Новости Петербурга

Памятник длиной 5600 км

22:37:02, 19 ноября 2009

Так завершил свой жизненный путь один из самых крупных русских меценатов в области арктических исследований, почетный гражданин Иркутска, член научного и литературного общества Гетеборга, почетный член шведского Общества антропологии и географии, кавалер французского ордена «Пальмовая ветвь»...

Его именем были названы остров в Енисейском заливе и ледокол, совершивший в 1932 году первое сквозное плавание в одну навигацию Северо-Восточным морским путем из Архангельска через Берингов пролив. Этим человеком был Александр Михайлович Сибиряков. Умер он в бедности и одиночестве, документ о его кончине оформлял шофер Луи Эрстье. Точно известно, что никому из интересовавшихся героическим плаванием ледокола «Александр Сибиряков» старик не сказал, что он и есть тот самый Сибиряков. Впрочем, его удивительная скромность поражала современников даже тогда, когда он был миллионером.

Поразительно, но именно в то время имя Сибирякова на родине было очень популярным: в 1932 году в честь якобы уже умершего исследователя был назван ледокольный пароход. Подвиг сибиряковцев оценили высоко: ледокол был награжден орденом Трудового Красного Знамени, награды получили руководители экспедиции: капитан В. И. Воронин, научный руководитель В. Ю. Визе и все участники похода.

Александр Михайлович не мог не знать об этом чрезвычайном событии. Мечтой всей его жизни было исследование североморского пути, с тем чтобы создать магистраль, на которой держалось бы снабжение Арктики и Сибири. Знал Сибиряков и то, что на родине его забыли и даже похоронили. Дата и место его смерти (1893 год, Иркутск) обозначены во всех энциклопедических словарях и позже перекочевали в Большую советскую энциклопедию. Можно представить, какие горькие чувства одолевали одинокого старика, жившего на пенсию 3000 крон, назначенную ему в 1921 году шведским риксдагом...

Именитый купеческий род Сибиряковых вел происхождение от первопроходцев, которые начинали освоение необъятных сибирских пространств. Купеческая династия держала в руках весь Иркутск, а через него и Восточную Сибирь. 29 сентября 1849 года (по старому стилю) в семье Михаила и Варвары Сибиряковых родился сын, которого назвали в честь деда Александром. Мальчик успешно окончил иркутскую гимназию, и родители отправили его учиться в цюрихский Политехникум. По его окончании Александр продолжил учебу в Германии, Франции и Швеции.

В Швеции он познакомился с известным геологом и полярником Нильсом Норденшельдом и увлекся его планами по изучению североморского пути. Сибиряков помогал ему в изучении Сибири, сообщил многие сведения, которые впоследствии вошли в книги Норденшельда по истории арктических навигаций. В 1875 году благодаря поддержке молодого мецената Норденшельд на шхуне «Превен» совершил плавание из Норвегии до Енисея. Тем самым он доказал, что к началу августа на пароходе можно достичь устья великой русской реки и в тот же год вернуться обратно в Европу с сибирскими товарами.

Для поиска пути из Европы в Тихий океан по арктическим морям в 1878 году А. М. Сибиряков совместно со шведским королем Оскаром II и гетеборгским купцом Оскаром Диксоном построили и оснастили суда «Вега», «Экспресс» и «Фразер», причем на долю Сибирякова пришлось около 40% всех расходов. И вот в 1878 – 1879 годах впервые в истории мореплавания Норденшельду удалось пройти из Норвегии в Тихий океан. Этот опыт был учтен через 50 лет при организации в СССР регулярного движения судов по Северному морскому пути.

А. М. Сибиряков организовал немало самостоятельных арктических и таежных экспедиций. Так, в 1882 – 1885 годах он совершил не совсем удачную попытку пройти на пароходах «Оскар Диксон» и «Нордланд» из Скандинавии через Карское море в устье Енисея. В конце октября суда вмерзли в лед у берегов Ямала. Команде пришлось оставить «Нордланд» и на более сильном ледоколе «Оскар Диксон» пробиваться к цели своего путешествия. В 1,5 км от берега у кромки ледяного припоя путешественники встретили ненцев, которые и доставили руководителей экспедиции к Обдорску (ныне – Салехард).

В то время как Петербург чествовал шведского полярного исследователя Норденшельда, обогнувшего на «Веге» Евразию, спонсор этой экспедиции шел на оленьих упряжках к Обдорску и даже не знал, что шведский профессор находится в столице.

Кстати, именно эти события привели А. М. Сибирякова к решению установить связь Сибири с Европой по реке Печоре, связав ее с Обью гигантской магистралью длиной 180 км, которая известна как Сибиряковский тракт. До революции по тракту ежегодно перевозили сотни тысяч пудов различных грузов. С постройкой железной дороги «Печора – Лабытнанги» Сибиряковский тракт забросили, сохранились лишь просеки 6-метровой ширины с участками, мощенными деревянной лежневкой.

В 1879 – 1880 годы Александр Сибиряков выделил средства на экспедицию А. В. Григорьева для исследований в Северном Ледовитом океане. Позже он обратился в Императорское Русское Географическое общество с предложением исследовать водные сообщения Сибири и пожертвовал на эти цели 7 тыс. рублей. Средства пошли на исследование Ангары и водораздельных пространств Оби и Енисея.

