Новости Петербурга

Крестный ход объединил красноармейцев и верующих

09:57:41, 05 ноября 2013
Крестный ход объединил красноармейцев и верующих

Крестный ход, приуроченный к православному дню Казанской иконы Божией Матери и светскому поводу для народного единства, получился праздником, несмотря на дождливую погоду, светлым. Но нервозным. Тревожности добавляли «наряды усиления» - от ОМОНа до ЧОПов, - которые во имя порядка выстроились коридором у выхода из Казанского собора и у главного входа в собор Исаакиевский. В итоге собор верующие буквально взяли штурмом, прорвав полицейское оцепление.

В полдень у Казанского собора, откуда вот-вот должен был начаться крестный ход, воцарилась атмосфера торжественного ожидания. Пока в Казанском соборе завершалась праздничная литургия, на улице собирались те, кто не пришел в храм к 10 утра. Со стороны канала Грибоедова стройной зеленой шеренгой выстроились полтора десятка биотуалетов, нищие протягивали для подаяний ладони и пластиковые стаканчики. Недалеко от памятника Кутузову стояла группа молодых людей, одетых в форму красноармейцев. Длинные шерстяные шинели в промозглую погоду вызывали понятную зависть.

Как выяснилось, товарищи представляли военно-патриотическую организацию «Красная Звезда», которая занимается не только реконструкцией исторических костюмов, но и воспитанием молодежи: например, 2 и 3 ноября клуб провел мероприятия, посвященные блокаде Ленинграда. А 4 ноября «бойцы» в форме подразделения пехоты инженерных войск Рабоче-крестьянской Красной Армии периода 1941 - 1945 годов пришли участвовать в крестном ходе.

«Как же так, ведь Рабоче-крестьянская Красная Армия была, мягко говоря, не слишком совместима с церковью?» - удивился корреспондент "Фонтанки". «Я не знаю, как вам ответить на этот вопрос», - честно признался командир военно-исторического клуба “Ударник” СПб МО ВПО «Красная Звезда» Всеволод Дрелинг. На выручку пришел председатель «Красной Звезды» Павел Бараненко, который провел небольшой исторический ликбез. "За счет церкви во время войны, на их деньги, строились целые танковые бригады", - сказал Павел Бараненко. «Так храмы разоряли и на эти деньги танки строили», - уточнила я. «Это было до 1941 года, а в 1941-м церковь была восстановлена и храмы были открыты, - возразил Бараненко. - И Алексий I из рук Сталина получил автомобиль правительственный с формулировкой «За большой вклад Русской православной церкви в дело изгнания немецко-фашистских захватчиков». Аргумент был убедительный, и возразить было нечего. «В воспитании молодежи часть в плане веры должна присутствовать, - отметил Павел Бараненко. – Правда, у нас нет жесткого направления на православие, у нас есть и мусульмане, и какие-то тонкие течения. Нет, на Курбан-байрам мы в костюмах не ходили. А на крестный ход нас пригласили по линии комитета по молодежной политике».

«Колонну держите, а то потеряете людей! Кому говорю, колонну держите!» - раздался голос юноши в приметной куртке с патриотической символикой. Оказалось, что колонну формировали «молодогвардейцы», приглашенные в количестве 200 человек тем же комитетом по молодежной политике. «Сегодня большой праздник, - сказал заместитель руководителя регионального отделения «Молодой гвардии» «Единой России» по идеологической работе Александр Маликов. - Рядом с нами вот идут люди в исторических одеждах прошлого времени, а мы, можно сказать, молодежь. У нас одна история, нам делить нечего». «Молодогвардейцы» вместо икон принесли с собой на крестный ход свернутые флаги своего движения.

Между тем на Казанской улице у бокового выхода из Казанского собора наметилось какое-то движение, и все устремились туда. Мгновенно образовалась плотная толпа. Люди в толпе замерли в ожидании, у многих в руках были иконы, кто-то привел с собой маленьких детей и посадил на плечи, чтобы им было лучше видно.

