Новости Петербурга

Долгий путь

17:22:03, 14 мая 2009

Изгнанный из советской России в сентябре 1922 года вместе с другими выдающимися деятелями науки и культуры, Питирим Сорокин в наши дни вернулся на родину десятками тысяч экземпляров своих книг, изучаемых во всех университетах страны...

А родился Питирим Александрович 23 января 1889 года в с. Турья Яренского уезда Вологодской губернии (ныне территория Республики Коми) в семье ремесленника. В Хреновской церковно-учительской духовной семинарии рано осиротевший Питирим изучал не столько богословие, сколько революционную литературу. В 1906 году был впервые арестован и дальнейшее образование получал в тюрьме города Кинешмы, откуда вышел убежденным социалистом-революционером.

Осенью 1907 года Сорокин впервые приехал в Петербург и остановился у своего земляка Федора Николаевича Коковкина. Вскоре молодой человек поступил репетитором в семью конторского служащего центральной электростанции, поселившись в одной комнате со своими учениками – гимназистами первого класса. Одновременно занимался на общеобразовательных курсах А. С. Черняева (Татарский пер., участок д. 3 – 5; здание не сохранилось), где сблизился с профессором Каллистратом Фалалеевичем Жаковым. Выдающийся коми-этнограф, философ и писатель, Жаков преподавал не только на Черняевских курсах, но и в Петербургском университете. Вскоре учитель и ученик стали близкими друзьями. В течение десяти лет Питирим Сорокин был постоянным посетителем дома Жаковых. Именно здесь он познакомился со своей будущей женой Еленой Петровной Баратынской, слушательницей Бестужевских курсов.

В начале 1908 года приехал в Петербург и поступил на Черняевские курсы однокашник Сорокина по Хреновской семинарии Николай Кондратьев, в дальнейшем один из крупнейших экономистов ХХ века. Осенью друзья сняли комнату вместе с еще одним земляком-студентом (этот адрес неизвестен). В автобиографическом романе «Долгий путь» Сорокин писал: «С тех пор мы с Кондратьевым жили вместе на протяжении нескольких лет нашей учебы, в том числе и в университете». Известно, что в 1909 – 1910 гг. они жили вместе по адресу: Малая Пушкарская ул., 11, кв. 13 (дом тоже не сохранился).

После сдачи экстерном экзаменов за гимназический курс Сорокин осенью 1909 года поступил в Психоневрологический институт, который первоначально располагался в здании Вольной высшей школы на Английском пр., 32, и в арендованном помещении на Невском пр., 104. В этом институте, основанном В. М. Бехтеревым, была единственная в то время кафедра социологии, где преподавали М. М. Ковалевский, Е. В. де Роберти и А. С. Лаппо-Данилевский. Высшее образование Питирим Сорокин завершил на юридическом факультете Петербургского университета, который окончил в 1914 году по кафедре уголовного права и судопроизводства. Занимаясь под руководством социолога М. М. Ковалевского (Сорокин работал его секретарем с 1912 года) и правоведа Л. И. Петражицкого, он в студенческие годы опубликовал около пятидесяти научных работ, в том числе свою первую монографию «Преступление и кара, подвиг и награда: Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1914).

С 1915 года молодой ученый преподавал в Психоневрологическом институте (ул. Бехтерева, 3), в январе 1917 года был утвержден приват-доцентом Петроградского университета и готовился к защите магистерской диссертации.

Начавшаяся революция отвлекла Питирима Сорокина от научных занятий. В 1917 году он – основатель и редактор эсеровских газет «Дело народа» и «Воля народа», с июля – секретарь по вопросам науки министра-председателя Временного правительства А. Ф. Керенского, с осени – член Временного совета Российской республики. Октябрьский переворот он осудил, активно выступал против большевиков. В ноябре избран членом Учредительного собрания от Вологодской губернии. В этот период его петроградский адрес: Большой пр. П. С., 13, кв. 8.

2 января 1918 г. Сорокин как один из лидеров правых эсеров и Союза защиты Учредительного собрания был арестован Петроградской ЧК и заключен в тюрьму Трубецкого бастиона. Содержался в камере № 51 (на втором этаже) вместе с видным эсером А. А. Аргуновым. Освобожденный из Петропавловской крепости через два месяца, он вскоре переехал в Москву, где включился в деятельность эсеровского подполья. Затем занимался организацией Совета крестьянских депутатов в Яренском уезде, готовил восстания против власти большевиков на севере России, перешел на нелегальное положение. Осенью 1918 года арестован, чудом избежал расстрела.

Находясь в камере смертников в Велико-Устюжской тюрьме, Сорокин написал открытое письмо в газету северодвинского губисполкома, в котором заявил о сложении полномочий члена Учредительного собрания, о выходе из партии эсеров и намерении посвятить себя научной и преподавательской работе. На эту публикацию откликнулся в газете «Правда» 20 ноября 1918 года В. И. Ленин статьей «Ценные признания Питирима Сорокина», чем фактически спас жизнь ученого.

