Новости Петербурга

Мордовия обогащает Петербург духовно

12:33:30, 06 апреля 2015

В православном Петербурге состоялось очень важное назначение: главным, по сути, духовным лицом в Исаакиевском соборе, ключарём, стал бывший настоятель мордовской церкви архимандрит Серафим, в миру известный как Михаил Шкредь. Такое имя дважды появлялось в прессе под рубрикой "Происшествия". Ещё четыре назначения, связанные с Мордовией – прежним местом службы нового ключаря, а заодно и митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия – заставили "Фонтанку" искать тенденции в духовной жизни нашего города.

Сайт Санкт-Петербургской митрополии сообщил о назначении архимандрита Серафима (Михаила Шкредя) ключарём Исаакиевского собора указом митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия за номером 94. На это отреагировал диакон Андрей Кураев: в своём "Живом журнале" он рассказал о некоторых деталях биографии нового ключаря. "Нареченный протодиакон Исаакиевского собора", – назвал он себя, объяснив свой повышенный интерес к петербургской теме. К тому же Исаакий, добавил он, это не просто собор, это – "третий по величине христианский храм мира".

Знаковая фигура

– Ключарь – это эвфемизм для обозначения настоятеля в том случае, когда настоятелем реально является митрополит, – объяснил "Фонтанке" значение новой должности архимандрита Серафима богослов, историк, диакон РПЦ Александр Мусин. – Глава церковной организации, которая приписана к Исаакиевскому собору, – сам митрополит Варсонофий (Судаков). Второго настоятеля там быть не может. Поэтому ключарь – это фактически "заместитель" настоятеля.

Да и сам собор, продолжает Александр Мусин, знаковый.

– Прихода там нет, официального дохода тоже, – уточняет он. – Но Исаакий – это некая "икона", на которую ориентируются церковно-общественные отношения. У него особый статус и в обществе, и в государстве, и в церкви. И фигура, которая туда ставится, – знаковая. Это человек, который должен олицетворять отношения между культурой церковной и культурой светской.

Андрей Кураев в своём ЖЖ пишет и о юности архимандрита Серафима, но мы эти подробности опускаем. Скажем только, что он был пострижен в монахи в 2001 году, в возрасте 22 лет. В церковной среде это считается нарушением правил. А в 2006-м возведён уже в сан архимандрита. В то время он, уроженец Украины, служил в Свято-Троицком кафедральном соборе города Житомира. Однажды он сообщил в милицию об "акте вандализма и святотатства" во вверенном ему храме: неизвестные изуродовали иконы, нанеся ущерб на 120 тысяч гривен. Вскоре архимандрит Серафим покинул Украину и стал служить в подмосковном городе Пушкино.

В 2007 году газета "Московский комсомолец" рассказала о громком (на тот момент) происшествии: нападению подвергся белорусский священник Валерий Грамович, находившийся в Москве в командировке. По данным газеты, потерпевший батюшка встретил в столице России своего давнего знакомого – Михаила Шкредя. "А также его друзей – одного монаха и трех иконописцев", – продолжает газета. Все пятеро отправились, если верить "МК", на съёмную квартиру к Валерию Грамовичу, а наутро соседи батюшки, пишет газета, были разбужены криком "Убивают!". Вызванная милиция зафиксировала жалобы белорусского священника на побои, на кражу мобильного телефона, 25 тысяч долларов наличными, золота на 10 тысяч долларов и двух икон – XVIII и XIX веков. Милиция безуспешно искала священника по фамилии Шкредь, а также монаха и двух иконописцев. Видимо, не нашла.

"Фонтанка" попросила самого отца Серафима (в миру – Михаил Владимирович Шкредь) рассказать, что означают эти наверняка вымышленные россказни. Он ответил – ложь, ничего подобного не было. И действительно, уголовное дело о краже денег, золота и икон у отца Валерия Грамовича так никогда и не поступило в суды. Однако из Подмосковья архимандрит Серафим скоро уехал в Мордовию. И там служил в посёлке Кадошкино под Саранском настоятелем церкви во имя святителя Игнатия Брянчанинова.

И вот – новый резкий виток в карьере батюшки: из Мордовии он приехал в Петербург, чтобы стать главным, по сути, духовным лицом в "третьем по величине христианском храме мира".

Скрепы тарелочные и кружечные

Как рассказал "Фонтанке" Александр Мусин, в Исаакиевском соборе, который официально остаётся государственным музеем, нет прихода как такового.

– Там проходят службы по договорённости между дирекцией собора и епархией, – объяснил Мусин.

Но храм – это такое место, где аккумулируются не только духовные скрепы, но ещё деньги. Пусть официально в Исаакии нет прихода, но так называемых тарелочных сборов (верующих обходят с тарелкой во время службы) и кружечных (стоит постоянно "тара" для пожертвований) никто не отменял. А место в смысле туризма такое, что масштаб явления можно, наверное, сравнивать со сборами крупных приходов.

