Новости Петербурга

Правь, Британия!

23:22:07, 13 августа 2009

Первым документально установленным владельцем участка был «иноземец, токарного дела мастер Кретьен Иванов (так!)», от которого он в 1716 году перешел к прапорщику Преображенского полка Тихону Лукину. Тот, очевидно, строиться не стал и продал владение «морского флота порутчику князю Сергею Голицыну». Согласно подворной описи, его двор в 1732 году «был пуст».

Однако шесть лет спустя двухэтажный, на подвалах, каменный дом в семь осей по фасаду и высоким крыльцом уже стоял на набережной и его владельцем значился другой Голицын – поручик князь Михаил Васильевич. После его смерти барочное здание унаследовали два сына князя. В 1761 году поручик Александр Михайлович Голицын подписал купчую о продаже за 6000 руб. семейного особняка английскому купцу Джеймсу Рейнгольту, совладельцу фирмы, экспортировавшей пеньку, сало и полотно.

Рейнгольт прожил в доме, насчитывавшем 25 покоев, всего два года и перепродал его своим соотечественникам – негоциантам Богдану (Годфри) Торнтону и Джону Келли (Кейли), который в 1789 году выкупил долю совладельца. В это время Келли был генеральным консулом Великобритании в Петербурге. Вместе с ним проживали сыновья Корнелиус, Уильям и Генри, которые вели светскую жизнь. «Петербург – прекрасное место, чтобы провести здесь несколько месяцев, – писал Джеймс Брогден, квартировавший в доме, – но для меня оно слишком веселое. Балы, пьесы, танцы, еда и выпивка – вот, кажется, главные заботы его жителей».

При консуле особняк был переделан в стиле классицизма, как это видно из панорамы Английской набережной, исполненной в 1801 году художником Б. Патерсеном. Сохранив прежнюю высоту, фасад приобрел широкий балкон и треугольный фронтон.

За годы своего консульства Келли пришлось столкнуться с проблемой продления российско-английского торгового соглашения, которое предоставляло купцам-англичанам ряд важных привилегий. Разрешив ее, консул вернулся в Англию, где и умер, а его дом и дело унаследовал сын Джон Келли-младший, тоже успешный коммерсант, проживший долгую жизнь. Лишь в 1869 году его имущество перешло к наследникам, почти сразу продавшим дом Сэмюэлю (Самуилу Васильевичу) Гвейеру, который, будучи великобританским подданным, уже числился по русскому купечеству, что приносило ему определенную выгоду.

Купец заказал в 1871 году академику К. И. Реймерсу «осовременить» в эклектическом стиле фасад и интерьеры главного здания. Реймерс был опытным зодчим, строившим как доходные дома, так и промышленные предприятия как в столице, так и в провинции. Особенно интересно оформлен снаружи бельэтаж: коринфские пилястры с перемычками фланкируют высокие окна с «барочными» наличниками. На втором этаже, имеющем балкон, были заново отделаны два парадных зала. После смерти Гвейера в доме проживала его вдова Мария Алексеевна, которая никаких переделок не предпринимала.

На Гвейере заканчивается английский период старинного особняка, ибо следующими – с 1896 года – владельцами стали отставной генерал-майор Александр Степанович Стеткевич и его жена Александра Васильевна, которой пришлось пережить экспроприацию дома на набережной. При Стеткевичах изменения претерпел только доходный дом по Галерной ул., 73, – популярный архитектор А. С. Хренов в 1896 году его надстроил четвертым этажом. Сегодня здесь районный суд.

По окончании Великой Отечественной дом № 70 занимало студенческое мужское общежитие Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Помещения были перепланированы, но частично сохраняли элементы отделки (лепка, камины) 1870-х годов.

В 1990-е годы четырехэтажный особняк заняла фирма, сделавшая косметический ремонт. Недавно она выехала, и особняк пустует, ожидая нового пользователя.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100