Новости Петербурга

Сыч пошел на риск

09:16:49, 29 сентября 2010
Сыч пошел на риск

28 сентября Фрунзенский суд наконец приступил к рассмотрению громкого дела о рейдерском захвате Фрунзенского плодоовощного комбината. Главной интригой заседания стало желание одного из подсудимых – бывшего зам.главы петербургского УБОП Владимира Сыча - дать показания первым. Он заявил, что дело против него было сфабриковано из-за конфликта с сотрудниками СКП. А во время следствия у него неоднократно требовали дать показания против нынешнего начальника питерского ГУВД и ближайшего окружения губернатора Северной столицы.

В начале судебного заседания участники процесса решили не зачитывать обвинительное заключение, мотивировав это тем, что копии документа были ими получены ранее. Поэтому сотрудник Фрунзенской прокуратуры лишь огласил статьи Уголовного кодекса, которые вменяются  подсудимым.  Игорь Луконенко, Егор Лисицын и Александр Рожков обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц. Экс-заместитель начальника УБОП Владимир Сыч, помимо этого, обвиняется и в превышении должностных полномочий. Лишь только гособвинитель умолк, судья осведомилась у фигурантов, понятна ли им суть обвинения и согласны ли они с ней. Из четверых подсудимых свою вину признал только Рожков, который, кстати, отказался от адвоката, решив защищать себя самостоятельно.

Трое собратьев Рожкова по скамье подсудимых заявили судье, что невиновны. Наиболее ярко свое отношение к происходящему выразил Игорь Луконенко. Он заявил, что во время следствия на него оказывалось психологическое давление. Луконенко утверждает, что «члены следственной группы и Пипчеков лично (руководитель следственной бригады — прим. ред.) требовали дать «изобличающие» показания на лиц, с которыми я вообще  знаком не был — на Пиотровского (начальник ГУВД по Петербургу и Ленобласти), Сыча и других». Кроме того, подсудимый обвинил следователя Олега Пипченкова в том, что тот якобы лично «рекомендует» судье принять то или иное, нужное ему, процессуальное решение.

Заявление Игоря Луконенко было приобщено к материалам дела, после чего судья уже было приготовилась допросить потерпевших. Однако неожиданно Владимир Сыч заявил, что готов воспользоваться своим правом и дать показания до исследования доказательств. Ничего сенсационного бывший заместитель УБОП не рассказал, вся эта информация так или иначе уж была озвучена им в СМИ. Относительно сути предъявленного обвинения Сыч пояснил достаточно лаконично — ничего не было. А вот на предыстории остановился подробно. «Я понимаю, что иду на риск, давая показания первым, - заявил подсудимый, - так как даю возможность стороне обвинения скорректировать свою позицию. Но вся моя предыдущая деятельность была связана с риском. Судьба оберегла меня от ранения или гибели, но я не смог уберечься от иной категории риска, присущей моей профессии — быть преданным, ошельмованным, оболганным. Я сознательно даю показания первым, поскольку не совершал ничего из того, что мне инкриминируется».

Согласно показаниям Владимира Сыча, уголовное дело в отношении него было сфабриковано, и за «заказом» стояли конкретные люди. Его «дорога» в «Матросскую тишину» началась еще в 2004 году, когда он предложил руководству ГУВД принципиально новый метод борьбы с организованной преступностью. Сыч вовремя разглядел, что имеющиеся в Питере ОПГ перевели свою бурную деятельность в экономическую плоскость. В результате придуманного им алгоритма в многолетней войне с рейдерством одержали победу правоохранительные органы. В копилку питерского УБОП легли такие громкие раскрытия как захват магазина «Дары моря», ЗАО «Скам», были задержаны преступные лидеры Леухин, Дроков, Шенгелия. Также в заслугу борцам с оргпреступностью можно записать разработку Кумарина-Барсукова, который впоследствии был задержан СКП.

