Новости Петербурга

Эрмитаж: о цвете спорят

12:41:43, 25 августа 2009
Эрмитаж: о цвете спорят

Каким будет цвет фасадов Эрмитажа должны выбрать петербуржцы. Михаил Пиотровский, генеральный директор музея, обратился к активистам «Живого города» с просьбой собрать мнения интеллигентных людей о том, как должен выглядеть главный музей города. Градозащитники, в свою очередь, обратились за помощью к «Фонтанке». Редакция постаралась выслушать точку зрения максимально широкого круга людей.

Выяснилось, что жители Петербурга очень хорошо знают историю своего города. Почти все, к кому обращалась «Фонтанка», без труда вспоминали, каким Эрмитаж был исторически — песочно-розового цвета. Некоторые припоминали и то, что до того, как «позеленеть», здание было багровым или — по другой версии — кирпично-красным. Мнения, как и следовало ожидать, разделились.

Историческая справедливость — важнее всего

Убежденные сторонники возвращения Эрмитажу первоначального цвета оказались в меньшинстве. «Замысел архитектора должен быть основой", - считает Ольга Таратынова, директор ГМЗ «Царское село» и бывший первый замглавы КГИОП, оказавшаяся убежденным сторонником возвращения Зимнему дворцу исторического цвета. "То, как задумывал его Растрелли, это очень важно", - уверена она. В том, что новый облик здания будет непривычным для петербуржцев, ничего страшного Таратынова не видит: «И Эрмитаж, и Главный штаб довольно часто меняли свою цветовую гамму, но зеленые оттенки были навязаны нам незадолго до войны. Исторический же цвет, цвет Растрелли, скорее, песочный или персиковый, а в барокко требуется, прежде всего, утонченность цвета». Правда, она предупреждает о том, что решение о перекраске фасадов не должно быть принято скоропалительно. «Нужно все хорошо продумать, Дворцовая площадь не должна быть однотонной. Нельзя, чтобы получилось так, что и Главный штаб останется охристого оттенка. Все это надо обсуждать, но мне не страшно менять цвет Эрмитажа», - подчеркивает она.

Возвращение к исторической правде приветствует и рок-музыкант, президент Петербургского рок-клуба, автор рок-энциклопедии Андрей Бурлака. «Если речь идет о восстановлении исторических цветов в городе, о восстановлении былого облика города, то я только — за. Историческую справедливость надо восстанавливать всегда, когда есть возможность это сделать», - считает он.

Скрипач и и.о. ректора Консерватории Сергей Стадлер тоже хочет перемен. «На мой взгляд, необходимо вернуть исторический нежный цвет. Во-первых, он очень петербургский, традиционный для Растрелли, Кваренги, Росси. И мне кажется, что от этого очень выиграет архитектурный ансамбль Дворцовой площади, он тогда обретёт оригинально задумывавшееся единство», - полагает музыкант.

Оставьте как есть — он нам зеленым нравится

Противники перекраски фасадов либо опасаются того, что новый облик Зимнего дворца будет значительно хуже первоначального, либо стремятся сохранить привычный им ансамбль Дворцовой площади. Отмечают они и то, что кардинальное изменение колористики Дворцовой площади сопряжено со значительными расходами, которые едва ли уместны сейчас.

«Здесь я — консерватор, - заявил архитектор Рафаэль Даянов, руководитель архитектурной мастерской «Литейная часть-91». - Каждая эпоха диктует свои цветовые сочетания. Первоначально все здания красили охрой, барокко — это уже другие цвета, конечно, но, например, в 1917 году Зимний дворец был багровым. Сейчас сложился иной ансамбль — на площади может получиться замечательный переход от классицизма Росси — желто-белого через здание Брюллова, которое выкрашено в розовато-зеленый к зеленым стенам Эрмитажа. Правда, цвет все-таки должен быть благородным, а не таким ядовитым, как сейчас». «Мне как горожанину было бы проще не менять цвет, - замечает архитектор и признается, - и я очень переживаю, что Зимний дворец может стать розовым. Ни в коем случае нельзя опустить, чтобы произошла та же история, что и со Строгановским дворцом, который, может, и вернулся к историческому облику, но этот вариант оказался абсолютно неуместен».