– Там есть киоск, где продают свечи, иконки и всё остальное, – добавляет Александр Мусин. – То есть доход идёт. Поскольку Исаакий – место очень посещаемое, то и доход там приличный. Конечно, это не такая "фабрика духовных скреп", как Никольский собор или Лавра, но, тем не менее, колёсики вертятся.

Назначением в Исаакиевский собор отец Серафим обязан митрополиту Петербургскому и Ладожскому Варсонофию (Судакову). Тот ровно год назад, в марте 2014-го, приехал из Мордовии, где тоже был митрополитом. И ключарь в Исаакии – это не первый за этот год переезд в Петербург священника из Саранска.

В январе этого года настоятелем Сампсониевского собора был назначен протоиерей Александр Пелин. Прежде он тоже служил в Мордовии, был ректором Саранского духовного училища. Сампсониевский собор, который он теперь возглавляет, входит в один музейный комплекс с Исаакием.

В сентябре 2104-го указом митрополита Варсонофия был отправлен на покой настоятель храма святых апостолов Петра и Павла в Шувалово, а его место занял бывший пресс-секретарь Саранского епархиального управления и проректор Саранского духовного училища игумен Силуан (Туманов).

В августе прошлого года настоятелем Спасо-Преображенского храма был назначен протоиерей Николай Брындин. Одновременно он стал председателем отдела по церковной благотворительности и социальному служению Санкт-Петербургской митрополии.

А в январе этого года в Сети с лёгкой руки все того же Андрея Кураева появилась анкета-автобиография, которую Брындин, новый глава социально-благотворительного департамента попросил заполнить всех священников. "Даже КГБ такого не требовало", – комментировал анкету Кураев. Требовались подробнейшие данные не только на самих батюшек, но также их жён, детей и родителей – с указанием девичьих фамилий и сегодняшнего рода занятий. Кроме того, надо было подробно описать своё имущество. И в каких войсках служили. А если не служили – почему (статья и заболевание). К анкете должна была прилагаться фотография 10,5 на 14,85 сантиметра. "Говорят, фотки именно такого размера требуются в личные дела офицеров ВС", – добавлял Андрей Кураев.

Вдобавок в надёжных руках оказался финансово-хозяйственный отдел Санкт-Петербургской епархии: его возглавляет брат митрополита – протоиерей Сергий Судаков.

Пять – это скромно
    
По мнению Александра Мусина, по упомянутым назначениям можно судить о тенденции, наметившейся за минувший год в "духовном Петербурге": ключевые места начинают занимать священники, от которых митрополит может ожидать личной преданности.

– Вырисовывается предварительная схема назначений на те места, которые церковью ещё не "освоены", – объясняет Александр Мусин. – Речь идёт уже не только о том, что митрополит хочет взять под контроль существующие финансовые потоки. Где-то он играет на опережение, чтобы контролировать то, что перспективно, что может приносить доход в будущем.

В Санкт-Петербургской митрополии не считают, что по состоявшимся назначениям можно судить о тенденции.

– За год служения высокопросвященнейшего Варсонофия главой Санкт-Петербургской епархии вам известно пять случаев назначений на новые посты в епархии людей, приехавших с ним из Саранска, – заметил глава пресс-службы митрополии Алексей Волчков. – Мне кажется, пять назначений за год – это не очень большое количество кадровых решений. Поэтому говорить о какой-либо тенденции преждевременно.

Если же говорить не о количестве назначений, а об их качестве, то не такие уж они, получается, знаковые.

– Сампсониевский собор долгое время был и сейчас остаётся храмом-музеем, и эта музейность до поры до времени в нём превалировала, он не был таким уж определяющим для духовной жизни Петербурга, – объяснил Алексей Волчков. – Спасо-Преображенский храм – да, это большой духовный центр. Но жизнь епархии так устроена, что социальный отдел, который поручен отцу Николаю, отчасти финансируется за счёт того прихода, где настоятельствует его глава. То есть получается, что грантодателем на социальные проекты в епархии оказывается Спасо-Преображенский собор. И кому даётся такое затратное дело, как социальная работа, тому логично предоставить и такой большой собор, где есть ресурсы для оказания помощи по тому или иному направлению общеепархиальной жизни.

Он добавил, что с отцом Серафимом, ставшим ключарём Исаакиевского собора, лично пока не знаком и комментировать его назначение не может.

– Но что касается других названных лиц, то они – вполне подходящие Санкт-Петербургу священники, очень образованные, даровитые, активные, – продолжил Александр Волчков. – И эти назначения можно только приветствовать. Эти люди обогатили Санкт-Петербургскую епархию. Они уже много сделали, и мы надеемся, что ими много инициатив будет реализовано на благо и процветание Санкт-Петербургской епархии.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Фонтанка.ру

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100