Новости Петербурга

Полеты наяву

22:57:04, 31 мая 2009
Полеты наяву

И если наши «Комик-трест», «Лицедеи» и «Странствующие куклы господина Пежо» могут выступать как на открытых, так и на закрытых площадках, то приглашенные в этом году заграничные гастролеры специализируются именно на уличном искусстве среди праздно фланирующей публики. А это особый и редкий в наших краях жанр – развлекать прохожих.

Любопытно было наблюдать за артистами не только на импровизированных или специально сооруженных сценах, но и в уличной толпе. Заслуженную артистку России Наталию Фиссон, например, можно было заметить бегущей в гриме и в костюме по Малой Конюшенной, а с прочими актерами «Комик-треста» под предводительством режиссера Вадима Фиссона столкнуться где-нибудь в Шведском переулке. Поздравив вслед за губернатором всех горожан с праздником у стен Эрмитажа, где они пообщались с народом в своей добродушной шутливой манере, почитали стихи и исполнили резвый танец, эти колоритные и комичные персонажи затем двигались по центру к месту дислокации своего фургончика, размахивая флагами, гуськом и чуть ли не вприпрыжку. При этом Вадим с гиканьем и хохотом, поминутно сигналя крякающим клаксоном, рассекал на диковинном агрегате, напоминающем чудо-мобиль из фантастических фильмов.

Австралийцев, французов и англичан, приехавших выступать в Петербург впервые, заботливо водили сквозь зрительские массы (от палаток, служащих «полевыми» гримерками, до огороженных площадок для перформансов) серьезные люди в черном – охранники, больше похожие на деловитых и целеустремленных гидов-экскурсоводов.

Выступление театра «Транс Экспресс» из Франции предварял парад солдат-барабанщиков в мундирах с фрачными фалдами и в бронежилетах, в которых они были похожи на киношных пожарных и на мультяшных пингвинов. Толпа расступалась перед ними, одобрительно покрикивая и посвистывая, и сразу же смыкалась, приcоединяясь к строю.

«Транс Экспресс» относится к «пионерам уличных искусств». Танцовщица и хореограф Бриджит Бердэн и скульптор Жиль Род основали свою театрально-цирковую компанию в 80-е годы прошлого века. Программы они выстраивают, ничем не ограничивая свою буйную фантазию и особо не считаясь ни с какими законами и течениями в искусстве: просто используют все подряд, от рок-музыки до акробатики, от архитектуры до литературы. Отчасти это смог продемонстрировать перформанс «Человек мобильный», с которым они с 1990 года гастролируют чаще всего и который привезли в Петербург. По замыслу, артисты показывают, как маленькие дети играют «в солдатиков»: выставляют их шеренгами или помогают чудом зависать в воздухе. Часть гимнастов взмывают в небо на высоту 30 – 40 метров при помощи строительного крана и системы трапеций и минут сорок там кувыркаются, а оставшиеся на земле заигрывают с публикой и без устали выбивают ритмы, то маршируя, то выстраиваясь на любом подходящем возвышении. На Дворцовой барабанщики использовали конструкцию из металла и фанеры, а в каком-нибудь европейском городке любят подниматься на старинные балконы и лестницы или даже залезать в фонтаны.

Австралийцы из всемирно известной компании «Странные фрукты», позиционирующей себя как «группа визуальных комиков», выглядели еще диковиннее французов. Восемь человек (четыре дамы в длинных разноцветных платьях и четыре джентльмена в строгих костюмах) на глазах у собравшихся шустро взбирались на гибкие четырехметровые шесты, установленные и закрепленные прямо на мостовой.

Гнутся они, как спортивные снаряды профессиональных прыгунов с шестом, но дизайн имеют оригинальный, с подставкой-упором для ног и с крепежом для тела, позволяющим актерам вращаться вокруг своей оси. Стиль «фруктового» представления замечателен тем, что сочетает элементы драматического театра, современного танца и цирка-шапито, а также эстрадной эксцентрики и пантомимы.

Актеры разыгрывали над головами петербуржцев представление, длящееся около получаса и условно разбитое на десяток номеров-сценок. Дамы и кавалеры медленно раскачивались вперед и назад, подобно деревьям на ветру, образуя немыслимые геометрические фигуры, то параллельно, то в шахматном порядке, то вразнобой; то замирая, то ускоряясь; то в шутливо-угрожающей форме нависая над публикой, то лирично разбиваясь на «танцующие» пары, то демонстрируя метафоричную разобщенность и одиночество, то образуя веселые хороводы и ликующее единение... В зависимости от композиционного и пространственного решения менялось настроение шоу и сообразное моменту музыкальное сопровождение. Удивительно, что исполнители ни разу не столкнулись в воздухе, хотя «летали» в опасной близости друг от друга. Впрочем, все их якобы свободные движения и пируэты специально и заранее рассчитаны чуть ли не математически. Зрелище было эффектное, романтичное, чарующее и гипнотическое, посыл – космополитичный, темы – близкие всем и каждому: любовь, счастье, поиски свободы и независимости, радость человеческого общения... Зрители замирали, запрокинув головы и открыв рты, и на полчаса впадали в транс, после чего взрывались аплодисментами и хватались за фото- и видеокамеры.

Английские актеры из «Натуральной театральной компании» ни в какой специальной площадке не нуждались. Их оригинальные комедийные скетчи, частично срежиссированные, но с гораздо большей долей импровизации, уже сорок лет интригуют и покоряют случайных зрителей на улицах городов пяти континентов и 66 стран. Организаторы праздника на Дворцовой, загадочно улыбаясь, говорили: «Их не надо искать – они сами вас найдут». И действительно: петербуржцы и гости города внезапно замечали, что среди них появились... посторонние. В летний зной по площади ходили внешне бесполые существа, смахивающие на тайных агентов, одетые несообразно погоде и обстоятельствам, в очках, плащах, шляпах и перчатках невзрачных цветов. Они какое-то время двигались в произвольном направлении, размеренно постукивая по мостовой зонтами-тросточками. И вдруг... замирали в статичных позах. Желтоватый грим на лицах и способность подолгу «прикидываться статуями» делали артистов похожими на восковые фигуры. Народ поначалу робко, а затем все активнее фотографировался рядом и в обнимку с англичанами. А в разгар импровизированной фотосессии фигуры резко вздрагивали, оглушительно орали, размахивали своими тросточками, а затем невозмутимо трогались с места – до новой остановки.

В целом эти необычные театрализованные вкрапления в двухдневное веселье выглядели очень добрыми и принимались сдержанной на эмоции петербургской публикой с одобрением. А что особенно приятно, праздник получился спокойным, теплым и семейным. Искусство уличных театров было понятно всем, но особенно приглянулось малышам. Ведь актеры и дети – открытые и родственные души, которые понимают друг друга без слов.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100