В 1883 году Сибиряков выделил Российской Академии наук капитал 10 тыс. рублей, на проценты с которого раз в три года должна была присуждаться премия за лучшее историческое сочинение о Сибири. В конце 1880-х годов Сибиряков потратил почти треть всей своей наличности (170 тыс. рублей) на создание первого в Сибири Томского университета. Он также приобрел для учебного заведения уникальное собрание книг – 4674 тома из личной библиотеки В. А. Жуковского.

Тысячи верст прошел Александр Сибиряков по Северному Уралу, но венцом его странствий стали Колыма и Якутия. В 1901 году он издал в Томске книгу «О пути из Якутска к Охотскому морю», а в 1903 году в газете «Сибирская жизнь» опубликовал статью «О пути с р. Колыма к Охотскому морю и к Якутску», в которой предложил путь на Колыму не из Якутска, а от Охотского моря, что подняло бы благосостояние жителей порта Ола. В 1930-е годы именно на этом месте был основан Магадан.

Итогом странствий неутомимого североведа стала книга «О путях сообщения Сибири и морских сношениях ее с другими странами», изданная в Петербурге в 1907 году. Она написана ярким, образным языком, изобилует меткими этнографическими наблюдениями, бытовыми зарисовками, предметными географическими описаниями. Многие мысли автора созвучны нашему времени. Сибиряков указывает на необходимость развития сибирской инфраструктуры, без которой не может быть дальнейшего развития богатейшего края. «И хотя есть Транссиб, – пишет Сибиряков, – но я по-прежнему остаюсь при убеждении, что лучшим соединением рек Оби и Енисея будет канал между Тазом и Туруханском».

Интересно предложение Сибирякова и о железной дороге между Камчаткой и Европой («я указывал на наиболее удобное направление ее вдоль восточного склона Станового хребта, к Хабаровску»), о проведении железнодорожного пути между Якутском и Охотском, который он сам неоднократно прошел. Сибиряков пишет: «Если бы проведена была железная дорога, хотя бы узкоколейная, от Май до Аяна, то значение порта (Аяна) еще больше увеличилось бы, и тогда из Якутской области открылся бы сбыт ее произведений и богатств на Амур, в Камчатку и Китай». Строительство БАМа задало иное направление развитию экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока. Но кто знает, быть может, время реализации идей А. М. Сибирякова вновь стучится в дверь?..

При знакомстве с историей жизни Александра Сибирякова многих не покидает странное чувство прикосновения к тайне, скрытой в трагической судьбе этого отважного первопроходца. Его судьбу невольно разделил и ледокольный пароход, носивший его имя. Он был построен в 1908 году в Глазго, в 1914 году Россия купила его, пароход назвали в честь Александра Сибирякова и направили на тюленьи промыслы в Белое море. В 1932 году судно совершило героический переход по Североморскому пути. Чтобы завершить поход до начала зимы, экипажу пришлось сжечь в топке деревянные части парохода и поднять самодельные паруса.

В августе 1942 года «Александр Сибиряков», символически вооруженный небольшими орудиями, принял в Карском море неравный бой с тяжелым немецким крейсером «Адмирал Шеер» и погиб, отказавшись сдаться. Спаслись лишь 17 членов команды, попавшие в плен. Героическая гибель парохода и безвестная кончина человека, давшего ему свое имя, как бы слились воедино.

Мистикой овеян и другой факт из жизни ледокола «Александр Сибиряков». В ночь с 26 на 27 августа 1932 года корабль вошел в бухту Тикси и встретился с шедшим ему навстречу сибиряковским пароходом «Лена», которому было уже более полувека. При этом начальник экспедиции О. Ю. Шмидт воскликнул: «Крепкое судно сделали для Сибирякова в Мотале!». На что научный руководитель экспедиции профессор В. Ю. Визе ответил: «Меня не оставляет странное полумистическое ощущение, что в этом плавании за нами тенью следуют Норденшельд и Сибиряков! Наше плавание проходит в 100-летнюю годовщину со дня рождения Н. Норденшельда и встречает теперь «Лену» в точке, где 54 года назад она рассталась с «Вегой» Норденшельда» (в 1878 году «Лена» оставила пароход Норденшельда, который отправился дальше на восток по Североморскому пути).

...Поздней осенью 2009 года на кладбище в Ницце специально прибывшая из Санкт-Петербурга делегация Арктической академии наук во главе с профессором Валерием Митько возложила цветы к могиле нашего великого соотечественника и первопроходца. Мероприятие было приурочено к 160-летию со дня рождения Александра Сибирякова. Затем состоялась панихида, которую совершил благочинный русских православных приходов юга Франции, профессор права университета Экс-ан-Прованса, настоятель Свято-Никольского собора протоиерей о. Иоанн, и встреча с местными властями.

Итак, Александра Сибирякова на родине не забыли – осталось только вспомнить об оставленном им обширном исследовательском наследии, которое до сих пор ждет своего часа.

Санкт-Петербургские Ведомости

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100