Криминал

«Крестовый» поход: Авторитеты с Востока обживают наши зоны

17:37:50, 20 июня 2005
«Крестовый» поход: Авторитеты с Востока обживают наши зоны
В колонии Ленинградской области вот уже несколько месяцев прибывают заключенные из самых разных уголков России, в том числе из Сибири, Приуралья и Дальнего Востока. Многие из этих людей довольно влиятельны в «воровском» мире. Что может нести за собой приток «свежей крови» в наши зоны? На этот и другие вопросы «МК» в Питере» отвечает начальник ГУИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти Валерий Заборовский

— Валерий Александрович, как известно, новый УПК изменил порядок отбывания наказания заключенных. Как Главное управление исполнения наказаний по Петербургу и Ленобласти справилось с нововведениями?

— Я думаю, справилось. Впрочем, до конца мы еще эту реформу не довели. К примеру, у нас не было условий для некоторых категорий заключенных. В частности, для осужденных к тюремному режиму и попавших на особый режим. («Особый режим» считается самым строгим из всех существующих в нашей стране. Например, в колониях особого режима отбывают сроки наказания приговоренные к пожизненному заключению. — Прим. ред.) Но в скором времени мы и это исправим. Отделение тюремного режима на 50 человек уже открыто. А колонию особого режима мы собираемся построить в ближайшие год-два в Борисовой Гриве.

— Приток новых заключенных повлияет на общую численность осужденных, отбывающих свои сроки в нашем регионе?

— В прошлом году к нам поступило около 800 заключенных из других регионов. Всего сейчас в местах лишения свободы Петербурга и области находится около 17 тысяч человек. Но должен заметить, что не только к нам приезжают, но и мы отправляем. Так что сильного увеличения числа заключенных не будет. Возможно, немного возрастет количество отбывающих срок в колониях строгого режима.

— Известно, что на строгий режим попадают те, кто совершает особо тяжкие преступления. Не получится ли, что из-за увеличения числа таких заключенных у нас станет больше таких ЧП, как массовая голодовка в феврале прошлого года?

— Упомянутая вами голодовка никакое не ЧП, а неудачная попытка раскачать ситуацию в регионе накануне президентских выборов в марте 2004 года. Ведь что получилось — во всех газетах, в том числе и федеральных, вовсю кричали о голодовке, которую начали заключенные в колонии в Форносово, а в этот день в той самой колонии проходил футбольный матч и сами заключенные о «голодовке» слыхом не слыхивали. Голодали в основном в «Крестах», и тех, кто действительно объявил голодовку, в общей сложности было около 100 человек из 18 тысяч. И прекращена голодовка была практически через сутки.

— А правда ли, что голодовка была объявлена по «прогону» смотрящего за местами лишения свободы в Петербурге и области «вора в законе» Алексея Гудыны, или, как его называют, Лехи Иркутского?

— По этому поводу могу сказать только одно — он это не отрицал, но и не утверждал.

— Большинство так называемых «бунтов» среди заключенных связано с тем, что администрация колонии нарушает их права, а иной возможности добиться справедливости у них нет...

— У заключенных имеется масса способов донести до соответствующих органов любые факты нарушения их прав, не прибегая к нарушениям и бунтам. А уж во всем, что касается нарушений прав заключенных, наши подопечные подкованы порой даже лучше некоторых адвокатов. Если такие факты всплывают (а рано или поздно они все равно всплывают), то в такие учреждения тут же направляются проверки. И можете мне поверить, в нынешнее время это не те проверки, которые были в советские времена. В таких комиссиях обязательно присутствуют правозащитники, различные представители общественных организаций. Многие из них во что бы то ни стало стараются вскрыть факты нарушений прав заключенных. А мы в этом, кстати, сами заинтересованы.

— Ходят слухи, что криминальные авторитеты, находящиеся под следствием и помещенные в следственные изоляторы, имеют постоянную возможность руководить своими бригадами по сотовым телефонам.

— Вы были бы частично правы, если бы наш разговор проходил год назад. Сейчас совершенно другая ситуация. В прошлом году мы получили аппаратуру, которая позволяет обнаружить не только сотовый телефон, но даже и сим-карту. За прошлый год нами изъято 600 телефонов. Так что с предотвращением незаконного использования заключенными средств связи у нас теперь наводится порядок. А в скором времени установим аппаратуру, которая будет просто гасить сотовые телефоны на территориях СИЗО. Причем на работу служебных радиостанций и связи из стоящих рядом с изоляторами зданий подобная техника никак не влияет. Как бы ни было трудно, мы стараемся идти в ногу со временем. Ведь посмотрите, насколько облегчилась работа конвойного полка, наших контролеров, других служб после того, как в некоторых СИЗО была установлена видеоконференцсвязь. Это экономит не только время, но и деньги.

— Кстати, насчет денег. Ваши сотрудники довольно много потеряли в связи с монетизацией льгот.

— Льготы, как для наших сотрудников, так и для желающих поступить на службу в УИС, были довольно весомым аргументом для того, чтобы работать в ГУИН и подведомственных ему учреждениях. К счастью, ряд льгот нам все-таки оставили. В первую очередь это льготы по обучению, стажу, пенсионному обеспечению. Ну, а с проездом... Эта проблема уже решена, выдается компенсация.

— Неужели нет нехватки сотрудников?

— Разумеется, есть. Труд в уголовно-исполнительной системе на всех должностях без исключений очень и очень ответственный и нелегкий. Более того, требующий профессиональной и специальной подготовки, постоянного напряжения. Поэтому отбор, как вы понимаете, серьезный. Оплата за такой труд должна быть соответствующей. Малейшая диспропорция в этом плане сказывается на количественном и качественном некомплекте. Сейчас предпринимаются меры по повышению денежного довольствия сотрудникам.

— А как насчет жилья? Насколько я понимаю, перспектива получить квартиру может привлечь к вам довольно много народу.

— Это действительно так. В настоящее время очередь на улучшение жилищных условий среди наших сотрудников насчитывает более 700 человек. В прошлом году мы получили разрешение на строительство дома. Причем финансирование строительства обеспечивала федеральная служба. От администрации Петербурга требовалось лишь выделить нам пятно под застройку. Однако мы столкнулись с неожиданными препятствиями. Нам вроде и не отказывают, но заставляют ходить по какому-то замкнутому кругу. К примеру, объявляют, что принято решение о выделении пятна под застройку в Сестрорецке. Но не успели мы оформить документы, как нам объявляют, что пятно у нас забирают. И так несколько раз. Но я уверен, что вопрос будет решен в ближайшее время, ведь мы знаем о желании губернатора Петербурга Валентины Матвиенко помочь нам в строительстве жилья.

— Валерий Александрович, после вашего прихода на пост начальника ГУИН в изоляторах Петербурга в разы снизилось количество заключенных, и теперь в СИЗО значительно улучшились условия содержания...

— Решение этой проблемы — задача общая. И ее успешная реализация — это плод усилий и Федерального Собрания, и Генпрокуратуры, и Минюста. Но основную роль сыграло введение в действие нового Уголовно-процессуального кодекса. Снижение численности в изоляторах позволило нам начать капитальную реконструкцию в СИЗО, что, в конечно счете, существенно улучшает условия содержания под стражей. Тем не менее, хочу посоветовать петербуржцам и жителям области, чтобы они попадали в те же «Кресты» лишь на экскурсию.

Сергей Житников
Газета Московский Комсомолец в Питере №12/21 за 23-03-2005

МК в Питере

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100