Новости Петербурга

Хватит жить удобно. Нужно жить опасно

13:53:09, 09 января 2012
Хватит жить удобно. Нужно жить опасно

Долой порядки. Чистка элитам. Русские лидеры - на митинги. Сетевых хомячков - в маршевые роты. Надо жить опасно – не бойтесь войн. Грешно жить удобно - спасет диктатура воли. Это тезисы недавнего манифеста протоиерея Чаплина. Впервые РПЦ предлагает конкретную идеологию. Если этот перец нам по зубам, то вторая фаланга знати проведет мобилизацию масс. И настанет Новая Византия.

«Воинство России не может стоять на социальной лестнице ниже торговцев», - так недавно говорил глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. В контексте его выступления под воинством понимается не столько Министерство обороны, сколько православные чекисты, крепко вошедшие за последнее десятилетие в правящий класс страны. Мне довелось обсудить синопсис политического манифеста Чаплина с несколькими крупными московскими и петербургскими функционерами. Они давно образовали прочный средний правящий слой России. Они называют себя слугами государевыми, обожают это слово и ждут своего часа. Часа, когда, не ведая смысла, ведущий радиостанции «Эхо Москвы» объявит прогноз «Над всей Россией безоблачное небо».

Предновогодние протестные митинги разделили декабристов надвое. Центристы, условно возглавляемые Кудриным, предлагают двигаться к консенсусу. С ними согласны и важные медиа-рупоры - Юлия Латынина, Леонид Радзиховский и примкнувший Гамлет нашего королевства Ксения Собчак. Они против надрыва 17-го года, с их точки зрения, суверенная сурковская демократия может плавно превратиться в демократию-более-менее. Центристы не сторонники передела собственности и за амнистию капиталов. Но в последний раз. Чтоб как на духу. Мол, есть ротенберги, ну, и бес с ними. Собчак, выросшая на груди у Путина, и «маршал» Кудрин, преданный императору, намекают - Премьер должен остаться. Правда, не факт, что на шесть лет. Мол, может статься и переходный период, то да се, а дальше все дело за новым парламентом. А там поглядим, если вдруг кризис. А там и глядеть нечего, если Иран перекроет Ормузский пролив и цена за баррель будет 200.

Левое крыло исторически радикально. Условно это Лимонов и Каспаров. По ним, так жулики и воры должны сидеть в тюрьме. В случае их победы ожидаются массовые посадки и передел миллиардной собственности, добытой сказочным путем. Своего рода левый термидор. Такие горизонты правящему классу - зарево. Причем и тем, кто в Москве, и тем, кто в Лондоне.

Власть Владимира Путина растеряна, разозлена, сама вроде как за косметику в своих проштрафившихся рядах, но, скорее, склоняется к замалчиванию ситуации. Праздники дали надежду на «рассосется». Тандем почти выдохнул. - 10-дневное «веселье» может создать у власть имущих и у некоторой части народа впечатление, что все вернулось на круги своя, к политической тиши прошлого десятилетия. Нет, не вернулось. И уже никогда не вернется, – сказал на днях Чаплин в своих «Непраздн(ичн)ых мыслях».

Чаплин - один из немногих, в том числе и в РПЦ, кто может себе позволить раскрыться – говорить в правой публицистике. Он грамотно перехватывает инициативу у КПРФ, что за народ, за национализацию ресурсов и не допустит оранжевого варианта.

У новых коммунистов это началось еще с известного письма писателей в защиту ГКЧП, сплотившихся вокруг журналов «Молодая гвардия» и «Наш современник». Первым тогда стоял классик Юрий Бондарев. Ортодоксальные советские писатели уверяли в иноземном влиянии на перестройку, в том, что русскому народу свойственен коллективизм. В 90-е годы патриоты маргинализовались. Запомнился Баркашов, казаки, рижский ОМОН, бригада «Днестр», примкнувшие лидеры преступных сообществ. Петербургу известны «тамбовские» авторитеты - Вячеслав Шевченко, Михаил Глущенко, Кумарин, отливавшие колокола. Для них нужды государства якобы были важнее, чем индивидуальные ценности. Плюс их воинствующий национализм, закончившийся убийством Галины Старовойтовой. Но, как доказал осенью прошлого года документальный проект «Фонтанки» «Крыша», - все они вымерли.

Сегодня же, умышленно обгоняя интриги мартовских выборов, Чаплин демонстрирует мощную, уже им сформированную идеологию будущего.