«Я с детства помню Эрмитаж лазурного оттенка. Я привык видеть его в холодных тонах, и если Зимний окажется выкрашен в теплые цвета, то для меня это будет уже совсем другое здание», - поддерживает Даянова директор бюро межевания городских территорий ЗАО «Петербургский НИПИГрад» Павел Никонов. Он тоже приводит примеры неудачного восстановления прежнего облика городских зданий. «Вот покрасили дворец Белосельских-Белозерских, так это получилось совершенно невразумительное зрелище — на закате было такое впечатление, что дом пылает огнем, - рассказывает Никонов и добавляет, - не всегда восстановление первоначального облика оказывается хорошо для города».

«Не надо возвращать прежний вид, - присоединяется к мнению архитекторов биолог, научный сотрудник Ботанического института РАН, преподаватель гимназии 610 Алексей Оскольский. - Город развивается, уже сформировалась новая среда. Сейчас воссоздание прежнего, пусть и исторического, облика может оказаться еще более грубым вмешательством, чем прямое разрушение».

Оставил бы всё как есть и режиссер и глава петербургского союза кинематографистов Дмитрий Месхиев. «Я, как человек родившийся в нашем городе, привык видеть определенные пейзажи. Нынешний, зеленый цвет очень хорошо вписывается в ансамбль — выделяется на фоне песочного Главного штаба. Зимний дворец - это символ города, цвет очень серьезно влияет на восприятие. Тем более, что розовый цвет, ведь Зимний дворец исторически был розовым, сделает памятник гламурненьким. А я против любого гламура. Может быть, это было уместно два-три века назад — тогда и город был другим, было другое освещение, и у людей было совсем иное восприятие. В общем, я бы оставил всё как есть, тем более, если это связано с какими-то немалыми затратами», - сказал кинорежиссер.

«Оставьте все как есть. Мне Эрмитаж таким нравится. Что-то перекрашивать — только деньги зря тратить!» - лаконично высказал свою точку зрения Дмитрий Румянцев, член Союза писателей РФ, арт-директор клуба «Книги и кофе».

Не видит необходимости восстанавливать исторический внешний вид и композитор и заслуженный деятель искусств России Сергей Баневич. «При нынешнем зелёном цвете уже не одно поколение петербуржцев выросло. Мы ведь не восстанавливаем всё до мельчайших деталей, правда ведь? Дворец этот и горел, и перестраивался не раз различными архитекторами. Все реставрации должны оставаться в разумных пределах. У нас очень много несчастных, неимущих людей. Главное богатство Петербурга-Ленинграда – это люди. И вот это никакими перекрашиваниями, увы, не вернёшь: уходят люди, уходит знаменитая петербургская культура», - заявил он.

«Исторический - это какой? Желтенький, жемчужный? Нет-нет, ни в коем случае!» - воскликнул профессор Петербургской консерватории, народный артист России пианист Павел Егоров. - Уж каким он только не был уже: и красным, и голубым... Я, честно говоря, не вижу смысла: если старая краска уже совсем облупилась, тогда можно и попробовать, конечно. А если красить только для того, чтобы «исторический облик» восстановить, то наверное, не надо - лучше на что-нибудь с пользой деньги потратить. А то очередное «освоение миллионов» будет. Если кто-то так любит историю, давайте тогда лучше трамвай на Невский вернём!»

Николай Ютанов, писатель, директор издательства «Терра Фантастика» и руководитель исследовательской группы «Конструирование Будущего», признался что не является профессионалом в вопросах архитектуры, но полагает, что далеко не всё, что осталось с прежних времен является несомненной ценностью. «Честно сказать, я привык к цвету морской волны. Если не ошибаюсь, то под историческими цветами имеются в виду какие-то оттенки розового? Не надо забывать, что нынешний Зимний дворец в любом случае находится в совсем другом окружении, чем у Растрелли. Хотя бы подсветка, которой никогда не было. Мне кажется, это большой плюс нынешней Дворцовой площади. И, решая вопрос о цвете Эрмитажа, нужно думать не только о самом здании, но о том, как оно впишется в весь ансамбль. Зимний дворец очень важное здание, которое замыкает на себя и Дворцовую, и панораму Невы, и памятники в районе Зимней Канавки. Обо всем этом надо подумать, и делать это должны не чиновники, а творческие люди. И тут, возможно, значение нужно уделять не прошлому, а существующему контексту, или даже, говорю в данном случае как специалист по будущему, нашим ожиданиям», - заметил Николай Ютанов, и напомнил, что античная скульптура была, например, разноцветной. Но никто же не раскрашивает старинные статуи сейчас.