Но были и случайные прохожие. «Пропустите меня, пропустите, я к стоматологу опаздываю, у меня талон!» - взывал молодой мужчина в кожаной куртке, но его не пропускали – это было уже физически невозможно. «Не толкайтесь, уже не пропустят, - укоризненно говорила пожилая женщина с иконой. – Люди, которые свой город знают, здесь бы и не пошли, обойти надо было». Тем не менее поблизости обнаружилось еще несколько человек, шедших по своим делам и нечаянно угодивших в толпу, как муравьи в каплю сосновой смолы. «Вот молодой человек тоже домой шел», - замечает кто-то, кивая в сторону тела, распластанного по фасаду дома 1 по Казанской улице.

Корреспондент "Фонтанки" со всей очевидностью понимает, что отсюда пора выбираться, - ему и паре «попавшихся» это удается. Со стороны канала Грибоедова, между тем, можно пройти совершенно свободно. Но Казанская площадь за собором плотно заставлена спецтранспортом. Проскользнув между бортами машин, натыкаешься на плотное оцепление: здесь в два ряда стоят полицейские, народные дружинники и казаки. Молодая девушка с распущенными по плечам волосами преграждает путь. В народной дружине она уже два года. «Это занимает по четыре часа в день, - говорит она. – Ходим в патрули, мне по приколу. Здесь вот с 9 утра».

Крестный ход должен вот-вот выйти из Казанского собора, оцепление сдерживает людей, не выпуская никого на эту часть Казанской улицы. Перемещения вдоль оцепления тоже не приветствуются. «А вы меня не толкайте! - раздается сердитый возглас молодой женщины в платочке: народный дружинник не слишком церемонно указал ей ее место. – Не толкайте, говорю! А то я сейчас тоже толкну». «На крестный ход пришли, а ругаетесь», - обижается дружинник. И тут же пресекает мою попытку перебежать на другую сторону улицы. «Пресса? Про то, что прессе туда можно, ничего не знаю, а раз не знаю, пусть прессе тоже будет нельзя», - это уже второй потрясающий воображение аргумент за последние полчаса. Тем не менее удается прибиться к фотокорреспондентам и сменить диспозицию. Из толпы двое дружинников под руки выводят пожилую женщину – ей нехорошо.

Наконец, из дверей показываются первые хоругвеносцы, среди них – депутат ЗакСа Виталий Милонов в церковном облачении и с золотым крестом в руках. «Главное - не трогайте их, вообще к ним не прикасайтесь, - дает последние инструкции человек в казачьих одеждах своим товарищам с эмблемами «Казачьей стражи» на черных куртках. – Они обидчивые очень, и не дай Бог, с техникой что случится. Но следить надо – если кто-то упадет, крестный ход не остановишь - затопчут». Оказывается, речь идет о фотографах.

Крестный ход начинает движение по Казанской улице. Дымно пахнет ладаном, звучит колокольный звон – небольшие звонницы установлены прямо на автомобилях, сопровождающих процессию и бодрым перезвоном словно задают ритм. По узкой Казанской улице участники крестного хода идут споро, маршевым шагом. Сначала движутся иерархи церкви и священнослужители в шитых золотом облачениях с хоругвями и иконами. Эту часть процессии сопровождает оцепление. Один из священнослужителей, шагая спиной вперед, дирижирует верующими прямо сквозь строй омоновцев в черных куртках – поют «Символ веры». Лица омоновцев непроницаемы, губы сжаты. Прохожие замирают на тротуарах с телефонами и фотоаппаратами в вытянутых руках, на Гороховой улице из кафе выскакивают поглазеть одетые в униформу официанты. Лица людей сосредоточены, некоторые широко крестятся. Прямо на асфальте, прислонившись спиной к фонарному столбу, сидит, скрестив ноги, молодой человек. Одет в хорошее пальто и чистые брюки, лицо бледное, веки красные. Остановившимся взглядом он провожает шествие. Был бы вылитый народоволец, если б не хипстерский полосатый шарф.