Ее колонны он определил популярно и мастерски:

- не особо обращать внимание на демократию – «… если бы в феврале и октябре 1917 года власть достойно, как ей подобает, отреагировала на действия мятежников, которые отнюдь не представляли наш народ…»;

- сплотиться вокруг православия – «воли политической и нравственной»;

- поставить компрадорскую буржуазию раком - под контроль государства – «Я убежден, что вслед за Ходорковским должны отправиться виновные в том же, в чем виновен он».

В данной конструкции крайне будут востребованы такие как, губернатор Белгородской области Савченко, отменивший ночные дискотеки и продавивший закон божий в школах. Кстати, поддержанный региональным общественным мнением. Наш Георгий Полтавченко - просто добрый как человек, но из этого же теста, конечно.

И у этой программы есть слабые места. Если всякий православный чекист станет преследовать капиталистов-космополитов, то, что делать с тимченками? Разумеется, посыл идет к легализации капиталов честных русских купцов, а список Форбс - в шредер. Схема старинна, как ночной разбой – «отдай, а то уронишь». Можно донести и по-иному – перераспределяй награбленное.

Пикантность же заключается в том, что выбирать, кто есть кто, должен тогда совет мудрецов. Можно и по Тиберию: «Друзьям все – врагам закон», но опять же, кто будет судить? А потом именно этот алгоритм Владимира Владимировича и раздражает до зевоты.

Ассоциации заявленного относят нас к царствованию Александра III или ближе - к республике Иран. В Иране же есть и парламент, и несколько партий и оппозиция, но высшие вопросы решает Совет стражей. Методологические расхождения не очевидны. Внешнее отличие в одном – у нас наливай да пей, а там жарче и сухо.

Реализация такой политической программы невозможна без массовой мобилизации. Это практически марксизм. Площадь Сахарова тут мала. Вот трибун и взывает к консервативной армии: «Россия теряет политическую свою волю именно потому, что она не участвует в полную силу в мировых политических процессах. Мы сейчас отправили корабли к берегам Сирии – это хорошо, это должно быть только начало. Во всех тех местах, где люди озабочены опасностью цветных экспериментов над теми или иными народами, Россия вполне может присутствовать, в том числе военным образом, полномасштабно, даже если это будет означать участие в военных действиях. И вот в этих действиях должен участвовать, по крайней мере, весь мужской элемент нашего народа, включая тех самых хомячков. Те из них, кто выживут, наверное, станут людьми» (см. «Непраздн(ичн)ые мысли»). Но с 1945 года в нашей стране делалось все, чтобы армия не была элитой общества. Для Латинской Америки или Турции нам просто ее не хватает. А для превращения масс в пучок нужно простое объяснение. Яркие метафоры Муссолини (лично мне они по душе) – надо жить опасно, хватит жить удобно, расплывчаты.

Пассионарности может помочь старый добрый антисемитизм. Вроде бы евреев мало, но среди буржуазии достаточно, к тому же крупняков не гонят от трона. Возвращаемся к зачисткам. Мысль удивительна тем, что она вечная. Но и несет трудно оценимые риски. Если Сурков создал скучные молодежные движения чисто для защиты строя, то тут нужны факелы, а совершенно не факт, что футбольные фанаты сплотятся против абстрактных жидомасонов. Они как раз не хотят кормить Кавказ. Что же касается субкультуры боровиковых-воеводиных, то навряд ли подобные персонажи позволят возглавить себя, тем более, что их замес основан на язычестве. К тому же легко можно предположить возникновение десятков правых неонавальных на местах. Можем получить неуправляемый агрессивный хаос вместо структурного похода на Мадрид.

Заодно надо крепко чесать затылок, чтобы обосновать, отчего Абрамовичу покупать «Челси» нельзя, а Рыболовлеву ФК «Монако» можно. Отчего Вексельбергу «чемодан-вокзал», а ковальчуки и фурсенки, по родственникам не совсем славяне, все же свои. Надо же доказать как-то, что записным евреям воровать нельзя, а патриотам можно. К тому же если заявить о еврейском вопросе надпольно, то мгновенно нарисуется проблема капиталов на Западе. Это вам не турки с французским признанием геноцида армян.

С другой стороны, чтобы не обвинили в единообразии, Всеволод Чаплин ужесточает и отношение к мигрантам вообще. Они «должны проходить регистрацию – пусть электронную – по крайней мере раз в три дня. Для тех, кто не сделает, - под уголовное наказание». Вот эту «колонну» встретят на «ура!».