Писатель и тележурналист Илья Стогов был уверен, что исторический цвет Зимнего дворца — бордовый (на самом деле бордовым он тоже был, но уже не при Растрелли) и поблагодарил корреспондента «Фонтанки» за то,что он «просветил его в этом отношении». Впрочем, по его мнению, перекрашивать Эрмитаж сейчас нет никакой необходимости. «Я только что вернулся из Дагестана и лично убедился, что там людям в буквальном смысле нечего есть. На этом фоне говорить о необходимости малярных работ как-то неуместно. По-моему, людям, которые это придумали, просто «нефиг делать». Кроме того, Эрмитаж - это ещё не весь исторический центр, у нас великое множество памятников архитектуры. А потому совершенно неважно, какого цвета будет одно из них, вряд ли из-за этого возрастёт поток туристов. А мне уж и подавно всё равно, ведь я дальтоник, меня из-за этого в армию не взяли», - считает он.

Покрасить можно, но сначала подумать надо...

Еще одна немногочисленная группа — петербуржцы, у которых нет однозначного мнения по поводу будущего внешнего вида Эрмитажа. Они с пониманием относятся к намерениям воссоздать исторический облик Дворцовой площади и Зимнего, но не уверены в том, что прошлое всегда надо реконструировать. И призывают к взвешенным решениям.

«У меня нет однозначного мнения, - пояснил музыкант группы «АукцЫон», поэт, телеведущий, киноактер Олег Гаркуша. - Это палка о двух концах. С одной стороны, конечно, хорошо, что будет воссоздан исторический облик. Но с другой — люди уже привыкли к тому Зимнему дворцу, какой есть. Город уже сформировался, и восприятие будет разрушено».

Михаил Мильчик, замдиректора института «Спецпроектереставрация» и член совета по культурному наследию, сразу же заявил, что однозначного ответа дать о цвете фасадов Зимнего дворца, без подробного изучения проблемы, дать не сможет. «Главное — что именно считать историческим цветом. При Николае I, например, Зимний дворец был красного цвета. Был бледно-желтый цвет, который представлял Эрмитаж. Здесь нужно провести всесторонние исследования и сделать выкладку для всех петербуржцев — с такого-то и по такой-то год Зимний дворец был такого оттенка. И решение принимать, основываясь на двух моментах. 1) Наибольшая длительность по времени, когда Зимний дворец был определенного цвета 2) Вторым моментом должно быть вовсе не то, каким дворец был при Растрелли. Ведь в те времена не было Главного штаба, не было Адмиралтейства. Скорее, нужно основываться на рассмотрении всего ансамбля. При этом, я совсем не говорю, что все здания должны быть одного цвета — может быть уместен как раз контраст с этими двумя памятниками. Надо собрать профессиональное сообщество, рассмотреть весь спектр окрасок и очень осторожно взвесить все pro и contra», - сказал он, по ассоциации вспомнив историю с Екатеринским дворцом - там тот же Растрелли задумывал золоченые фасадные скульптуры. И Владимир Путин, еще в бытность его президентом РФ, даже выделил для реставрации не деньги, а золото. «К счастью, в том числе нашему институт, удалось убедить чиновников, что такая «реставрация» будет нежизнеспособной, это только огромные траты», - заметил Мильчик.

Впрочем, к неспешному решению вопроса о перекраске стен призывает и Рафаэль Даянов. «Было бы хорошо, чтобы по этому вопросу прошла обширная дискуссия — в Клубе петербуржцев, в профессиональных кругах. Я против нового облика, но совершено не исключаю, что чье-нибудь аргументированное выступление не сможет меня переубедить», - признался архитектор.

«Фонтанка» провела собственный опрос. Читатели портала, среди которых, как мы полагаем, достаточное количество интеллигентных людей, к однозначному выводу тоже не пришли. Сторонников возвращения исторического облика примерно столько же, сколько и тех, кто призывает «оставить как есть» (28% и 26%). И еще около 16% наших читателей советуют «потратить деньги на что-нибудь другое».