Шествие выходит на более широкую Малую Морскую улицу, и течение человеческого потока становится шире и медленнее. Исаакиевский собор встречает крестный ход колокольным звоном, глубоким и раскатистым. Шествие устремляется к главному входу в собор. В толпе раздается вздох – на ступенях в два ряда стоит плотный коридор из полиции. Оцепление пропускает внутрь служителей церкви с хоругвями и смыкается перед верующими. «С правой и левой стороны для вас работают два входа в собор!» - объявляют по громкой связи, но люди уже не могут развернуться и напирают на сцепившихся за руки полицейских.

«Давайте поднажмем, они и пропустят, - беззлобно подзадоривает соседей по толпе старушка-«божий одуванчик». – Не могут же они нас не пустить». И действительно – не могут. Оцепление выдерживает один-два натиска женщин с иконами и детьми и, конечно, прорывается. «Православные, вы что, оборзели?» - в отчаянии восклицает протодиакон в сиреневой скуфье, безуспешно попытавшийся предотвратить прорыв. Но православные уже текут в собор, рамки металлодетекторов на входе надрываются писком, но людей уже никто не останавливает. Спустя пятнадцать минут, когда первый накал страстей миновал, у главного входа встает шеренга народных дружинников, им что-то втолковывает мужчина в форме. Когда корреспондент "Фонтанки" замедляет шаги рядом с шеренгой, чтобы подслушать инструктаж, одна из женщин в шеренге оборачивается и, приветливо улыбнувшись, предлагает войти в собор. Просто и безо всякой давки.

На улице начинается дождь, но около 300 человек остаются снаружи, чтобы послушать трансляцию. «А почему вы внутрь не идете?» - спрашиваю у двух женщин с девочкой лет восьми, которые остановились чуть в стороне от толпы. В руках у одной из женщин икона. «А мы еле вышли из Казанского, там такая давка, и мы в конце оказались, - говорит она. – Пока будешь продираться, и молебен закончится. Мы из Ленобласти на крестный ход приехали, из Тосненского района».

Слушали трансляцию молебна снаружи и представители содружества ветеранских организаций Санкт-Петербурга и Ленинградской области «За други своя». «Мы решили остаться снаружи, чтобы другим хватило места, тем, кто замерз, - объяснил руководитель организации Валентин Боцвин. – Нас сегодня здесь немного, потому что усиление потребовалось в разных районах города, сегодня будет еще «Русский марш», и наши ребята дежурят. В нашей организации присутствуют и воздушно-десантные войска, и спецназ, и разведка, и морфлот. И мы обозначили свое присутствие на этом празднике. Быть патриотом и не быть в той или иной мере религиозным невозможно. В прошлом году мы были соорганизаторами. В этом году нам пришло приглашение от депутата Виталия Милонова. Это действительно день народного единства – здесь присутствует и мусульманская организация «Действие», дружественная нам. Они занимают активную гражданскую позицию в отношении нравственности, а в Петербурге в этом плане работы - непочатый край».

Молебен, между тем, завершился, и к верующим обратился епископ Кронштадтский Назарий. «Нет с нами нашего ангела-хранителя сейчас, митрополита Владимира, он не служит с нами», - сказал епископ Назарий. Как пояснил «Фонтанке» руководитель пресс-службы Санкт-Петербургской митрополии Алексей Волчков, пока официальной информации о причине отсутствия митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира на крестном ходе, нет. В пресс-службе Санкт-Петербургской митрополии отметили, что накануне митрополит Владимир в Казанском соборе присутствовал.

Непосредственно перед целованием креста, завершающим молебен, от имени Смольного высказался вице-губернатор Василий Кичеджи. Чиновник отметил, что задача власти – не только «чтобы было тепло в домах, ходил транспорт и работали школы», но и чтобы «настроение людей было радостным».

54 тысячи человек приняли участие в сегодняшнем крестном ходе от Казанского до Исаакиевского собора. Таковы официальные данные ГУ МВД РФ по Петербургу и области. В полиции отметили, что мероприятие прошло без происшествий.

 

Венера Галеева,

"Фонтанка.ру"

P.S. 54 тысячи человек приняли участие в сегодняшнем крестном ходе от Казанского до Исаакиевского собора. Таковы официальные данные ГУ МВД РФ по Петербургу и области. В полиции отметили, что мероприятие прошло без происшествий.

 

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100