Новости Петербурга

Во главе Ручьевской школы

00:02:08, 24 июля 2009
Во главе Ручьевской школы

Как это нередко случается, публикация получила продолжение. Сын Алексея Павловича Кадыкова, Владимир Алексеевич, поделился своими воспоминаниям и материалами из семейного архива, позволившими приоткрыть еще одну страницу истории ленинградских окрестностей, ставших в 1960-х годах новыми районами города.

«Мой отец вовсе не пропал без вести! – были первые слова Владимира Алексеевича. – Он был тяжело ранен на Ленинградском фронте и умер в госпитале. Я до сих пор слово в слово помню последнее письмо, пришедшее от него. В адресе точно узнавался почерк отца, но все остальное написал совсем другой человек. Вот какие там были слова: «Володя, это пишет тебе боец, который лежал вместе с твоим папой в госпитале. Твой папа получил три осколочных ранения в грудь. Ранений он не выдержал и скончался 23 марта 1944 года. Мужайся. У всех у нас судьба может быть такая»...». И еще сохранилось извещение: «...Старшина Кадыков Алексей Павлович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил геройство и мужество, был ранен и умер от ран... Похоронен с отданием воинских почестей на Пискаревском кладбище в гор. Ленинграде».

Родился Алексей Кадыков в 1901 году в Петербурге. Педагогическую деятельность он начал в 1920-х годах в железнодорожной школе в Новгороде, где работал преподавателем географии и занимал должность заместителя директора. В Новгороде в 1925 году он женился на учительнице Александре Васильевне Феофановой. «А в 1926 году там же, в Новгороде, появился на свет я», – добавляет Владимир Алексеевич.

Александра Феофанова тоже приехала в Новгород из Ленинграда. Ее отец Василий Феофанович жил в Лесном. При «старом режиме» он владел четырьмя домами на Английском проспекте (ныне пр. Пархоменко). После революции его спасло лишь то, что он все свое недвижимое имущество безвозмездно отдал новой власти. Семье оставили сначала квартиру из шести комнат, потом уплотнили до двух комнат, но самого Василия Феофановича не трогали. Трудился он вахтером в общежитии Политехнического института, а потом рабочим на Кушелевском хлебозаводе. Умер во время блокады в феврале 1942 года...

После работы в Новгороде семейство Кадыковых в 1930 году переехало в Ярославскую губернию в деревню Шаготь: Алексей Павлович трудился там директором школы, а Александра Васильевна – учительницей. В 1935 году Алексей Кадыков получил назначение под Рыбинск. Два года работал там директором школы. Места были живописные, но безрадостные: рядом находился один из «островов» печально известного архипелага ГУЛАГ – Волголаг НКВД.

В недоброй памяти 1937-м году Кадыковы покинули приволжские места и переехали в Ленинград. С 6 августа того же года Алексей Павлович стал директором Ручьевской неполной средней школы. Кроме административной работы он занимался и преподаванием – вел в школе уроки географии и физики. С сентября 1938 года в Ручьевской школе работала и Александра Васильевна – она вела одновременно историю и... математику.

По словам Владимира Алексеевича Кадыкова, «отец пользовался в Ручьях большим уважением и авторитетом». В ведении Алексея Павловича находились обе школы, существовавшие тогда в Ручьях, – деревянная, в которой учились с 1-го по 4-й класс, и каменная, где обучались с 5-го по 7-й. Кроме местных детей из Ручьев здесь учились ребята из расположенных рядом Мурина и Медвежьего стана.

Деревянный двухэтажный школьный дом располагался по правой стороне Гражданской дороги (теперь Гражданский пр.), между нынешними проспектами Науки и Северным. Каменное двухэтажное здание школы находилось перед Муринским ручьем, возле пересечения нынешних Гражданского и Северного проспектов, а еще точнее – близ теперешней автозаправочной станции. Как нам уже приходилось рассказывать, этот дом построил в начале 1900-х годов очень уважаемый житель Ручьев Андрей Семенович Горячев, являвшийся старостой муринской церкви святой Екатерины. В начале коллективизации Андрея Горячева раскулачили и выслали, а в отобранном доме устроили школу.

По долгу службы Алексей Кадыков занимался и общественной работой. Так, в 1938 году он активно участвовал в избирательной кампании в Верховный Совет РСФСР первого созыва. Депутатом от Всеволожского избирательного округа Ленинградской области был выдвинут тогда композитор Исаак Осипович Дунаевский. В семейном архиве Владимира Алексеевича сохранилась фотография, сделанная в самый разгар избирательной кампании: встреча жителей Мурина с будущим депутатом. В президиуме собрания под портретом Сталина – Исаак Дунаевский, а справа от него – Алексей Кадыков. Говоря о знакомстве отца с Дунаевским, Владимир Алексеевич с гордостью добавляет, что закадычным другом отца с давних пор был известный поэт Александр Прокофьев.

Во время советско-финской войны 1939 – 1940 гг. Алексея Кадыкова призвали в действующую армию, он участвовал в боевых действиях, затем снова вернулся в Ручьевскую школу, где продолжил работу учителем и директором. Как гласит последняя запись в трудовой книжке, 15 сентября 1941 года Алексей Кадыков приказом РОНО «освобожден от работы в связи с уходом в РККА». Сначала он попал на финский фронт, а затем с апреля 1942 года воевал под Колпином.

В марте 1944 года где-то под Псковом Алексей Кадыков получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь в Ленинград – в Демидовом переулке. Там он скончался от ран и был похоронен в братской могиле на Пискаревском кладбище, зафиксированной под номером 96. После войны, как рассказывает Владимир Алексеевич, на Пискаревке еще долго стояли фанерные пирамидки с порядковым обозначением братских могил, но затем при устройстве мемориального кладбища их убрали.

Спустя много лет имя Алексея Павловича Кадыкова увековечили на мемориале в центре поселка Мурино, где установлены мемориальные доски с фамилиями жителей Ручьев и Мурина, погибших на Великой Отечественной войне.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100