Как рассказал на суде Сыч, именно по его инициативе к расследованию рейдерских дел была привлечена Генпрокуратура. Однако с прибывшими из Москвы следователями отношения не заладились, так как методы работы столичных жителей шли в разрез с пониманием питерских оперативников. Кроме того, следствие из белокаменной норовило присвоить себе заслуги УБОПовцев из Северной столицы. Но по-настоящему серьезный конфликт произошел в 2008 году, когда на расследование уголовного дела в отношении Бадри Шенгелия из Москвы был прислан Олег Пипченков. По словам Владимира Сыча, при первой же встрече следователь заявил, что «с бандитами нельзя бороться в белых перчатках». Замначальника УБОП с такой позицией не согласился. Мужчины даже серьезно повздорили. «В это время начала всплывать тема с Шенгелией, который соглашался сотрудничать, в обмен на то, что следствие простит его остальные захваты, - рассказал суду подсудимый. - Я сказал, что это практически невозможно, так как Шенгелия участвовал практически во всех захватах, и за каждым из них стоят конкретные потерпевшие, которым мы потом не сможем объяснить, что их объекты не будут возвращены, так как нам нужно посадить Кумарина. Это неправильно».

«Но московские следователи, - утверждает Сыч, - пошли по пути наименьшего сопротивления. Они стали рисовать схемы доказывания  эпизодов, под них подгонять показания свидетелей или потерпевших и другие доказательства, в суде выходить на особый порядок и получать преюдикцию, приговор суда без исследования доказательств. В эпизоды, в которых участвовал Шенгелия, стали вводится совершенно другие люди (в том числе и в дело о «Дарах моря»). В ряде случаев получилось так, что в группировках Кумарина и Леухина состояли люди, изначально работавшие с Шенгелией, и эти люди становились свидетелями либо раскаявшимися. Мы понимали, что происходит. Вести диалог с преступниками можно и нужно, без этого никак. Но, когда этот преступник вне каких-либо рамок закона освобождается вообще от уголовного преследования, ему оставляют все награбленное, - это просто, мне кажется, открыть ящик Пандоры».

Владимир Сыч уверен, что именно собственная активная жизненная позиция и несогласие с подобными методами работы и привели его на скамью подсудимых. «Я открыто это высказывал, конфликт вышел за рамки города, стал предметом обсуждения в Москве, - заявил экс-замначальника УБОП. - Во-первых, я показывал, что мы не дадим им возможность присваивать результаты нашей работы и не позволим вольно трактовать закон, фактически прикрывая преступников. Я уверен, что именно тогда было принято решение дискредитировать меня и руководство ГУВД. Началась работа «схемщиков»: взяли господина Шубика, пообещали ему вернуть объект в обмен на показания против сотрудников УБОП Алиева и Боровицкого». По утверждению Сыча, показания против начальника ГУВД Владислава Пиотровского у него просили еще до ареста: в мае 2008 года пришел человек, который представился уполномоченным говорить от имени Пипченкова, и заявил, что его (Сыча) дальнейшая судьба зависит от того, даст он эти показания или нет. В случае отказа на оперуполномоченного Алиева будет оказано давление, и он даст «какие угодно показания». Как говорит Сыч, этот разговор был им записан, аудиозапись будет представлена в суде в качестве доказательства. Предложение оговорить главу питерской милиции поступало и после ареста, - утверждает подсудимый. В частности, как заявил он в суде, к нему в следственный изолятор пришел следователь Гривцов и предложил навести напраслину не только на Пиотровского, но и на ближайшее окружение губернатора Петербурга. В обмен предлагалась свобода.
 
Заканчивая свою речь, подсудимый высказал мысль, что у его «заказчиков» все могло бы получиться. По его мнению, не добившись от него желаемых показаний, они выделили дело Алиева и Боровицкого в отдельное производство, чтобы, получив приговор «в особом порядке», можно было спокойно отправить за решетку и Сыча. Но здесь вышел промах. По словам бывшего зам.начальника УБОП, на суде Алиев и Боровицкий отказались от своих показаний и заявили о давлении на них. И это обстоятельство придает громкому делу новую окраску. В конце своих показаний Владимир Сыч неожиданно снова сделал «ход конем», не дав возможности участникам процесса поставить под сомнение его выступление. Видимо, он решил сохранить интригу и заявил, что обязательно ответит на все вопросы судьи, сторон обвинения и защиты, но только после того как будет исследованы доказательства и заслушаны другие участники процесса.

Юлия Никитина, «Фонтанка.ру»

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100