Чаплин образован, талантлив, доходчив и знает правила игры в инете. Он не занудствует нравоучениями, дескать, нам необходима духовная концепция, возникающая из общей реакции бытия против материалистического позитивизма. Его неожиданный гамбит продолжается окаянными мыслями с точки зрения руководства федеральных телеканалов. Тут и нечистой силе крыть нечем. Наш блядовитый голубой экран не подходит под цензуру ни одной развитой страны. Ну, может, только с Италией посоревнуемся, где также столь сильно католичество. Там тоже девочки гоу-гоу, раздеваемся на скорость, смс-голосование за лучшие формы. Да и с Голландией, где на телевидении порой предлагают отведать человеческого мяса. Правда и то, что телеэкономика запутана вплоть до издевательства над местничеством. У Роднянского, например, компания «Родня» предоставляет продукцию на «Пятый канал», который он же и перезапускал. Любая реформация, а не то, чтобы выемки из кабинетов, вызовет осмысленный бунт шоу-бизнеса. Что скажет Стас Михайлов? Тяжелые удары понесут Галкин и Пугачева.

Чаплин фактически требует заменить Эрнста, Кулистикова и Добродеева на «патриотично настроенных журналистов. Сам же и называет этих богатырей: главный пропагандистский калибр телеканала «России» Аркадий Мамонтов, главный редактор журнала «Русский дом» Александр Крутов и инициатор создания православного канала «Спас» Иван Демидов. Вот и чуть подредактированное общественное телевидение, с перепугу обещанное уходящим Медведевым.

Нюанс заключается в том, что эрнсты и даже ковальчуки - часовые эфира. И также послушны. Скажите им: поменьше оливье, побольше доктрины борьбы - и за неделю все изменится. Они могут работать в любых жанрах - от стилистики ушедшей программы «Взгляд» до «Лебединого озера». Их кадры всегда готовы выполнить любую задачу. Звонок друга и неправильные списки телегостей заменят на правильные. Вот вам и новая риторика, а не севрюжина с хреном.

В случае, если выбирается этот путь к храму, то Сурковым становится Чаплин и наиболее омерзительные представители московской тусовки бегут в Милан. Остаются с шопингом, исчезают в безвестности.

У Путина позиции ослабли – за кого правоохранители не понятно, ему надо, а может быть, и приятно, будет прислушаться. Приходят крепкие губернаторы с обветренными лицами. Кто у них общий враг - выбирают сами. При этом не забывают и о том, что русские ценности свойственны и другим религиям, так как без казанских татар и горцев целостности не бывать.

После дикой приватизации, затем странного режима, сильно смягченного ценами на нефть, часть уверенной сильной православной буржуазии оказываются вокруг трона в статусе рыцарей реванша. Они мстят жирной камарилье за отданные ими же откаты. За разговор через губу, за кушать подано. И никакой мировой закулисы. Никакого любимого термина сотрудников КГБ о ползучей контрреволюции. Одно служебное рвение. Для этого надо лишь обозначить уже выстроенную подпольно вертикаль и превратить ее в легальную православную партию. Голоса собрать не мудрено – к поясу Богородицы стояло побольше, чем требующих отставки Чурова.

К тому же – не все так страшно. Вегетарианские наработки этой модели мы проходили. В 1999 году с Путиным Ельцин понятийно проговорил, кого не надо трогать. Потом Березовского и Гусинского сбросили, и оно полетело. Ведь можно отделаться и минимальными потерями. Ну, скажет лидер паре-тройке «меньшиковых»: «Парни, так вышло, без обид. Войдите в положение – валите отсюда, пока не занялось. Хотите, на Сардинию, хотите, Лукашенко вам будет рад. Все что могу. Пока. На созвоне».

Это и есть Новая Византия - управление у императора, идеология в руках священников. А вот вся власть диктатуре нашего Синедриона.

«Если власть не хочет быть медленно загрызенной, а народ – кормить чужую армию и чужой бизнес, нужно переходить от «стабильности» к диктатуре совести и воли», - заявляет Всеволод Чаплин. Он борется за навального, но не как за человека, а как за успешную тактику. Ему было «как лидеру русских организаций стыдно стоять на одной трибуне с Немцовым, Каспаровым, Собчак». Сегодня нам он, как Навальный, выкрикивает: «Да или нет?!»

Евгений Вышенков, Фонтанка.ру

www.hurd.ru

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100