездо» Валентины Семенченко – Институтский проспект, места неподалеку от Серебряного пруда. До наших дней здесь уцелел, как реликвия прежней жизни, один из старинных лесновских особняков – дом Тахтарева (Институтский пр., 18).

«С этим домом у меня многое связано, – рассказывает Валентина Семенченко. – Тут в 1920 – 1931 годах жили мои бабушка и дедушка – Мария Сергеевна и Борис Георгиевич Платоновы с дочкой Зинаидой, моей будущей мамой. В 1928 году в двадцать лет она вышла замуж за Ивана Федоровича Малютина, жившего в доме рядом – на Институтском, 20. Его отец, Федор Иванович, происходил из крестьян Архангельской губернии, в Петербурге окончил Лесной институт и работал столоначальником (т. е. начальником отдела) Лесного министерства. Федору Ивановичу принадлежало два дома на Институтском проспекте, расположенных на соседних участках».

В семье Федора Малютина были две дочери и три сына. Судьба разбросала их всех далеко друг от друга. Дочери закончили институт благородных девиц на Фонтанке, вышли замуж за поляков братьев Гердзеевских, выпускников Политехнического института, и в 1918 году уехали с ними в Польшу. Судьба двух сыновей сложилась трагически: Михаила расстреляли белые под Мурманском в 1919 году, Николай погиб в 1938 году в Белграде. Иван (отец героини нашего рассказа) закончил знаменитое Коммерческое училище в Лесном и впоследствии с 1930 по 1963 годы работал на заводе имени Энгельса (объединенного потом со «Светланой») – сначала конструктором, потом ведущим конструктором группы.

«Прекрасно помню Серебряный пруд, где летом мы купались, а зимой катались на лыжах с его высокого берега, – рассказывает Валентина Семенченко. – Летом мы любили бегать играть в Удельнинский парк. Правда, там часто останавливались цыганские таборы, мы их боялись и тогда чаще играли в парке Лесотехнической академии... Для семьи Малютиных имела особое значение церковь св. Петра и Павла у Круглого пруда, которую снесли в конце 1930-х годов. Здесь венчались мои родители, тут крестили моего отца, а мой дедушка Федор Иванович Малютин в 1900 – 1901 годах принимал активное участие в строительстве церкви».

Кстати, Валентина Семенченко хорошо помнит, что во дворе дома Тахтаревых стоял большой деревянный дом с цветными стеклышками, где жила семья Кобаков. Известный сегодня историк Петербурга Александр Кобак к тому семейству имеет самое непосредственное отношение: это его прадед Эрнст Кобак, приехавший в Петербург из Эстонии в конце 1890-х годов, жил во флигеле дома Тахтарева с 1908 года. Он был сапожником – мастером по женской модельной обуви.

В блокадную зиму 1942 – 1943 годов деревянный дом, где жила семья Кобаков, разобрали на дрова, и им пришлось перебраться на другую квартиру, но тоже в Лесном. По словам Александра Кобака, с начала ХХ века, когда Эрнст Кобак поселился в Лесном, его дети, внуки, правнуки и праправнуки не покидали этих мест. Не все, конечно, но кто-то оставался в Лесном всегда. Так что, несмотря на смену эпох и «цивилизаций», существуют целые династии, живущие здесь больше века...

Лесной словно бы притягивал, манил к себе. Так было в и жизни Валентины Семенченко. Родившись в Лесном, потом по семейным обстоятельствам она нередко оказывалась далеко от родных мест, но тем не менее снова и снова возвращалась сюда.

«В 1937 – 1941 годах и в 1948 – 1957 годах мы жили опять в Лесном, – говорит она, – только уже не на Институтском, а на Большой Объездной, дом 6б, в доме Владимира Владимировича Богораза и его жены Марии Кирилловны. Он был племянником известного хирурга Николая Алексеевича Богораза – основоположника отечественной сосудистой хирургии. В соседнем доме ближе к Английскому проспекту жил прежде известный ученый, этнограф, писатель Владимир Германович Богораз (псевдоним Тан) – один из зачинателей изучения народов Севера, создатель письменности для них. По всей видимости, между собой Богоразы находились в каком-то родстве».

По словам Валентины Ивановны, Большая Объездная улица (ныне ул. Орбели) в те годы была очень тихой, спокойной, зеленой, с несколькими небольшими прудами. «Конечно, и Институтский проспект, и Английский (сейчас ул. Пархоменко) вовсе не выглядели проспектами в современном понимании. Особенно красивые дома располагались на Новосильцевской (ныне Новороссийской) улице – с архитектурным декором, верандами, балконами, некоторые с колоннами, башенками, мезонинами... Теперь ничего этого нет. Конечно, город растет, население увеличивается – разумом это понятно. И все же очень жаль патриархальной тишины, какого-то особого воздуха и своеобразной загородной красоты старого Лесного».

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100