После освобождения Питирим Александрович вернулся в Петроград в конце декабря 1918-го. Вместе с женой он поселился в квартире своей старой знакомой М. Н. Дармолатовой (8-я линия В. О., 31, кв. 5 ). Этот эпизод описан в автобиографическом романе:

«Услыхав о том, что я стал бездомным, госпожа Дармолатова сказала:

– Занимайте комнату или две у нас. К нам должны были подселить двух или трех коммунистов на квартиру, но лучше, если вместо них поселитесь вы.

Квартира Дармолатовой состояла из восьми больших комнат, но в ту суровую зиму можно было пользоваться лишь двумя. Она с дочерьми жила в одной, мы с женой – в другой комнате. Вечером 31 декабря 1918 года мы собрались вместе с семьей Дармолатовых и несколькими близкими друзьями встретить Новый год. В комнате было так холодно, что все сидели в шапках, кутаясь в платки, шали и пледы».

В этой квартире на пятом этаже бывшего доходного дома, построенного в 1910 – 1911 гг. по проекту архитектора В. И. Ван-дер-Гюхта, супруги Сорокины жили весь 1919-й и первую половину 1920 года. Вскоре у них появился новый сосед – Евгений Мандельштам, младший брат поэта Осипа Мандельштама. Молодой человек женился на одной из сестер Дармолатовых – Надежде. Из воспоминаний Е. Э. Мандельштама:

«В одной из пустых комнат огромной квартиры Дармолатовых жили друзья Надюши: известный социолог Питирим Сорокин и его жена Лена Баратынская, близкая подруга Нади по Бестужевским курсам. Питирим Александрович был сильным, крепким человеком, с умным, выразительным лицом, немногословным, как многие северяне. Лена Сорокина казалась полной противоположностью мужу: изящная, стройная, с тонкими, красивыми чертами лица, общительная и веселая. Чудесная была пара, легко вписавшаяся в уклад нашей семьи».

Между прочим Осип Мандельштам часто бывал в этой квартире на Васильевском острове и подолгу жил у брата. Здесь в декабре 1930 года было написано стихотворение «Я вернулся в мой город, знакомый до слез...», в память о чем на фасаде дома в 1991 году установлена мемориальная доска.

С начала 1919 года П. А. Сорокин возобновил преподавательскую работу в Психоневрологическом институте и на юридическом факультете Университета. Он участвовал в организации университетской кафедры социологии. Вскоре был избран профессором в Сельскохозяйственной академии и в Институте народного хозяйства. В этот период ученый издал «Элементарный учебник общей теории права в связи с учением о государстве» (1919), написал и подготовил к печати фундаментальную «Систему социологии». 23 апреля 1922 года в большой физической аудитории Петроградского университета, до отказа заполненной преподавателями и студентами, состоялась защита его докторской диссертации.

Весной 1920 года Сорокины переселились в Детское Село (бывшее Царское Село). «В Сельскохозяйственной академии я и жена получили работу, две маленькие комнаты и клочок земли для палисадника. Здесь мы устроились гораздо удобнее, чем в Петрограде», – вспоминал Питирим Александрович. И далее: «...я не стал регистрироваться в Царском Селе и жил там нелегально. Если за мной придут на квартиру в Петрограде, я получу фору, будучи предупрежден друзьями, и скроюсь. /.../ В октябре 1920-го «ночные гости» пришли по моему петроградскому адресу и потребовали «товарища Сорокина». Друзья правдиво отвечали, что я там больше не живу и они не знают, где я».

К сожалению, детскосельский адрес П. А. Сорокина установить пока не удалось.

Осенью 1921-го Сорокин был отстранен от преподавания и перешел на работу в Институт изучения мозга (Петровская набережная, 4). В начале 1922 года у него возник новый конфликт с властью. Ученый занимался исследованием причин массового голода в стране и готовил к изданию книгу «Голод как фактор: Влияние голода на поведение людей, социальную организацию и общественную жизнь». Кроме того, он вел открытую полемику с одним из главных теоретиков правящей партии Н. И. Бухариным.

Описывая обстоятельства своей высылки из страны, Сорокин вспоминал: «10 августа 1922 года я уехал на несколько дней в Москву. /.../ Прекрасным сентябрьским утром я вернулся в Царское Село». Дома Питириму Александровичу сообщили, что в Петрограде идут повальные аресты, что его разыскивают местные чекисты. «Я согласился, что возможно было бы лучше попасть под арест в Москве, и следующим утром вернулся в столицу, явившись в ЧК с вещами».

Спустя всего несколько дней он навсегда покинул Россию.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100