Справка:

На протяжении своей истории фасады Зимнего дворца меняли колористическую гамму. Связано это было с необходимостью периодического проведения ремонтов, разными вкусами архитекторов и заказчиков. В 1762 году, до своей отставки, архитектор Б.Ф. Растрелли полностью завершил работы по фасадам Зимнего дворца, вплоть до их окраски. В протоколах Канцелярии от строений говорится об отпуске на эти работы извести, мела, охры и черлени (красной земли, которая после обработки использовалась в качестве пигмента). В более поздних документах встречаются такие названия, как бледно-желтая с белым, «под цвет дикого камня» и т.д.

На рубеже XVIII-XIX вв. с воцарением Павла I - проводятся работы по строительству деревянных колоколен. Меняются главные ворота. Если при Екатерине II ворота, выполненные по проекту архитектора Ю.М.Фельтена, были деревянные филенчатые и окрашены белой масляной краской, то при Павле I они изготавливаются из того же материала, но окрашиваются в «военную расколеровку», т.е. чередованием белых и черных полос с тонкими разделительными красными линиями. Проводятся и фасадные работы. Окраска дворца сохраняется охристо-белой, только глади стен покрываются более звонкой охрой.

До пожара 1837 года принципиальных изменений в окраске Зимнего дворца не происходит, хотя в 1833-1835 гг., при Николае I, ремонт фасадов проводился. Из архивных документов известно, что окраска выполнялась «палевою краскою» - легким охристым колером.

Во второй половине 1850-1860-х гг., при императоре Александре II, колорит фасадов дворца меняется. Охра становится более плотной. Ордерная система и пластический декор не окрашиваются дополнительным цветом, но приобретают очень легкое тональное выделение. Ворота в эпоху Александра II по-прежнему остаются деревянные, окрашенные в черно-белую полосу. Проект архитектора А.И. Штакеншнейдера, предполагавший создание новых металлических ворот, не был реализован.

При императоре Александре III, в 1880-е гг., были изготовлены новые кованые ворота по проекту архитекторов Горностаева-Мельцера (фактически по проекту Р.Ф. Мельцера). Колер окраски дворца приобретает плотное охристое выражение с добавлением красного пигмента, с тональным выделением ордерной системы и пластики.

С воцарением Николая II, по его распоряжению стали проводиться работы по замене разрушающейся каменной скульптуры на парапетах Зимнего дворца на выколотную медную. Что касается фасадов - то императором был одобрен проект их окраски в колорите «новой ограды Собственного сада». Металлическая ограда, возведена в 1899-1901гг. по проекту архитектора Р.Ф. Мельцера, покоилась на внушительном (около трех метров высотой) цоколе из красного песчаника, под цвет которого и было дано распоряжение окрасить Зимний дворец без выделения ордерной системы и пластического декора тонально или дополнительным цветом. Так же были покрашены фасады здания Главного штаба.

В таком красно-терракотовом виде Зимний дворец оставался почти до конца 1920-х гг. Позднее проводится ряд экспериментов и поисков новой расколеровки фасадов: в 1927 году - попытка окрасить его в серый цвет, в1928-1930 гг. - в коричнево-серую гамму. В 1934 году по инициативе руководящих работников Ленгорисполкома была впервые предпринята попытка окраски Зимнего дворца масляной краской, причем, экспрессивным, чуть ли не оранжевым, цветом, с выделением белой краской ордерной системы. Но этот эксперимент был признан явно неудачным не только по эстетическим соображениям, но и по причине негативного воздействия масляной краски на камень, штукатурку и лепной декор. В 1940 году принимается решение об удалении масляной краски с фасада, а в 1941 году вновь продолжаются поиски вариантов окраски Зимнего дворца. В этой работе принимают участие известные архитекторы, художники, реставраторы. Причем, тогда появляется предложение об окраске фасадов дворца в три колера. Однако наступает Великая Отечественная война и для маскировки от артиллерийских обстрелов и бомбежек Зимний дворец окрашивают обратимой клеевой серой краской.

Сразу после окончания войны, в 1945-1947 гг., по решению Ленгорисполкома проводят ремонт и перекрашивают здания на Дворцовой площади. Именно тогда, после постановки пробных выкрасок, было принято решение об окраске Зимнего дворца: стен - окисью хрома с добавлением изумрудного пигмента; колонн, карнизов, междуэтажных тяг и обрамлений окон - белым цветом; лепного декора, картушей, капителей - охрой.

Михаил Гончаров, Кирилл Веселаго, Павел Гинев, Кира Обухова, "Фонтанка.ру

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100